Оценка турецкими специалистами развертывания Россией системы РЭБ «Сапсан-Конвой» в Сирии

Успешное применение ВС Турции беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) национального производства на нескольких театрах военных действий и значительный экспортный успех турецкой оборонной промышленности на этом направлении, вероятно, вызвали определенную эйфорию местного экспертного сообщества в отношении данного вида вооружений. Очевидно, этим объясняется острая реакция некоторых турецких экспертов на сообщение о появлении в России новой перспективной системы поражения БПЛА и возможности её переброски в Сирию.

Как известно, летом 2020 года Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу заявил, что мобильный многофункциональный комплекс борьбы с БПЛА «Сапсан-Конвой» может быть развернут в Сирийской Арабской Республике (САР) после его участия в учениях «Кавказ-2020» в сентябре.

С оценкой такого шага России выступили аналитики турецкого независимого Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM, г. Стамбул). По их мнению, несмотря на достижения турецких беспилотников в ходе операции «Весенний щит» в начале 2020 года и результаты, продемонстрированные в Нагорном Карабахе против «армянских оккупационных сил», следует внимательно изучить все последствия поставки упомянутой системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в Сирию. Это тем более важно в условиях, когда на повестке дня стоит возможная операция ВС САР в Идлибе.

 

Техническая оценка мобильной системы РЭБ «Сапсан–Конвой»

Система РЭБ «Сапсан-Конвой» производится концерном «Автоматика» при Государственной корпорации «Ростех» и демонстрировалась ​​на международном оборонном форуме «Арми» в августе 2020 года.

Комплекс предназначен для пресечения атак БПЛА (в том числе с применением тактики «роя»). Его возможности по обнаружению целей основаны на инфракрасных оптических датчиках и инфраструктуре электронной разведки. Оценивая изображения комплекса, на которых «Сапсан-Конвой» представлен на внедорожных платформах, турецкие эксперты справедливо полагают, что система обеспечивает органическую защиту маневрирующих частей и их боевое применение в условиях, где доминирует высокий темп ведения боевых действий.

Пропускная способность «Сапсан-Конвой» по интерфейсу Ethernet составляет 1000 Мбит/с, что дает возможность визуального представления оператору АРМ данных до 1000 сопровождаемых целей. Азимут действия по горизонту 360, рабочий угол возвышения 5-90 градусов.  Специалисты EDAM особо отметили, что согласно своим тактико-техническим характеристикам «Сапсан-Конвой» способен обнаруживать цели, движущиеся со скоростью 0-300 м/с и имеющие эффективную площадью рассеяния 0,003 кв. м (микро БПЛА типа Mavic). Свое воздействие на цели комплекс оказывает путем обнаружения и подавления в широком электронном частотном диапазоне дистанционно управляемых БПЛА, включая каналы глобальных навигационных спутниковых систем (ГНСС).

Анализируя открытые источники, турецкие специалисты приходят к заключению,  что «Сапсан-Конвой» изначально разработан как средство противодействия БПЛА. В этом контексте он обеспечивает:

  • подавление возможностей и преимуществ управления беспилотными платформами через ГНСС;
  • возможность подавления каналов связи между беспилотной платформой и центром управления;
  • использование электрооптических датчиков для обнаружения БПЛА;
  • применение других вспомогательных подсистем (например, географической привязки и навигации), необходимых для обнаружения и уничтожения БПЛА в рамках сетецентрического подхода к ведению войны.

 

Военно-стратегические аспекты  развертывания системы «Сапсан-Конвой» в Сирии

Проводя оценку возможностей России в области РЭБ с военной точки зрения, аналитики EDAM обращают внимание на следующие три обстоятельства:

  1. Некоторые обзоры в литературе сводят российские концепции противодействия доступу и закрытия территорий (A2/AD) только к оружию, обладающему кинетическими эффектами, таким как стратегические ЗРК С-400, С-300В4 и противокорабельные ракетные комплексы К-300П «Бастион». Между тем, в советско-российском военном подходе системы РЭБ, направленные на нарушение инфраструктуры управления и контроля противника, также являются неотъемлемой частью архитектуры A2/AD.
  2. В последнее время в исследованиях модернизации российской доктрины и боевой организации прослеживается тенденция к обеспечению органическими элементами РЭБ каждой основной маневренной части ВС России.
  3. Уроки, извлеченные из конфликта в Сирии, и опыт недавно завершившейся войны в Нагорном Карабахе показывают, что российский военный подход выдвинул на передний план РЭБ и как средство противодействия БПЛА. Весьма вероятно, что вышеупомянутое понимание будет распространено на действующих лиц, находящихся «в тени Кремля», таких как ВС САР и ВС Армении.

Российская Федерация размещает в Сирии значительное количество систем РЭБ. К их числу относятся наземный комплекс «Красуха-4» и авиационное средство радиоэлектронного подавления  L-175В «Хибины». Они находятся в Сирии с 2015 года и используются для поражения наземных элементов управления противника и радиоэлектронной разведки в X- и Ku-диапазонах.

По мнению турецких экспертов, на настоящем этапе требуется ответить на два критически важных вопроса относительно развертывания комплекса «Сапсан-Конвой» в Сирии. В рамках какой военной концепции может действовать «Сапсан-Конвой», и если такая передача ​​режиму Б.Асада будет осуществлена, как изменится потенциал ВС САР?

С военной точки зрения, «Сапсан-Конвой» – это тактическая система, которая может сопровождать маневрирующие подразделения, действующие в условиях угрозы применения противником БПЛА. Настоящее обстоятельство имеет решающее значение в контексте уроков, извлеченных на полях сражений в последнее время. Например, во время операции «Весенний щит» в феврале — марте 2020 года ВС САР и поддерживавшие их военизированные элементы, понесли серьезные потери от турецких БПЛА. Аналогичным образом, в карабахском конфликте «армянские оккупационные части» также столкнулись с общим наступлением ВС Азербайджана, при поддержке БПЛА турецкого и израильского производства. Со ссылкой на открытые источники утверждается, что беспилотники обеспечили уничтожение 185 основных боевых танков и около 250 единиц артиллерии Армении. Москва, без сомнения, внимательно следила за ходом боевых действий.

Кроме того, согласно российским обозревателям, атака БПЛА на российскую авиабазу «Хмеймим» в январе 2018 года, которая, по утверждению специалистов, имела высокоуровневую организацию и характеристики использования тактики «роя», стала поворотным моментом для военных и оборонного сектора РФ.

Военно-научные исследования, содержащие оценки приведенных выше примеров, показывают, что на поле боя 21-го века все наземные боевые подразделения, включая основные боевые танки, а также бронированные и механизированные элементы, крайне уязвимы для беспилотных систем без необходимого зонтика РЭБ и поддержки мобильных систем ПВО, подключенных к сетевой архитектуре. Таким образом, следует ожидать, что Москва разместит комплексы «Сапсан-Конвой» в Сирии в рамках планов реструктуризации ВС САР и, возможно, их поддержки в случае вероятного наступления на Идлиб.

По заключению аналитиков EDAM, действия России в области РЭБ под командованием генерал-лейтенанта Юрия Ласточкина имеют большое значение для военной политики и военного планирования ВС РФ. В своем заявлении от мая 2017 года  генерал Ю.Ласточкин четко обозначил основную цель РЭБ, которая состоит в том, чтобы подорвать технологическое превосходство противника и, таким образом, изменить стратегический баланс в войне в самом её начале.

Другой фигурой, способной оказать влияние на перспективы внедрения РЭБ в Сирии, считается Главнокомандующий ВКС России генерал-полковник Сергей Суровикин. В представлении турецкой стороны он имеет большой опыт работы с элементами РЭБ в Сирии и реорганизации сирийских вооруженных сил. Считается, что эти два генерала сыграют ведущую роль в развертывании новых средств РЭБ в САР.

Завершая свое исследование, эксперты дают следующие рекомендации лицам, принимающим политические и военные решения в Турции:

  1. Для Российской Федерации Сирия – «военная лаборатория». Военное руководство в лице С.Шойгу и В.Герасимова экспериментировало в этой стране с более, чем 200 новыми системами вооружения (например, крылатыми ракетами «Калибр») и многими проектными разработками (например, с комплексным применением 152 мм артиллерийских систем и БПЛА «Орлан-10»), добившись многих экспортных успехов для российской оборонной промышленности. Электронная война – один из приоритетов российской военной модернизации, особенно после российско-грузинской войны 2008 года. На сирийском театре военных действий много беспилотников. Учения «Кавказ-2020» включали интенсивную отработку вопросов ведения РЭБ. В рамках всех упомянутых признаков весьма вероятно, что комплекс РЭБ «Сапсан-Конвой» будет развернут в Сирии.
  2. Передача систем, подобных «Сапсан-Конвой», режиму Б.Асада может усилить боевую устойчивость ВС САР против турецких БПЛА, особенно на уровне маневрирующих подразделений. В случае задействования подобных систем, например, при проведении операции, масштаба «Весенний щит», потери беспилотных платформ ВС Турции могут оказаться выше ожидаемых.
  3. Широкое оснащение системами РЭБ боевых частей ВС САР ограничит турецкие возможности по ведению разведки и обнаружению целей в боевых порядках сирийской армии. Следует иметь в виду, что для беспилотных систем киберэлектронные риски будут направлены не только против самого аппарата. В этом отношении считается поучительным взлом в Ираке в 2009 году изображений, которые беспилотная платформа ВС США транслировала на наземную станцию ​​управления по каналу передачи данных. Точно так же действия России в области РЭБ на востоке Украины включают обнаружение и обстрел украинских станций управления БПЛА.

Следовательно, угроза применения РЭБ против БПЛА является многомерной, и способы противодействия также следует определять многомерно. Комплекс БПЛА представляет собой целостную структуру, состоящую из таких элементов, как авионика, датчики,  автономные элементы, программное обеспечение, наземная станция управления, каналы передачи данных, системы вооружения и подсистемы управления оружием. Действия противника в области киберэлектронной войны могут направляться на любой компонент или компоненты общей системы. Контрмеры также надлежит планироваться с такой же тщательностью.

  1. В случае возможного конфликта нельзя упускать из виду экономический аспект. В ближайшем будущем турецкая оборонная промышленность перейдет от тактических БПЛА и класса MALE (средневысотные аппараты с большой продолжительностью полета) к системами оперативного и стратегического уровня, как «Акинчи» (Akıncı) и «Аксунгур» (Aksungur). Естественно, их удельная стоимость выше, чем у находящихся в настоящее время на вооружении БПЛА «Байрактар» (Bayraktar TB-2) и ANKA – и их потери возместить труднее.

Кроме того, тот факт, что БПЛА «Акинчи» и «Аксунгур» будут нести дорогое оружие и бортовое оборудование (крылатые ракеты класса «воздух-земля», ГАС Sonobuoy и РЛС AESA) является еще одним фактором, который следует учитывать в контексте оборонной экономики. Хотя РЛС AESA теоретически более невосприимчива к методам РЭБ, как правило, с помощью «Сапсан-Конвой» можно заблокировать SATCOM-соединение платформы или различные датчики. Резюме: понижение рейтинга следующего поколения турецких БПЛА сирийскими (российскими) системами РЭБ не обязательно приведет непосредственно к их потерям, но турецкая оборонная промышленность понесет существенные издержки.

  1. Кроме того, снижение рейтинга турецких БПЛА высокого уровня российскими системами РЭБ в Сирии (или Ливии) также окажет негативное влияние на потенциал Турции в области оборонного экспорта. По утверждению экспертов, успехи турецких «Байрактаров» против российских систем ПВО в Сирии, Ливии и, в конечном итоге, в Нагорном Карабахе были встречены российскими кругами оборонной промышленности аналогичным образом.
  2. На данном этапе не следует забывать, что для победы в войне необходимо выиграть борьбу в электромагнитном спектре и цифро-семантической среде. По этой причине турецким силам безопасности важно включать возможности киберэлектронной борьбы и информационной войны противника в сценарии своих учений с применением беспилотных систем.
  3. Для Турции одна из мер реагирования на увеличение потенциала в области РЭБ в соседних странах заключается в том, чтобы направить средства национальной оборонной промышленности на такие свойства, как наведение на помеху (home-on-jam, HOJ), или дроны-камикадзе (по аналогии с израильским БПЛА Harpy и разработанным на его основе барражирующим боеприпасом Harop). Хотя Турция, как известно, работает над этим вопросом, оптимистических результатов пока нет.
  4. Еще одна область, которая приобретает все большее значение – разработка в интеллектуальных боеприпасах альтернативных решений для подсистем на основе GPS. В частности, противокорабельная ракета «Атмака» (Atmaca) от Roketsan разработана с опорой на исследования в этой области. Кроме того, полезны более устойчивые вложения в разработку каналов передачи данных в условиях ведения радиоэлектронной борьбы. Такая модернизация линий передачи данных важна не только для безопасности платформы, но и для безопасности интеллектуальных боеприпасов и наземных элементов управления.

Таким образом, в Турции внимательно отслеживают достижения России и других стран в области средств противодействия беспилотным летательным аппаратам. Появление на поле боя систем, подобных комплексу «Сапсан-Конвой», воспринимается не только, как угроза турецким БПЛА, но и как причина вероятных экономических и имиджевых потерь для страны и её оборонной промышленности. Очевидно, что на поле боя «Сапсан-Конвой» подобно другим системам ПВО превратиться в первоочередную цель для средств поражения противника. В более долгосрочной перспективе следует ожидать широкого распространения высокоточных боеприпасов, наводимых на источник помех.

55.93MB | MySQL:106 | 0,425sec