К вопросу о турецко-египетских консультациях и двусторонних отношениях. Часть 2.

5-6 мая с.г. в Каире прошли двусторонние турецко-египетские консультации. Продолжаем анализировать те оценки, которые в этой связи прозвучали с турецкой стороны.

Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=77150.

В частности, рассматриваем статью авторства главы ведущего мозгового центра Турции Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурхареттина Дурана. Статья вышла в ведущем англоязычном издании страны – газете «Daily Sabah» под заголовком «Логика и тайминг нормализации Турции с Египтом».

В своей публикации, турецкий политолог отвергает любые мнения о том, что нормализация отношений между Турцией и Египтом означает «предательство «Братьев-мусульман»» или же отказ от политики «создания пояса Братьев-мусульман» (вдоль турецких границ – И.С.)».

Напротив, как пишет Бурханеттин Дуран, нынешняя нормализация диктуется «иной региональной обстановкой».

Краеугольным камнем этой новой региональной обстановки является, как можно понять автора публикации, перезапуск процесса диалога по иранской ядерной программе и шаги по возврату к ранее заключенной всеобъемлющей сделке с ИРИ, которые осуществляются нынешней администрацией Джо Байдена.

И значительная часть публикации влиятельного турецкого политолога посвящена именно что шиитской угрозе и шиитскому экспансионизму, который никуда не пропал и является чуть ли не константой вне зависимости от того, кто находится у руля в Тегеране.

Так что, как считает турецкий автор: «Напротив, все региональные державы, включая Турцию, Египет, Саудовскую Аравию, Израиль и ОАЭ, одновременно стремятся к нормализации ради самих себя». Иными словами, не идет речи о том, чтобы Турция пересматривала бы свою политику и делала бы односторонние шаги навстречу региональным державам. Речь идет о том, что нормализация нужна не только Турции, но и, вообще, всем странам региона.

Вопрос заключается лишь в том, насколько указанным странам нужна нормализация отношений с Турцией с тем, чтобы выдерживать «шиитскую иранскую экспансию». Что конкретного, в этом смысле, может Турция предложить упомянутым странам? При том, что, вообще говоря, Турция, во-первых, является страной, поддерживающей тесный диалог с Ираном, в частности, в формате Астаны, и, во-вторых, невзирая ни на какую региональную конкуренцию, Анкара крайне взвешенно и дозированно ведет себя на иранском направлении. Пытаясь извлечь для себя максимальную пользу из торгово-экономических отношений с ИРИ, а также из своего «особого политического диалога», в частности, по Сирии.

Тем не менее, берем за основу тезис турецкого автора о том, что именно перезапуск диалога с Ираном со стороны Вашингтона запускает новую «региональную реальность», в которой требуется повышенная сплоченность всех, чтобы противостоять «шиитской угрозе». И место Турции здесь, как считает турецкий автор, может стать одним из ключевых.

Цитируем Бурханеттина Дурана: «Повышенный уровень активности Турции и использование, когда требуется жесткой силы, на Ближнем Востоке, Северной Африке, в Заливе, Красном море и Восточном Средиземноморье, укрепляет, а не ослабляет, ее руку (руку Турции – И.С.) за столом переговоров. То же самое и со всеми другими региональными державами. Турция потеряла бы свой статус влиятельного игрока в регионе, если бы не испытывала напряженности в отношениях с некоторыми странами, с которыми она сейчас стремится к нормализации».

Иными словами, турецкий автор утверждает тезис о том, что «влиятельности» того или иного игрока на международной арене, с практически полной неизбежностью, сопутствует «напряженность» в отношениях. Таким образом, это является нормой, а, следовательно, не стоит и «делать из этого трагедию». Более того, это не просто норма – это, как можно судить из описанного турецким автором, желательная норма для влиятельного государства, поскольку за напряженностью следует разрядка. И разрядка будет функцией «градуса возникшей напряженности».

Вот какими словами заключает статью турецкий автор:

«Давайте не будем забывать, что державы, желающие сохранить статус-кво, подавившие арабские восстания, с 2013 года нацелены и на Турцию. Нормализация будет происходить только на основе взаимного согласия и в результате свежих оценок».

Иными словами, турецкий автор, ранее сказавший, по сути, что региональные державы сейчас, более всего, должны опасаться «шиитской экспансии» и справиться с ней они могут только с Турцией, говорит и о том, что это региональным державам нужна нормализация отношений с Турцией. И, даже более того, в заключительных строках статьи можно увидеть и обвинения региональным державам Ближнего Востока и Северной Африки в том, что это именно они были «нацелены» на Турцию с 2013 года.

Проще говоря, получается, что «им самим надо» и «они сами виноваты» в том, что отношения с Турцией у них складываются нынешним образом. И, как подчеркивает Бурханеттин Дуран, необходимо достижение всеми региональными державами «взаимного согласия» на основе «свежих оценок». Под свежими оценками, разумеется, скрывается новая оценка региональной ситуации в контексте (очередного) возможного выхода режима Ирана из-под санкций.

Не устаем удивляться тому, сколько раз Турция может пытаться «продать себя» разным сторонам в качестве «балансира».

Мы не раз говорили о том, что Турция пытается продвигать себя Западу в качестве балансира России. России – в качестве её голоса в странах НАТО и на Западе. Центральной Азии – в качестве балансира России и Китаю. Китаю – в качестве партнёра по реализации проекта «Шелкового пути», который, очевидно, как «кость поперек горла» Западу. Ирану Турция себя сейчас продает в качестве одной из стран, через которых тот получает доступ на международные рынки продукции, услуг и капитала (помимо ОАЭ). Ну, а странам Ближнего Востока и Северной Африки – в качестве страны, которая балансирует «шиитскую агрессию ИРИ». И это, заметим, — далеко не полный перечень турецких ролей в качестве «балансира» той или иной страны. При этом заметим, что Турция не является частью ни «семьи европейских народов», ни органичной частью арабского мира, не имеет «родственных» отношений ни с Россией, ни с Китаем (это лишь к вопросу о том, куда пролегает стратегический маршрут Турции – в направлении Кавказа и Центральной Азии – И.С.).

По итогам переговоров 5 и 6 мая Турцией и Египтом был опубликован совместный пресс-релиз. В Турции он был опубликован на сайте Министерства иностранных дел. Приводим ниже его полный текст (перевод авторский):

«Предварительные переговоры между делегациями Турецкой Республики и Арабской Республики Египет, состоявшиеся в Каире под председательством заместителя министра иностранных дел посла Седата Онала и заместителя министра иностранных дел посла Хамди Санада Ляузы, завершились сегодня, 6 мая 2021 года, после двух дней размышлений.

Обсуждения были откровенными и обстоятельными. Они (делегации) рассмотрели двусторонние вопросы, а также ряд региональных вопросов, в частности ситуацию в Ливии, Сирии, Ираке и необходимость достижения мира и безопасности в регионе Восточного Средиземноморья.

Обе стороны оценят результаты этого раунда консультаций и согласуют дальнейшие шаги».

Кроме того, по результатам состоявшихся в Каире переговоров со своими оценками выступил и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Заявления министра иностранных дел М. Чавушоглу прозвучали 6 мая с.г., в ходе его визита в Германию (Берлин) и стали ответом на вопросы корреспондента TRT Haber.

Цитируем турецкого министра:

«Ранее мы объявили, что делегация под руководством нашего заместителя министра, под руководством Седата бея, по приглашению Египта, отправится в Каир. Наши друзья (под друзьями, в данном случае, подразумевается турецкая делегация – И.С.) были там вчера и сегодня. Были проведены встречи, имеющие характер (предварительного) анализа. Как подчеркивается в совместном заявлении, переговоры прошли в позитивной атмосфере. Что можно сделать в двусторонних отношениях? Наши друзья рассмотрели это (этот вопрос – И.С.). Обсуждались также региональные вопросы, волнующие обе страны. Вопросы Ливии, Сирии, Ирака, Восточного Средиземноморья важны для нас всех, важны они и для Египта. Мы постоянно говорим о том, что Египет очень сильно выиграет от того, сотрудничество, которое можно здесь с Египтом (Турции) реализовать. Когда отношения подойдут к этой точке, мы обязательно поговорим и об этом».

Итак, какие здесь можно усмотреть ключевые слова и фразы в выступлении турецкого министра иностранных дел?

Во-первых, речь идет, все-таки, о предварительных консультациях. По сути, турецкий десант «высадился» в Каире с целью прозондировать почву в новой стратегической реальности (см. выше ремарки про иранскую ядерную сделку – И.С.).

Во-вторых, турецкая сторона специально подчеркнула тот факт, что визит состоялся по приглашению египетской стороны, что должно подтверждать турецкий тезис о том, что нормализация отношений нужна не только самой Турции. Но, в данном случае, и Египту.

В-третьих, уровень делегации указывает на то, что речь идет о технических переговорах без выхода на какие-либо конкретные, прорывные договоренности. Именно это объясняет уровень делегаций сторон, возглавляемых заместителями министров иностранных дел. Собственно, можно говорить о том, что сторонами была проведена своего рода «инвентаризация» пунктов повестки дня.

И, наконец, в-четвертых, заметим перечень тех вопросов, обсуждение которых состоялось в Каире. В них выделяются два упоминания – Ливия и Восточное Средиземноморье, как два тесно связанных вопроса. Заметим, что прозвучал и классический тезис о том, что «Египет сильно выиграет» от того, что будет налаживать партнёрство именно с Турцией по указанным выше вопросам.

Это, в случае раздела исключительных экономических зон в Восточном Средиземноморье, как мы писали выше, может вылиться в то, что Египет получит дополнительных 15 тыс. кв. км морских пространств, с перспективой, обнаружения там новых месторождений природного газа. Хотя при этом Египет будет должен пожертвовать многолетними наработками и договоренностями с Грецией и Республикой Кипр и переключиться, в смысле энергетического сотрудничества, на диалог с Анкарой. В частности, по вопросу транзита добываемых энергоносителей.

Однако, как говорится, «ничего личного». Что, как подчеркивается турецкими официальными лицами, не означает большей чем раньше «приемлемости» для них правительства А.Ф.ас-Сиси. Неприемлемость нахождения во власти «путчиста Сиси» — это одна из констант турецкой внешнеполитической риторики, хотя, время от времени, она может стихать с учетом особенностей того или иного момента в двусторонних отношениях между Турцией и Египтом.

Наилучшим образом эту мысль выразил известный турецкий обозреватель TRT World Юсуф Эрим в своем Twitter. Цитируем: «Мне не нужно любить Сиси, чтобы я хотел, чтобы у моей страны были хорошие отношения с Египтом. Египетское государство (постоянный элемент) и правительство Египта (временный смотритель) являются отдельными образованиями».

7 мая самое тиражное турецкое издание Hürriyet опубликовало на тему турецко-египетского диалога статью авторства известной обозревательницы Хамде Фырат под заголовком «Нормализация, навязанная реальной политикой». Эта публикация стала одной из немногих, где анализируется диалог между Турцией и Египтом в то время, когда большинство обозревателей предпочитает пока промолчать.

Цитируем:

«Весь мир переживает непростой период. Страны с хрупкой экономикой, менее развитой промышленностью отраслями и наукой, естественно, сталкиваются с большими трудностями в этом процессе. Эпидемия изменила многие балансы индивидуальной и общественной жизни. Государства ищут пути для выхода. Экономика и экономические отношения стали еще более важными. И эта ситуация, и изменения в управлении в некоторых критических странах, а также новые балансы, возникающие в результате этих изменений, обязательно требуют адаптации к новой ситуации. Необходимо полностью адаптироваться к существующим реалиям, не привязываясь ни к каким идеалам или теории».

На самом деле, все последние годы, турецкое руководство декларирует именно что свою принципиальность – пусть даже и в ущерб своим отношениям с теми или иными странами. И надо понимать, что, выражаясь мягко, призыв турецкого журналиста звучит не слишком в унисон официальной турецкой риторике.

Далее:

«2020-й год стал годом, когда с целью нормализации отношений Турции с Египтом были начаты переговоры между разведывательными организациями (этих стран – И.С.). Этот процесс был начат по Восточному Средиземноморью. Были выдвинуты предложения подписать аналогичное соглашение как с Ливией – так и с Египтом. Однако, развитие этого процесса вывела вопрос из Восточного Средиземноморья и сделала необходимым поиск «целостной нормализации» с точки зрения двух сторон. Объединенные Арабские Эмираты рассматривались как одно из самых больших препятствий на пути переговоров, начатых с Египтом в 2020 году. Времена реальной политики потребовали реализации с этой страной «политики черного хода». Продолжать поиски путей нормализации отношений с Египтом, исключив правительство Абу-Даби, было нереалистично. Равно как и отрицать наличие России, осуществляя с режимом Асада дипломатию «черного хода». В политике восстановления диалога, имели значение такие вопросы как экономика, изменение Администрации в США, последствия пандемии, примирение стран Персидского залива с Катаром, подписание Израилем соглашений Авраама со странами Персидского залива. Короче говоря, проводимая (до настоящего времени – И.С.) политика исчерпала себя, нормализация стала обязательной, а также расширились масштабы и участники переговоров. По мнению некоторых, даже если и с запозданием, но Турция находится на правильном пути к нормализации и возобновлению диалога. В особенности, в Египте проблема «Ихвана» (то есть, «Братьев-мусульман» — И.С.) трактуется как серьезное препятствие.

Ожидание, что Египет будет относиться к ним как к политическому движению, или же что Турция внесет их в список террористов или откажется от них, нереалистично.

Однако на данный момент потребности Египта и Турции в нормализации их отношений находятся в приоритете, по сравнению упомянутой проблемой».

И далее:

«Если мы снова посмотрим снова на то, что подразумевается под диалогом, с точки зрения Турции, важным будет охарактеризовать положительно не только дипломатию «черного хода» с Египтом, но и со странами Залива и с Израилем, а также поиски путей нормализации в этот период времени».

Каковы же цели Турции, на взгляд турецкого обозревателя?

«Цель Турции — снизить напряженность за счет улучшения отношений с Египтом и странами Персидского залива и прийти к точке, где она сможет способствовать региональной стабильности от Северной Африки до Восточного Средиземноморья. Эта цель укрепит руку правительства, которое при любой возможности выражает желание улучшить свои отношения с США и ЕС. Эта ситуация также важна с точки зрения встречи президента Соединенных Штатов Америки Джо Байдена и президента Реджепа Тайипа Эрдогана, где отношения уже не определяются как «тесный союз, стратегическое партнерство». Встреча, о проведении которой было объявлено во время саммита НАТО, который, как ожидается, состоится в Брюсселе 14 июня, ожидается с нетерпением. Реальная политика обязывает обе страны развивать диалог и методы, несмотря на все стоящие перед ними серьезные проблемы. В дополнение к прагматизму двух лидеров, давайте не будем забывать, что обе стороны не могут позволить себе отделиться из-за потребностей и интересов двух государств друг в друге. Две страны должны найти, по крайней мере, формулу управления своими проблемами. Хотя Турция справедливо рассматривает поддержку США террористических организаций ФЕТО и СНС / РПК как угрозу своей национальной безопасности и проблему выживания. И несмотря на то, что США преследуют главную цель отчуждать Турцию от российской оси при любой возможности, используя наказание как метод. Ни у кого нет волшебной палочки. Однако не будем забывать, что с точки зрения двух стран важно, чтобы кризис не выходил из-под контроля».

52.41MB | MySQL:103 | 0,487sec