О внутриполитических потрясениях в Иордании в контексте региональной геополитики

События, развернувшиеся в начале апреля в Иордании, показали всю хрупкость политической системы этой ближневосточной страны, еще недавно считавшейся эталоном стабильности в арабском мире. Мы имеем в виду «ночь длинных ножей», состоявшуюся с 4 на 5 апреля и приведшую к домашнему аресту единокровного брата правящего короля Абдаллы II принца Хамзы бен Хусейна и арестам 20 влиятельных чиновников королевства и представителей иорданской элиты. Это событие является беспрецедентным, так как Хашимиты известны своей сплоченностью и нежеланием даже при появлении внутрисемейных противоречий «выносить сор из избы». Развязать репрессии в собственной семье и, тем более, оповестить об ни весь мир, к такому короля Абдаллу II могли подтолкнуть только чрезвычайные обстоятельства, являющиеся основанием айсберга нестабильности.

Однако сначала несколько слов о принце Хамзе. Хамза бен Хусейн является любимым сыном покойного Хусейна бен Талала от четвертого брака с американкой арабского происхождения Лизой Наджиб Халаби. Сейчас принцу 43 года. Покойный король Хусейн хотел оставить трон именно ему, и не сделал этого только потому что Хамза был слишком мал и неопытен. Он передал власть своему сыну Абдалле  (сын от второго брака с англичанкой Антуанетт Аврил Гардинер, после принятия ислама принцесса Муна). Если бы Хусейн прожил еще 10 лет, он, без сомнения, передал бы престол Хамзе, предварительно научив его государственным делам. Все же умирая, он добился от Абдаллы, чтобы последний сделал брата Хамзу наследником престола. Однако в мае 2019 года король Абдалла II отнял у брата статус наследника и назначил на этот пост своего сына Хусейна. Принц Хамза известен своим безупречным поведением. Он не замешан в каких-либо коррупционных скандалах. Хамза чрезвычайно популярен среди бедуинских племен Восточной Иордании, которые ранее были опорой трона, а сейчас все более проявляют недовольство засильем палестинцев в бизнесе и чиновничьей администрации (благодаря их связям с женой Абдаллы II королевой Ранией). В последнее время принц Хамза все чаще появлялся на публике в красной куфие своего отца, словно бы намекая на бедуинскую преемственность. Наверное, в иорданском правительстве это восприняли как претензию на власть, и решили действовать. Главный редактор газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атван считает, что настоящего заговора с целью захвата власти в Иордании не было, а имела место превентивная акция по изоляции политиков, которые могли бы с помощью иностранных государств прибегнуть к дворцовому перевороту в Иорданском Хашимитском Королевстве. Остается узнать: каких государств?

Министр внутренних дел Иордании отметил в своем докладе, что заговорщикам среди королевской семьи и   вне ее помогали иностранные государства, но отказался раскрывать детали. По сообщениям арабских СМИ, в ходе разоблачения «заговора» были арестованы 20 человек, из которых выделяются представитель королевской семьи принц Хасан бен Зайед и бывший министр Басем Авадалла. Последний считается представителем иорданской элиты, наиболее близким к Саудовской Аравии и ОАЭ. У этого человека богатая политическая биография. В 1992-1996 годах он служил секретарем по экономическим делам премьер-министра Иордании. В 2007-2009 годах он был председателем Королевского Суда. Уйдя в отставку, выехал в ОАЭ, где основал компанию «Томух», из чего следует, что Авадалла уже тогда был очень состоятельным человеком. Бывший иорданский чиновник стал со временем советником принцев Мухаммеда бен Сальмана (МБС) и Мухаммеда бен Зайеда (МБЗ). В частности, МБС он консультировал по вопросам строительства города Неом. Одновременно Басем Авадалла был своего рода спецпосланником иорданского короля Абдаллы II при дворах саудовского короля и президента ОАЭ. Однако в 2018 году он был этого статуса лишен. Причиной послужило то, что своим саудовским и эмиратским хозяевам он стал служить гораздо ревностнее, чем монарху Иордании, которому дал присягу. В частности, год от гола уменьшались субсидии Иордании, выделяемые аравийскими монархиями, а Басему Авадалле, казалось, все было невдомек.

13 апреля в Амман специально приезжала саудовская делегация, чтобы добиться освобождения Авадаллы и его возвращения в КСА. Однако король Абдалла II категорически отказался освобождать арестованного. Среди государств, недружественно относящихся к Иордании, официальный Амман мог бы, вероятно, отметить и Израиль, если бы не осторожность его руководителей. Во всяком случае, жена принца Хамзы вылетела за рубеж на частном самолете, принадлежащем гражданину Израиля Рою Шапошнику. По информации портала Middle East Eye, Р.Шапошник связан не  с Моссадом, но с частными военными  компаниями Эрика Принса.

В последнее время отношения между Иорданией и Израилем существенно обострились. Израильское правительство фактически отказало в посещении мечети Аль-Акса наследнику иорданского престола принцу Хусейну бен Абдалле под предлогом слишком большого количества охраны последнего. Такое оскорбление является очень болезненным для Хашимитов, так как правящий дом ИХК претендует на защиту мусульманских и христианских святых мест в Иерусалиме. По мере сближения Израиля с КСА и ОАЭ в Иордании стали появляться опасения того, что Эр-Рияд готов заменить Амман на этом ответственном посту. В отместку власти Иордании запретили приземление в столице королевства вертолета, который должен был доставить туда  израильского премьера Биньямина Нетаньяху. Из Аммана Б.Нетаньяху должен был вылететь на чартерном самолете в Абу-Даби для встречи с Мухаммедом бен Зайедом.

Вообще сближение аравийских монархий с Израилем, начавшееся при посредничестве бывшего президента США Дональда Трампа, является для Иордании все более беспокоящим внешнеполитическим фактором. Бывший советник по внешней политике королей Хусейна и Абдаллы II Аднан Абу Оде констатирует: «Когда Садат подписал мирное соглашение с Израилем, Египет выкинули из ЛАГ. Эмираты сейчас нарушили мирный план ЛАГ  2002 года, но их никогда не накажут таким же образом. Времена и внешнеполитические приоритеты для всех стран изменились».  Иорданский дипломат убежден, что ОАЭ пошли на заключение сделки с Израилем, чтобы угодить Вашингтону. «Что касается Ирана, то ОАЭ слабы против него, а слабый нуждается в поддержке сильного. Таким сильным в настоящее время выступают американцы». Впрочем, он же считает, что Иордания также зависима от США, так как получает от Вашингтона ежегодную помощь на сумму в 1,2 млрд долларов.

Иорданский экономический эксперт Дауд Куттаб отмечает определенную экономическую и политическую зависимость Иордании от ОАЭ. Из 786 тысяч иорданцев, работающих за рубежом, 200 тысяч проживают в ОАЭ. Иорданское правительство ведет разнообразное сотрудничество с ОАЭ. Иорданские офицеры тренируют подразделения союзной Абу-Даби Ливийской национальной армии (ЛНА). Иордания, пытаясь не разозлить КСА и ОАЭ, ограничивает деятельность «Братьев-мусульман» на своей территории.

Руководитель Центра исследований в области экономики «Феникс», базирующегося в Аммане Ахмад Аввад считает, что в долгосрочном плане заключение сделки между Израилем и ОАЭ невыгодно для Иордании. Он утверждает: «Годами Иордания получала выгоды от того, что была буфером между Израилем и арабами, особенно Ираком и странами Залива. Теперь между заливными монархиями и Израилем устанавливаются прямые отношения, в том числе в сфере экономики, минуя наше королевство».

Таким образом, Иордания сталкивается с многочисленными внешнеполитическими и экономическими вызовами. Борьба за власть – неотъемлемая часть как авторитарных, так и демократических режимов.   Попытки короля Абдаллы II сохранить трон за собой и не допустить дестабилизации обстановки в стране вполне легитимны.  Необходимо только вместе с водой не выплеснуть ребенка. В 1999 году, восходя на престол, Абдалла бен Хусейн дал  интервью газете «Рай аль-Йаум», в котором ответил на вопрос, готовил ли его отец король Хусейн его для государственных дел. Абдалла бен Хусейн, кадровый офицер и создатель иорданского спецназа отметил, что десять лет, проведенные им в иорданской армии, были для него самым счастливым временем. Он спал и ел вместе с офицерами, товарищами по службе, делил с ними горести и радости. «За это время я прекрасно и в деталях узнал нашу армию, но к общению с чиновниками и бизнесом я пока не готов», — отметил молодой Абдалла. С этого времени прошло 20 лет, и иорданскому монарху за это время надо было освоить науку политических интриг.

52.04MB | MySQL:101 | 0,355sec