Израильские оценки политики России в отношении Ливана. Часть 1

15-16 апреля 2021 г. назначенный премьер-министр Ливана Саад Харири посетил Москву, где по видеосвязи побеседовал с президентом России Владимиром Путиным и встретился с премьер-министром Михаилом Мишустиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Мишустин призвал к расширению двусторонней торговли, объемы которой в 2020 г. упали на 38% до 320 млн долларов, и подчеркнул, что Бейрут должен создать привлекательные условия для российских инвестиций. Харири предложил российским компаниям вкладывать в экономику Ливана и попросил помочь с вакциной Sputnik V (помимо уже сделанных Россией поставок). Обсуждалось также участие российского капитала в восстановлении порта Бейрута, строительстве электростанций, добыче полезных ископаемых и инфраструктурных проектах.

До переговоров в Москве Харири 9 марта встретился в Абу-Даби с Лавровым, а 14-19 марта делегация «Хизбаллы» во главе с лидером фракции организации в ливанском парламенте Мухаммадом Раадом посетила Москву. До этого члены «Хизбаллы» прилетали в российскую столицу в 2011 г. также во главе с Раадом, хотя тогда их визит вызвал гораздо меньший резонанс. В марте этого года ливанцы и ответственные лица из МИДа РФ и российские парламентарии обсудили политический кризис в Ливане и ситуацию в Сирии. В составе делегации был Аммар аль-Муссави, глава отдела международных связей «Хизбаллы». Их принял Лавров, который, как отмечают израильские эксперты, является «самым высокопоставленным российским лидером, когда-либо встречавшимся с представителями этой организации»[i].

Через несколько дней – 17 марта с.г. – в Москву прибыл министр иностранных дел Израиля Габи Ашкенази.

Эксперты Института исследований национальной безопасности (INSS) Даниэль Раков и Орна Мизрахи, анализируя возможные последствия активности России в Ливане для Израиля, отмечают, что «после вмешательства в дела раздираемой войной Сирии Москва обратила свой взор на запад, на переживающий экономический и политический кризис Ливан, который еще совсем недавно не воспринимал Россию в качестве сильного игрока, такого как Франция, США или Саудовская Аравия»[ii].

По словам экспертов INSS, «учитывая доминирование России на сирийском театре военных действий, Ливан представляет собой зону, где Москва может легко продвигать свои интересы. С точки зрения Кремля Сирия и Ливан являются «взаимосвязанными механизмами» в сфере безопасности и экономики, поэтому нестабильность одного сказывается на другом. Россия может влиять на ситуацию в Ливане отчасти потому, что действующие вдоль сирийско-ливанской границы российские вооруженные силы в Сирии имеют отношение к интересам безопасности самого Бейрута».

Визит Харири в Москву, полагают в INSS, «является отчаянной попыткой заручиться международной поддержкой его усилий по формированию правительства». Согласно заявлению советника ливанского премьер-министра, «президент Путин поддерживает его [Харири] позицию в формировании правительства». Более того, «ливанцы, понимая ограниченные возможности России в экономическом плане, используют свои переговоры с Москвой как дополнительный рычаг для получения помощи от Запада, который поставил ее предоставление в зависимость от формирования правительства, готового проводить реформы».

Отмечается, что в последние годы Россия находится в постоянном диалоге со всеми политическими силами в Ливане (суннитами, шиитами, друзами и всеми христианскими общинами) как по официальным, так и по неформальным каналам (церкви, русскоязычное сообщество в Ливане и мусульманские религиозные организации). Москва ожидает от Бейрута содействия в возвращении 1,5 млн сирийских беженцев в Сирию при международном финансировании. Ливан участвует в конференциях, проводимых Россией по вопросу репатриации беженцев, в то время как страны Запада бойкотируют эти мероприятия.

Отношения Москвы с «Хизбаллой» Раков и Мизрахи оценивают как «сложную смесь соперничества и сотрудничества (как отношения России с покровителем «Хизбаллы» Ираном, который, скорее всего, поощряет вовлеченность Москвы в дела Ливана). С одной стороны, за последнее десятилетие Россия стала «щитом» «Хизбаллы» в Совете Безопасности ООН, блокируя резолюции, критикующие эту организацию, и легитимируя ее, встречаясь с ее представителями и официально заявляя, что «Хизбалла» является важной политической силой в Ливане. В Сирии Россия сотрудничает с отрядами «Хизбаллы», которые сражаются за сохранение режима Асада. После недавнего визита в Москву депутат от «Хизбаллы» Аммар Муссави заявил, что всем известно, что члены организации находятся на российской авиабазе «Хмеймим» в Сирии. С другой стороны, между Россией и «Хизбаллой» на протяжении многих лет существуют трения. Москва не поддерживает попытки ливанской организации и Ирана закрепиться в Сирии, особенно вдоль границы с Израилем, и призывает к выводу всех иностранных сил из Сирии (за исключением российских).

В свою очередь «Хизбалла», по мнению израильских экспертов, высоко оценивает поддержку Москвы. «Россия легитимирует организацию в качестве политического игрока в ливанской политической системе, несмотря на то, что все больше стран считают ее террористической организацией, включая ее политическое и военное крыло. Кроме того, «Хизбалла» явно заинтересована в укреплении связей Ливана с акторами, которые не являются ни западными, ни прозападными (как государства Персидского залива)».

Раков и Мизрахи не рассматривают Москву в качестве важного торгового партнера Ливана, однако, отмечают они, «Россия намерена закрепиться в ливанской энергетической отрасли, которая отчаянно нуждается в помощи». Так, российская газовая компания «Новатэк» в консорциуме с французской Total и итальянской Eni выиграла тендер на газовые блоки 4 и 9 на ливанском шельфе в Средиземном море, на который претендует Израиль. Российская государственная нефтяная компания «Роснефть» инвестировала в нефтехранилище в Триполи, а в последние месяцы российские компании получили франшизу в Сирии на разведку природного газа в Средиземном море в районе сирийско-ливанской морской границы, которую также оспаривает Израиль. Учитывая ряд жестких американских санкций против Сирии и отчасти ливанской финансовой системы, «российские компании, которые уже в санкционном списке и привыкли работать в серой зоне, для Ливана имеют потенциальные преимущества, особенно в транзакциях, включающих Сирию».

В INSS полагают, что «в расколотой ливанской политической системе существуют разные мнения по поводу отношений с Москвой, но все стороны сходятся в том, что Ливан нуждается во внешней помощи из любого возможного источника… В то же время русские заинтересованы в закреплении в Ливане. Такое совпадение интересов может привести к тому, что Россия в ближайшие годы начнет играть в этой стране более значимую политическую и экономическую роль, но без какого-либо намерения предоставить Ливану карт-бланш. Россия имеет большой опыт отношений с небольшими странами в состоянии кризиса, если это отвечает ее интересам и не требует больших затрат». В качестве примера приводится удовлетворение Россией потребности Сан-Марино в вакцинах.

В этих условиях, считают в INSS, «Израиль не может себе позволить лишь наблюдать за российским проникновением в Ливан. Необходимо поднять ливанскую проблему в диалоге между израильским и российским руководством. До сих пор Израиль рассматривал Москву в качестве актуального игрока только по поводу сирийского театра военных действий, в то время как политические вопросы по Ливану решались через Соединенные Штаты». Поэтому «важно донести до русских озабоченность Израиля ситуацией в Ливане и негативной ролью «Хизбаллы» (внутри страны, в росте напряженности вдоль израильско-ливанской границы и закреплении в Сирии), что может привести к вспышке на северном фронте. Россия, имеющая формальные связи с «Хизбаллой», также может послужить каналом связи с этой организацией».

По мнению экспертов INSS в израильском руководстве должны рассмотреть еще один вопрос: как сочетается заинтересованность Москвы в сохранении доли на европейском рынке природного газа с предприятиями (по транспортировке газа из Восточного Средиземноморья в Европу), в которых участвует Израиль. Ситуация в Ливане и ее последствия для региона должны стать темой обсуждения Израиля с его западными партнерами, особенно с США, Францией и Великобританией.

Стоит отметить, что о необходимости включить вопрос о Ливане в повестку дня израильско-российских контактов по сирийской проблеме в Израиле говорят уже давно. В частности, Ицхак Леванон, израильский дипломат, бывший посол Израиля в Египте и в настоящее время преподаватель в Междисциплинарном центре Герцлия, более года назад писал о том, что «Владимир Путин хочет, чтобы Ливан находился под влиянием России для расширения ее влияния и реализации будущих интересов в Сирии».

По словам Леванона, «Путин смотрит на ситуацию, исходя из старой поговорки: нет вечных союзников и нет постоянных врагов». Российский президент «реализует свои амбиции в Ливане на нескольких уровнях, из которых самый удобный для него – продажа оружия. При этом он столкнулся с трудностями из-за противодействия США и ливанских премьер-министров. Путин предложил тяжелое вооружение, такое как МиГ-29, стоимостью полмиллиарда долларов, современные боевые вертолеты, а также был готов рассмотреть возможность поставить их бесплатно. Россия готова вооружить ливанскую армию качественным оружием, танками и ракетами. Путин пользуется политикой США, которая заключается в отсутствии поставок американского оружия в Ливан, чтобы оно не попало в руки «Хизбаллы». Россия не рассматривает «Хизбаллу» как террористическую группировку или засланную извне, ​​как ИГ. Москва считает «Хизбаллу» легитимной ливанской организацией, имеющей представителей в парламенте. Цель Москвы на ближайшее время заключаются в том, чтобы уговорить Ливан позволить ей защищать его с помощью системы противовоздушной обороны, развернутой в Сирии. При этом Путин утверждает, что он отвечает на просьбу президента Ливана Мишеля Ауна защитить небо Ливана. Россия заинтересована в использовании порта Бейрут для обслуживания и снабжения своих средиземноморских военно-морских судов, что позволит ей использовать воздушное пространство Ливана для оперативных целей в Сирии».

Леванон пишет о том, что «Путин также активно действует в социально-религиозной сфере Ливана и укрепляет связи с православной церковью, чтобы убедить общественность в преимуществах российского влияния». Кроме того, «Путин направляет деятельность Ассоциации выпускников российских вузов, насчитывающей около 20 000 выпускников, которые постепенно продвигаются к вершине власти» (скорее всего, имеется в виду Всемирная ассоциация иностранных выпускников российских и советских вузов – авт.).

Для понимания складывающийся ситуации для Израиля, Леванон упоминает книгу Бориса Долина «Суэцкая стена. Рассказ о тайной войне между Израилем и Советским Союзом», в которой показывается, что Израиль и Советский Союз уже вступали в военное столкновение на египетской земле во время войны на истощение (1967-1970-е гг.). Долгое время сведения об этом противостоянии скрывались от широкой общественности. Автор книги утверждает, что столкновение произошло главным образом потому, что Израиль не понимал советских интересов в Египте, которые шире, чем арабо-израильский конфликт. По словам Леванона, «Россия сейчас сидит в Сирии». И он привел высказывание Федора Лукьянова, председателя президиума неправительственной организации «Совет по внешней и оборонной политике», согласно которому «Израиль не посмеет спровоцировать российское присутствие в Сирии, потому что тогда Москва займет позицию против Израиля».

По мнению Леванона, углубленный анализ российской активности в Ливане указывает на потенциальные трения в среднесрочной и долгосрочной перспективе между Израилем и Москвой[iii].

[i] Enhanced Russian Involvement in Lebanon? // INSS. 28.04.2021 — https://www.inss.org.il/publication/lebanon-russia/?inss

[ii] Enhanced Russian Involvement in Lebanon? // INSS. 28.04.2021 — https://www.inss.org.il/publication/lebanon-russia/?inss

[iii] מוסקבה לבין בינינו חיכוך פוטנציאל יש בלבנון הרוסית לפעילות // Maariv. 15.01.2020 — https://www.maariv.co.il/journalists/opinions/Article-741234

55.83MB | MySQL:105 | 0,467sec