К вопросу о визите президента Польши в Турцию

В период с 23 по 25 мая состоялся официальный визит президента Польши Анджея Дуды в Турецкую Республику.

Этот визит польского лидера привлек немалое внимание турецкой публики. Прежде всего, по причине того, что было объявлено, что в ходе визита состоится подписание контракта между Польшей и Турцией на поставку 2-х турецких БПЛА Bayraktar. Таким образом, получится, что Турция, впервые в своей истории, осуществит поставку своих БПЛА в страну-член НАТО и, можно сказать, таким образом, сделает шаг по тому, чтобы выйти и на этот рынок сбыта.

При этом визит польского лидера в Анкару привлекает российское внимание, по крайней мере, исходя из двух обстоятельств.

Прежде всего, из-за «особой роли» Польши для России в Европейском союзе. Сложно найти в составе ЕС большего российского антагониста. А обстановка вокруг Украины последних месяцев, в том числе, и в контексте Европы, продолжает оставаться достаточно напряженной.

Во-вторых, из-за турецких беспилотников, как таковых. Понятно, что вся шумиха насчет турецких Bayraktar — из серии «оружие победы» и game changer — является непропорционально преувеличенной. Можно даже пойти дальше и сказать, что вся эта шумиха является продуктом турецкой пропаганды.

Однако, как ни крути, теперь все, что связано с Bayraktar, просто по определению, получает пристальное внимание со стороны не только российской, но и зарубежной аудитории. Это можно считать безусловным успехом турецкого маркетинга: забрендировать Bayraktar как оружие, способное бросить вызов российскому оборонно-промышленному комплексу.

Кроме того, теперь получается так, что каждая страна, которая хочет продемонстрировать свою «особую позицию» по отношению к России, может в качестве «сигнала» приобрести некоторое количество турецких БПЛА и пристальное внимание к себе – обеспечено.

Катарская сделка, в свое время, вызвала не столь большое внимание. Во-первых, это – «далеко». Во-вторых, кому как не Катару продать это изделие, которое на момент сделки было пока никому не известно, кроме самой Турции.

Понятно, что выход на международные рынки, тем более на такой плотный рынок, как оружейный, для новых игроков – «заказан». В этом смысле, новые образцы можно продать своим ближайшим союзникам за символическую цену, где важнее – не деньги, а референция. То есть, подтвержденный факт продажи товара иностранному заказчику. И Турции удалось свою первую референцию заработать, поставив в 2017 году Катару 6 БПЛА Bayraktar. Что, подчеркнем, во многом был жест Катара в сторону Турции в условиях стратегического сотрудничества в регионе.

Далее, Турции в 2019 году удалось договориться о поставках 6 Bayraktar Украине. Понятно, что тут уже наличествовал серьезный политический фактор, направленный в сторону России. Украина заинтересована в том, чтобы последовательно вбивать клин в российско-турецкие отношения, которые у неё вызывают крайнее неудовольствие.

И турецкие БПЛА, помимо чисто военной компоненты, имеют ещё и такой, не только не скрываемый, но и всячески подчеркиваемый аспект. В ходе визита президента В.Зеленского в Стамбул, в апреле с.г., стороны договорились о совместном производстве Bayraktar, а украинская сторона заявила, что заинтересована в приобретении 48 машин, произведенных совместно.

Разумеется, говоря о том, что Bayraktar является «оружием победы», имеется в виду использование этих БПЛА в ходе очередного витка конфликта в Нагорном Карабахе в 2020 году. На вооружении Азербайджана также состоят эти беспилотники, однако, официальной информации об их количестве нет.

Тем не менее, именно использование Азербайджаном БПЛА Bayraktar сформировало этой продукции сегодняшний имидж в мире. Для полноты картины добавим, что и ливийское Правительство национального согласия их использует, однако, решающего вклада в образ и продвижение продукции на мировые рынки внес не ливийский конфликт, а именно конфликт в Нагорном Карабахе.

Можно сказать, что турецкая маркетинговая стратегия по продвижению Bayraktar на международные рынки, к настоящему времени, окончательно оформилась.

Она состоит из двух основных аспектов.

Во-первых, БПЛА – это эффективное асимметричное оружие войны, которое нивелирует «традиционные» вооружения и способно бросить вызов даже самым лучшим образцам из числа имеющихся сегодня на рынке, в том числе, и, пожалуй, именно в первую очередь, образцам российским.

Во-вторых, БПЛА Bayraktar — от турецкого слова «флаг», то есть, «флагоносец». То есть, то, что несет флаг, турецкий флаг. И, достаточно любопытным образом, символизм здесь прослеживается четко. Bayraktar брендируется как оружие способное, противостоять именно российской технике. А, следовательно, его «должны быть склонны» приобретать на вооружение противники Российской Федерации. Что показывают последние по времени примеры, включая и самые свежие по времени примеры Украины и Польши.

Обратимся теперь непосредственно к визиту польского президента Анджея Дуды в Анкару, который состоялся в период с 23 по 25 мая с.г.

Начнем, прежде всего, с общего контекста турецко-польских отношений. Обратимся к справке по этим отношениям, опубликованной со стороны Министерства иностранных дел Турецкой Республики:

«Отношения между Турцией и Польшей, начавшиеся с установления дипломатических отношений в 1414 году, всегда были дружескими, за исключением редких случаев войны.

Польша, которая восстановила свою независимость в 1918 году после Первой мировой войны, была одной из первых стран, признавших Турцию, подписав Соглашение о дружбе за день до подписания Лозаннского мирного договора в 1923 году.

Поддержка Турцией вступления Польши в НАТО в 1999 году, а также поддержка Польшей процесса вступления Турции в ЕС, способствовали укреплению политических отношений.

Глубоко укоренившиеся отношения между Турцией и Польшей приобрели «стратегический» характер с подписанием в 2009 году «Декларации о турецко-польском стратегическом партнерстве».

Политический диалог продолжается визитами на высоком уровне. Наконец, 17 октября 2017 года президент Реджеп Тайип Эрдоган нанес официальный визит в Польшу.

Объем двусторонней торговли между Турцией и Польшей в 2018 году составил 6,45 млрд долларов (турецкий экспорт: 3,34 млрд долларов; импорт: 3,1 млрд долларов). Общая цель — увеличить объем двусторонней торговли до 10 млрд долларов.

Основными статьями экспорта Турции в Польшу являются автомобили, запчасти и аксессуары для автомобилей и тракторов. В то время, как основные статьи импорта из Польши — запчасти и автомобили, аксессуары для автомобилей, поршневые двигатели внутреннего сгорания с воспламенением от сжатия и мясо крупного рогатого скота.

Последнее (четвертое) заседание Механизма регулярного экономического консультирования между Турцией и Польшей состоялось 7 марта 2019 года в Варшаве.

В Варшавском университете, Ягеллонском университете (Краков) и Познаньском университете Адама Мицкевича есть отделения тюркологии. Кроме того, Польша является основным направлением для турецких студентов, обучающихся за границей по программе «Erasmus+».

Также в Варшаве действует Турецкий культурный центр Юнуса Эмре.

Число граждан Турции, проживающих в Польше, приближается к 10 тысячам, при этом студенты обучаются либо на дневном отделении, либо по программе Erasmus +, в общей сложности.

В 2018 году Турцию посетили более 646 тысяч польских туристов, что на 118% больше, чем в предыдущем году.

Комментируя итоги визита президента А.Дуды в Анкару, президент Р.Т.Эрдоган отметил, что за последние два десятилетия Турции удалось вырваться в мировые лидеры в сфере ОПК. Как указал турецкий президент: «впервые в своей истории Турция будет экспортировать БПЛА в страну, являющуюся членом НАТО и ЕС». При этом он напомнил, что его страна – входит в «тройку-четверку» ведущих стран мира в этой сфере.

Процитируем турецкого лидера:

«Наша страна входит в число мировых лидеров в сфере оборонной промышленности. Мы входим в десятку стран, которые проектируют, производят и обслуживают собственные военные корабли. В списке 100 ведущих оборонных компаний мира Турция представлена семью компаниями».

Также Эрдоган сообщил, что, в рамках расширенной миссии НАТО по охране воздушного пространства стран Альянса, Турция, в ближайшее время, отправит свои самолеты F-16 в Польшу. С другой стороны, президент Р.Т. Эрдоган выразил удовлетворение в отношении польского решения по отправке патрульных самолетов и военную миссию на базу Инджирлик в рамках мер безопасности НАТО.

Относительно перспектив турецко-польских отношений, президент Р.Т. Эрдоган отметил следующее:

«Полагаю, что Турция и Польша имеют большой потенциал для развития сотрудничества во многих сферах, прежде всего в экономике, торговле и инвестициях. Благодаря только что подписанным документам в области туризма, оборонной промышленности, сельского хозяйства и спорта мы улучшим наше сотрудничество».

И далее:

«Мы говорили о возможностях широкого сотрудничества между Турцией и Польшей, подтвердив нашу решимость более эффективно использовать существующие механизмы. Во время моего визита в Польшу в 2017 году нами была поставлена цель достичь объема двусторонней торговли в десять миллиардов долларов, а сейчас он составляет около 6,5 миллиардов долларов. Сегодняшними переговорами мы продемонстрировали решимость увеличить этот показатель с 6,5 миллиардов долларов до 10 миллиардов долларов… Цифры показывают, что мы, безусловно, движемся к цели в десять миллиардов долларов». Здесь турецкий лидер указал, что турецкие строительные компании участвуют в проектах в Польше на сумму приблизительно в 4 млрд долл. Число проектов составило около 50.

В свою очередь, президент А. Дуда назвал Турцию «самым сильным союзником» Варшавы в ее регионе, заявив, что, по его мнению, обе страны могут отражать внешние угрозы в рамках НАТО.

Польский президент также сказал, что президент Р.Т. Эрдоган очень положительно отозвался о его предложении установить трехсторонний диалог с участием их румынского коллеги, заявив, что и Польша, и Румыния входят в группу безопасности «Бухарестской девятки».

Польский президент А. Дуда, вторя лидеру Турции, также подчеркнул стремление Польши улучшить торговые связи с Турцией. Польский лидер добавил, что он также, как и президент Турции Р.Т. Эрдоган, надеется, что объем двусторонней торговли достигнет 10 млрд долларов.

Немного углубляясь в контекст встречи между двумя лидерами – Турции и Польши – уместно обратиться к тому анализу, который накануне встречи, 22 мая, опубликовало главное турецкое англоязычное издание страны, газета Daily Sabah.

Заголовок статьи гласит: «Польша купит у Турции боевые дроны в рамках первой сделки НАТО». Сразу отметим для себя фиксацию на том, обстоятельстве, что не Польша как страна Польша, а Польша как страна НАТО, поставлена в нем во главу угла.

О предстоящей сделке, накануне визита президента Польши в Турцию, как пишет издание, сообщил польскому общественному радио министр обороны Польши Мариуш Блащак. Как подчеркнуло издание, «это — первый случай, когда член НАТО приобретает турецкие беспилотники».

При этом, Польша также приобретает у Турции вместе с беспилотным летательным аппаратом ещё и «обучающий пакет». Первые поставки будут произведены Польше в 2022 году.

Как отметил министр обороны Польши, Мариуш Блащак, «беспилотники обладают (высоким) атакующим потенциалом и «зарекомендовали себя в войнах в Восточной Европе» (достаточно любопытный комментарий, правда, не совсем понятно, что имеется под Восточной Европой – Ливия или Нагорный Карабах – И.С.). Он добавил, что БПЛА будет обслуживать военная компания, не уточнив подробностей.

С другой стороны, как пишет издание, министр промышленности и технологий Турции Мустафа Варанк ранее заявил, что «турецкие беспилотники предназначены для европейского рынка».

Цитируем: «Очень скоро мы увидим, как БПЛА Bayraktar и Anka из Турции летают в европейском небе». Как пишет Daily Sabah, европейские страны, включая Албанию, Беларусь, Великобританию, Болгарию, Чехию и Венгрию, с которыми Турция поддерживает хорошие отношения в сфере обороны, считаются потенциальными покупателями боевых дронов. В марте месяце этого года президент Р.Т.Эрдоган заявил, что Саудовская Аравия также заинтересована в покупке турецких беспилотников.

Как напоминает турецкое издание, «польские иностранные военные контракты обычно получают американские фирмы». В 2020 финансовом году Польша разместила заказы на американское военное оборудование на сумму 4,7 млрд долларов, согласно данным Агентства по сотрудничеству в области безопасности и обороны.

Как указывает издание, власти Турции заявляют, что «страна стала четвертым по величине производителем беспилотников в мире» после того, как президент Р.Т, Эрдоган нарастил местный промышленный потенциал, чтобы уменьшить зависимость от западных вооружений.

Завершается материал газеты перечислением технических особенностей турецкого беспилотника, а также краткими сведениями об опыте его применения с акцентом, разумеется, на опыте Нагорного Карабаха.

С учетом изложенного выше напрашиваются следующие выводы:

Визит президента Польши в Турцию предваряет Саммит НАТО, намеченный на середину июня. Строго говоря, двум лидерам не было большой необходимости в этой встрече. Если бы только не вопрос турецких беспилотников.

Не стоит быть наивными: Польша никогда бы не приобрела у Турции партию БПЛА, тем более, крупную, без получения одобрения со стороны Вашингтона. Делается это накануне Саммита НАТО и встречи, пусть и на полях между президентами Джо Байденом и Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Можно отметить, что ко встрече с американской стороной Турция подошла на весьма негативной волне. Мы часто пишем о том, что в турецко-американской повестке начисто отсутствует позитив.

Более того, аналогичная история просматривается и в отношениях между Турцией и НАТО, где весьма сложно усмотреть сколь-нибудь близкое понимание безопасности и угроз.

Теперь же получается, что США «подвинулись» в Польше, отдав Турции крупный заказ. И, более того, Турция обозначила свой интерес к тому, чтобы поставлять беспилотники и ряду других стран – партнёров по Североатлантическому альянсу и даже обнародовала перечень нужных ей рынков. Таким образом, получается, что если США не может Турции ничего продать, выражаемся условно, то, по крайней мере, он может кое-кого из «младочленов» НАТО «попросить» что-то у Турции купить и запустить Турцию на мировой рынок вооружений.

Таким образом, США, если можно так выразиться, становится дистрибьютером турецкой продукции. При этом, американцам с точки зрения ПИАРа выгодно брендировать турецкие беспилотники. Опять же, под тем же углом зрения, что это – «оружие победы над Россией». Так что, может США и дальше «подвигаться» на рынках, особенно, Восточной Европы. Таким образом, рассчитывая и на российское раздражение такого рода закупками. И, наконец, время визита с точки зрения событий в Донбассе, также выбран достаточно удачно для того, чтобы лишний раз привлечь внимание России.

Теперь можно утверждать, что США нашли асимметричный способ создавать положительную повестку с Турцией при этом пытаясь одновременно решить и другую задачу – наступить России на «мозоль», которая у всех уже, похоже, образовалась от упоминания турецких БПЛА.

55.92MB | MySQL:105 | 0,433sec