В Израиле оценивают возможности противодействовать возвращению США к СВПД. Часть 1

В израильских СМИ, включая проправительственную израильскую газету Israel Hayom, появились сообщения о том, что директор Моссада Йоси Коэн и советник по национальной безопасности Меир Бен-Шаббат в ближайшие дни отправятся в Вашингтон, чтобы обсудить продвижение Ирана в его ядерной программе и выразить несогласие Израиля с возвращением США к Совместному всеобъемлющему плану действий от 2015 г. (СВПД, или «ядерной сделке с Ираном»). Предыдущий президент США Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из СВПД в мае 2018 г., возобновив и усилив антииранские санкции.

Меир Бен-Шаббат встретился со своим американским коллегой Джейком Салливаном в посольстве Израиля 27 апреля. Изначально планировалось, что беседа продлится всего несколько часов, поэтому в тот же день Бен-Шаббат вернулся в Израиль.

Это первая их очная встреча, т.к. прежде их общение проходило в онлайн формате. В СМИ объяснили необходимость личной встречи наличием информации, которой нельзя обменяться в сети интернет.

За последние несколько месяцев оба уже провели несколько виртуальных переговоров по вопросу Ирана (в рамках американо-израильской стратегической группы, призванной координировать усилия  сторон по предотвращению приобретения Ираном ядерного оружия; последнее заседание состоялось  13 апреля с.г.)

К Бен-Шаббату и Салливану присоединился Роберт Малли, возглавляющий американскую делегацию в Вене на переговорах по СВПД; постоянный представитель Израиля при ООН и посол Израиля в США Гилад Эрдан; заместитель главы израильского Совета национальной безопасности Реувен Эзер; Бретт МакГерк, координатор СНБ США по Ближнему Востоку; Барбара Лиф, старший директор СНБ США по Ближнему Востоку и Северной Африке, а также другие представители обеих стран.

«Соединенные Штаты проинформировали Израиль о переговорах в Вене и подчеркнули сильную заинтересованность США в тесных консультациях с Израилем по ядерной проблеме в будущем», – говорится в заявлении Белого дома, опубликованном после встречи. Отмечается также, что две страны «договорились создать межведомственную рабочую группу, чтобы сосредоточить особое внимание на растущей» иранской угрозе.

Официальные лица также обсудили присутствие иранского режима в Сирии и деятельность «Хизбаллы» в Ливане; угрозу, исходящую от Международного уголовного суда в Гааге; недавние столкновения между палестинцами и евреями в Иерусалиме; расширение процесса нормализации отношений между Израилем и другими арабскими странами.

«США решительно осудили недавние неизбирательные ракетные обстрелы Израиля из Газы. Официальные лица США подтвердили неизменную поддержку администрацией усилий по достижению мира между израильтянами и палестинцами и урегулированию конфликта на основе сосуществования двух государств», – заявили в Белом доме[i].

В израильских СМИ сообщалось, что директор Моссада Йоси Коэн намерен встретиться в Вашингтоне с главой ЦРУ Уильямом Бернсом и другими высокопоставленными представителями американского разведывательного сообщества.

Оба высокопоставленных израильских чиновника (Бен-Шаббат и Коэн) надеются либо положить конец усилиям США по восстановлению ядерной сделки с Ираном, либо минимизировать ущерб для Израиля, в случае, если возврат к СВПД все-таки произойдет. Они поделились новыми разведданными со своими американскими коллегами о ядерной программе Ирана и настаивали на том, что Израиль продолжит «скрытые удары» по иранским ядерным объектам и прокси в регионе вне зависимости от продвижения переговоров в Вене. По словам Эрана Лермана, вице-президента Иерусалимского института стратегии и безопасности, «они (Бен-Шаббат и Коэн – авт.) очень убедительно докажут, что свобода действий, которой пользуется Израиль, является преимуществом, а не обузой для американцев»[ii].

Однако Ори Голдберг из Школы государственного управления им. Лаудера в Междисциплинарном центре Герцлия оценивает ситуацию следующим образом: «Мы имеем израильскую делегацию, которая проповедует определенное Евангелие, и группу высокопоставленных американцев, которым все равно». Израилю, с его склонностью к тактическому мастерству, кажется, что он добыл некоторую информацию, пусть даже впечатляющую, которая может повлиять на администрацию Байдена. Но американский президент и его советники приняли политическое решение, основанное на собственном подходе и мировоззрении, а не на конкретном факте или разведданных.

Ори Голдберг объясняет неэффективность израильской миссии также тем, что Йоси Коэн и Меир Бен-Шаббат  являются сторонниками Нетаньяху в глазах американской администрации, которая не питает симпатий к действующему премьер-министру Израиля. В результате, это не скоординированная поездка высокопоставленных деятелей в США, а набор разрозненных индивидуальных посещений.

Как бы там ни было, накануне премьер-министр Биньямин Нетаньяху созвал специальное заседание, на котором была определена  израильская стратегия в отношении ядерной программы Ирана с учетом прогресса, достигнутого участниками СВПД на переговорах в Вене. Если Иран вступит в серьезные переговоры по заключению улучшенного соглашения, израильское руководство поделится с Вашингтоном своими соображениями относительно того, как должно выглядеть такое соглашение, учитывая то обстоятельство, что Израиль его не подписывал и не является стороной, приверженной его соблюдению. Нетаньяху подчеркнул, что «Израиль привержен только своим собственным интересам безопасности и будет действовать соответственно».

Согласно Israel Hayom, помимо принципиального противодействия ядерной сделке с Ираном, Коэн и Бен-Шаббат должны были сделать Вашингтону некоторые предложения, включая рекомендацию избегать полного снятия антииранских санкций. Позиция Израиля заключается в том, что, если отмена санкций неизбежна, это должно происходить постепенно и обязательно в обмен на устранение Ираном каждого нарушения условий СВПД. Израильские официальные лица также порекомендуют Вашингтону проводить инспекции иранских ядерных объектов «в любое время и в любом месте». По соглашению от 2015 г., у Тегерана есть три недели с момента появления подозрений о нарушении до получения международными инспекторами разрешения на личное исследование объекта. Чтобы иранцы не могли скрыть улики, Израиль добивается того, чтобы американцы добавили в соглашение пункт, разрешающий инспекторам доступ к ядерным объектам без предварительного уведомления[iii].

Помимо упомянутых высокопоставленных чиновников, в израильских СМИ сообщалось, что для ведения переговоров в Вашингтоне планировалась делегация в следующем составе: военный атташе ЦАХАЛа в США генерал-майор Иегуда Фукс; глава стратегического и занимающегося Ираном управления ЦАХАЛа генерал-майор Таль Кальман; начальник отдела по внешним связям ЦАХАЛа бригадный генерал Эфи Дафрин; начальник разведывательного управления ЦАХАЛа (АМАНа) генерал-майор Тамир Хейман.

Начальник Генштаба ЦАХАЛа Авив Кохави также планировал вылететь в Вашингтон (в сопровождении жены), однако его поездку была отменена, якобы, в связи с обострением ситуации в сфере безопасности в Иерусалиме и в секторе Газа. Тем самым из делегации была вычеркнута фигура, наименее отождествляемая с Б.Нетаньяху. Остальная часть делегации также отложила визит после того, как в ночь с 23 на 24 апреля по Израилю было выпущено 36 ракет из сектора Газа на фоне столкновений между палестинцами и израильскими силами безопасности в Иерусалиме и на Западном берегу р. Иордан.

На вопрос, повлияет ли израильский десант из высокопоставленных лиц в Вашингтоне на позицию американской администрации по возвращению к СВПД, пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки ответила отрицательно. Она подробно остановилась на непрямых переговорах с Ираном, заявив, что, хотя Белый дом «знал, что они будут сложными, мы воодушевлены тем, что переговоры между всеми сторонами все еще продолжаются». По ее словам, США держали Израиль – «ключевого партнера в этих дискуссиях» – в курсе своих намерений и «продолжат делать это во время любых будущих визитов»[iv].

В израильском руководстве обеспокоены тем, что США торопятся вернуться к ядерному соглашению с Ираном, а также игнорируют озабоченности Израиля и других акторов на Ближнем Востоке, особенно стран Персидского залива.

Посол Израиля в США и ООН Гилад Эрдан накануне заявил Совету Безопасности ООН, что он категорически отвергает ядерную сделку с Ираном в ее нынешнем виде. «Для Израиля Иран представляет собой реальную угрозу». «Вот почему мы не будем считать себя связанными каким-либо соглашением, которое не полностью устраняет угрозу существованию Государства Израиль. И каждый из вас сделал бы то же самое, если бы был на нашем месте, особенно в свете Холокоста», – сказал Эрдан. Израильской общественной телекомпании «Кан» он сказал, что «администрация Байдена также понимает, что соглашение 2015 года было плохим, мы просто не согласны с тем, как правильно достичь соглашения, которое остановит Иран»[v].

Израильские СМИ допускают, что, скорее всего, Израилю не удастся добиться внесения в СВПД существенных изменений, включая усиление международного контроля над иранской ядерной программой, тем не менее, он попытается немного улучшить (в своем понимании) его условия. По этим вопросам в настоящее время ведутся переговоры в столице Австрии, где ЕС выступает в качестве посредника между Вашингтоном и Тегераном. Президент Ирана Хасан Роухани недавно заявил, что в Вене 60-70% вопросов уже решено.

Ранее в этом месяце европейские державы выразили «серьезную озабоченность» по поводу увеличения Тегераном обогащения урана до 60% в ответ на нападение Израиля (как утверждают иранцы) на ключевой ядерный объект в Натанзе. Это приблизит Иран к порогу обогащения урана до 90% для использования в военных целях и сократит потенциальное «время прорыва» к созданию атомной бомбы, хотя иранское руководство отрицает преследование такой цели.

Вашингтон с момента избрания президентом США Джо Бйдена отступал от выдвинутых им же условий для возвращения к СВПД. Белый дом неоднократно заявлял, что вернется к ядерной сделке только в том случае, если Иран первый возобновит соблюдение пунктов соглашения. Однако вскоре официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что Вашингтону достаточно будет уверенности в том, что Иран намерен вновь придерживаться условий СВПД.

Критики ядерной сделки с Ираном осуждают так называемые «положения об истечении срока действия», запреты на некоторые виды деятельности в ядерной сфере, которые снимаются через определенное количество лет. Хотя СВПД в целом запрещает Ирану разрабатывать ядерное оружие, противники сделки утверждают, что пункты соглашения позволят Ирану делать это безнаказанно после снятия санкций. Недовольство вызывает и то, что соглашение сфокусировано исключительно на ядерной проблеме, тогда как игнорируется разработка Ираном баллистических ракет с ядерным потенциалом, которые могут достичь Израиля и некоторых частей Европы, а «также его постоянное финансирование и поддержка террористических группировок, таких как «Хизбалла»».

Сторонники соглашения, как правило, настаивают на том, что, хотя СВПД и несовершенен, это была наилучшая сделка, которую можно было заключить в тех обстоятельствах, и, по крайней мере, она могла отсрочить разработку иранского ядерного оружия.

Проф. Джейкоб Нагель, бригадный генерал запаса, бывший советник премьер-министра Израиля по национальной безопасности, и Марк Дубовиц, генеральный директор американского Фонда защиты демократий (FDD), в опубликованной в Israel Hayom статье называют абсурдными попытки Байдена вернуться к СВПД. «Абсурд заключается в том, что переговоры сосредоточены в основном на том, сколько Запад должен заплатить главному в мире спонсору терроризма, чтобы тот согласился повторно заключить ошибочную ядерную сделку, которая в 2015 г. уже дала Тегерану все, что он хотел, включая возможность разрабатывать ядерное оружие в обмен на огромную экономическую помощь в виде отмены санкций, не получив при этом почти ничего взамен».

Нагель и Дубовиц не видят ничего плохого в том, чтобы Вашингтон сосредоточился на ядерной дипломатии, но США должны грамотно этим воспользоваться, т.к. у них есть значительные рычаги давления на Тегеран. Вместо этого они настаивают на том, чтобы отложить их в долгий ящик.

Эксперты отмечают, что с экономической точки зрения, денежные резервы Ирана сократились с более чем 120 млрд долларов в 2018 г. до 4 млрд долларов. После «загадочного взрыва» в Натанзе установка по обогащению урана выведена из строя как минимум на девять месяцев. Амбиции Тегерана по разработке ядерного оружия убавились после убийства 27 ноября 2020 г. Мохсена Фахризаде, руководителя военной ядерной программы Ирана, и, наконец, иранский режим изо всех сил пытается восстановить свои позиции в регионе после убийства 3 января 2020 г. командующего спецподразделением «Аль-Кудс» генерала Касема Сулеймани.

Все эти факторы, полагают эксперты, предоставляют Вашингтону существенные рычаги давления, которые он может усиливать, прибегая к сдерживанию и создавая реальную военную угрозу Ирану. Тогда как поспешное возвращение к старому соглашению или, что еще хуже, постепенное возвращение к нему, будет означать отказ от имеющихся способов воздействия на Тегеран, что позволит иранцам воспользоваться этими переговорами в своих целях. Такой подход приведет к нулевой мотивации для иранцев заключать еще одну сделку, не говоря уже о той, которую Запад определил бы как более выгодную. Возвращение к ядерной сделке от 2015 г. будет означать потерю возможности заключить другое «улучшенное» соглашение, пока не истечет действующее.

Для Нагеля и Дубовица иранская стратегия ясна: использовать угрозу развития своей ядерной программы для усиления рычагов давления и дополнительных уступок от США в виде ослабления санкций и возврата к существующему соглашению. Возобновление СВПД позволит Тегерану на законных основаниях запустить усовершенствованные центрифуги, увеличить свои возможности по обогащению урана и дождаться истечения срока действия ограничений по соглашению от 2015 г. После 2030 г. Иран более не будет ограничен в возможности обогащать уран на промышленном уровне, и он сможет достичь порога, от которого он сможет быстро начать обогащение урана до уровня и количества, необходимых для создания ядерного оружия. В этом случае мировые сверхдержавы уже будут бессильны его остановить.

По мнению экспертов, «администрация Байдена должна одуматься и настаивать на новом соглашении. Тегеран должен быть привлечен к ответственности за свои прошлые действия, о которых мир узнал благодаря ядерным архивам, добытым Моссадом в 2018 г. Документы из иранских архивов и отчеты МАГАТЭ доказали, что Иран ближе к ядерному оружию, чем предполагалось».

Несмотря на недавние инциденты на своих ядерных объектах, Иран продолжает усилия по разработке систем вооружений и усовершенствованных центрифуг, используя стратегию «увиливания» вместо стратегии «безумного рывка». Чтобы получить то, что нужно для создания бомбы, иранцам потребуется меньше современных центрифуг, и эту деятельность будет легче скрыть и труднее обнаружить. Возвращение к ядерной сделке 2015 г. позволит Ирану продолжить строительство тщательно скрываемых фабрик по обогащению урана и ​​тайно его накапливать в количестве, необходимом для создания бомбы.

Нагель и Дубовиц настаивают на том, что «более длительное и более сильное» соглашение должно предотвратить превращение Ирана в государство «ядерного порога». Иранское руководство не может утверждать, что занимается исключительно «гражданской ядерной программой», которая при этом находится в подполье. Поэтому любая новая сделка с Ираном должна касаться трех компонентов ядерной программы: расщепляющихся материалов, вооруженных систем и средств доставки. Эксперты полагают, что «возможно, пришло время для заключения комплексного соглашения, касающегося поддержки режимом терроризма и его ракетной программы, но в первую очередь необходимо решить ядерную проблему. США могут навсегда отрезать Ирану любой путь к ядерному оружию или снова сесть с ним за стол переговоров. Администрации Байдена пора избрать жесткий подход на переговорах» с Тегераном[vi].

[i] Head of Israel’s National Security Council, US counterpart discuss Iran threat // Israel Hayom. 27.04.2021 — https://www.israelhayom.com/2021/04/28/national-security-adviser-meets-with-us-counterpart-to-discuss-iranian-threat/

[ii] In DC, Israel’s top spy and security wonk face a mission impossible on Iran // Times of Israel. 28.04.2021 — https://www.timesofisrael.com/in-dc-israels-top-spy-and-security-wonk-face-a-mission-impossible-on-iran/

[iii] ‘National security adviser to present Washington with sensitive information on Iran’  // Israel Hayom. 26.04.2021 — https://www.israelhayom.com/2021/04/26/national-security-adviser-to-present-washington-with-sensitive-information-on-iran/

[iv] White House says Israeli delegation will not change US position on Iran deal // Times of Israel. 25.04.2021 — https://www.timesofisrael.com/white-house-says-israeli-delegation-will-not-change-us-position-on-iran-deal/

[v] Israeli delegation to DC to oppose US nuke deal revival, but won’t talk details // Times of Israel. 23.04.2021 -https://www.timesofisrael.com/israeli-delegation-to-dc-to-oppose-us-nuke-deal-return-but-wont-talk-details/

[vi] US faces hard choices on Iran // Israel Hayom. 20.04.2021 — https://www.israelhayom.com/2021/04/20/us-faces-hard-choices-on-iran/

52.08MB | MySQL:101 | 0,365sec