О контракте на поставку турецких БПЛА в Марокко

Турецкая компания Baykar Makina, имеющая тесные личные и коммерческие связи с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом, заключила в этом месяце контракт  на поставку ударных беспилотников «Байрактар ТБ-2» марокканской армии. Этот договор не изменит радикально военного баланса между Марокко и Алжиром, но он был подписан как раз в тот момент, когда возобновились военные действия против Фронта ПОЛИСАРИО в Западной Сахаре. Королевские вооруженные силы Марокко (КВС) вскоре получат свои первые вооруженные беспилотники. «Байрактар ТБ-2» будет поставляться турецким производителем Baykar Makina. По данным французских источников, марокканские военные заказали дюжину таких беспилотников вместе с четырьмя наземными станциями управления. Стоимость контракта-строго охраняемая коммерческая  тайна. Переговоры велись уже несколько месяцев, и теперь если командование марокканской армии удовлетворится этой первой партией, могут последовать и другие заказы. «Байрактар ТБ-2»  — средневысотный ударный БПЛА, способный находится в воздухе более 24 часов, продемонстрировавший свою эффективность на различных театрах военных действий турецкой армии — в Сирии и, прежде всего, в Ливии, где в течение нескольких недель его применение позволило поддерживаемому Турцией правительству Фаиза Сарраджа в Триполи переломить ситуацию, создавшуюся после апрельского блицкрига ЛНА в 2020 году. Эти БПЛА уже были проданы Катару, а также Азербайджану, который использовал их в рамках своего наступления в Нагорном Карабахе. Но марокканский контракт Baykar Makina — это первый экспортный контракт этой компании в Африке и Магрибе. Тунис, который также вел предварительные  с Baykar Makina, в конце концов остановил свой выбор на другом турецком БПЛА Anka-S.  Турция завершила в первый экспортный контракт на БПЛА Anka-S в январе.  После нескольких месяцев переговоров тунисцы остановились на трех системах Anka-S, каждая из которых состоит из двух БПЛА и наземной станции. Эти средневысотные БПЛА  могут быть вооружены ракетами MAM-L.  Самое главное, что Тунис не уменьшил размер своего заказа, даже несмотря на то, что его военные не определились, заказать ли две или три системы. В общей сложности контракт должен был стоить более 80 млн долларов. Финансирование осуществляется через Türk Eximbank, который управляет кредитами на несколько сотен миллионов долларов, выделенными специально для закупок Тунисом турецкой военной техники. Этот механизм, созданный в 2015 году, пережил различные политические потрясения и недавно был вновь подтвержден уходящим премьер-министром Туниса Юсефом Шахедом.

Контракт может даже привести к установлению постоянного турецкого присутствия в Тунисе. Опять же, согласно французским источникам, турецкая сторона обсуждает создание партнерства с тунисской компанией по аэронавтике, название которой до сих пор держится в секрете, для выполнения всех или части сборочных работ в Тунисе и, возможно, даже для выполнения будущих экспортных контрактов. Эксперты полагают, что приобретение турецких БПЛА позволит Марокко набрать дополнительные очки в своей ожесточенной гонке вооружений на миллиарды долларов с Алжиром в связи с возобновлением боевых действий в Западной Сахаре. 6 апреля марокканские военные  убили Адду аль-Бендира, начальника жандармерии Сахарской Арабской Демократической Республики. Он погиб после того, как конвой был разбомблен возле оборонительной стены «берма», разделяющей различные зоны спорной территории, контролируемой Марокко и поддерживаемым Алжиром Фронтом ПОЛИСАРИО. Предполагается, что удар был нанесен марокканским истребителем F-16, который наводился на цель одним из трех невооруженных беспилотных летательных аппаратов Harfang, приобретенных Марокко в начале 2020 года. Беспилотник, который был изготовлен компанией Airbus, в значительной степени основан на модели беспилотника Heron компании Israel Aerospace Industries (IAI). Помимо Harfang, в Марокко имеется ряд невооруженных американских БПЛА «Раптор». Рабат  пытался получить вооруженную версию дрона, но его усилия были заблокированы администрациями Б.Обамы и Д.Трампа, которые отказались снять ограничения  на их экспорт, хотя и не возражали против продажи истребителей F-16, тяжелых штурмовых танков M1 Abrams или ударных вертолетов AH-64 Apache, которые в скором времени будут поставлены в Марокко. Однако дипломатическая перестройка, которая произошла в декабре прошлого года, когда отношения между Марокко и Израилем нормализовались в обмен на американское признание марокканского суверенитета над Западной Сахарой, открыла новые перспективы для марокканской армии. Рабат сейчас ведет переговоры с Вашингтоном о покупке высотных дальних БПЛА MQ-9B SeaGuardian, которые не вооружены, но имеют высокие тактико-технические характеристики. К израильским компаниям теперь тоже можно обратиться напрямую. В частности, Рабат сейчас проявляют интерес к продукции израильской компании Bluebird Aero Systems, которая специализируется на разработке и  производстве  тактических разведывательных беспилотников. Нынешний контракт, подписанный с Baykar Makina, также является свидетельством более тесных отношений между Анкарой и Рабатом. Компанию  Baykar Makina, которая за несколько лет стал одним из столпов турецкого военно-промышленного комплекса, возглавляет Сельчук Байрактар, зять президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Контракт  с Марокко потенциально  грозит обострением алжирского раздражения по отношению к Турции. Командование алжирской армии во главе с Саидом Шенгрихой не разделяет протурецкие симпатии  президента Абдельмаджида Теббуна. Алжир никогда не приветствовал тот факт, что турецкий экспедиционный корпус был развернут в Ливии вблизи его границ, а также его фактическое исключение из переговоров о выходе из кризиса в Ливии.

51.6MB | MySQL:101 | 0,337sec