Ситуация в Судане и Южном Судане: апрель 2021 г.

5 апреля стало известно, что за два предыдущих дня в межплеменных столкновениях с применением огнестрельного оружия в столице штата Западный Дарфур г.Эль-Генейна погибли по меньшей мере 40 человек, 58 получили ранения. В столкновениях участвовали люди из племени масалит и арабских племен.

Аналогичные события в Дарфуре имели место в январе с.г. Тогда погибли свыше 200 человек, в том числе свыше 100 – в Эль-Генейне. Они произошли две недели спустя после прекращения действия мандата Совместной миссии ООН и Африканского союза в Дарфуре (Minuad).

По данным ООН, из-за столкновений 2 — 4 апреля были приостановлены гуманитарные операции и полеты авиации, что оставило без гуманитарной помощи свыше 700 тысяч человек.

По первоначальным данным, столкновения начались после того, как араб открыл огонь по выходцам из племени масалит. В результате атаки погибли 2 человека, 2 получили ранения.

5 апреля Совет обороны и безопасности Судана – высшая инстанция страны по вопросам безопасности – ввела в штате Западный Дарфур чрезвычайное положение и направила туда силы регулярной суданской армии.

Несмотря на принятые меры, к 6 апреля число погибших в Эль-Генейне увеличилось до 50 человек, к 7 апреля – до 87, к 8 апреля – до 132. Как утверждал на пресс-конференции в Хартуме губернатор провинции Западный Дарфур Мухаммед Абдалла Дума, 8 апреля в городе уже не было боев. По его данным, Эль-Генейну атаковали некие «милиции», которые вторглись в Судан из «соседних стран, таких как Чад и Ливия». Он также утверждал, что эти «милиции» использовали «тяжелую артиллерию».

Он косвенно подтвердил предыдущие сообщения о событиях, повлекших за собой столкновения, сообщив, что все началось с того, что «вооруженная группа атаковала граждан, которые направлялись в город», убив трех из них. По всей видимости, в случае убитых речь шла о выходцах из племени масалит. Губернатор отметил, что несмотря на сообщения о направлении войск в провинцию, солдаты по состоянию на 8 апреля в ней отсутствовали. Это может говорить только об одном – Хартум прибегнул к практике прежнего режима, закрыв глаза на действия формирований арабских племен.

5 апреля госсекретарь США Энтони Блинкен призвал Судан и Эфиопию к примирению. Это произошло в момент, когда напряженность в отношении между двумя странами, возникшая из-за операции эфиопских военных в штате Тыграй, вызвала опасения о расширении конфликта до регионального уровня. Во время телефонного разговора с премьер-министром Судана Абдаллой Хамдоком Э.Блинкен указал на «необходимость дезэскалации в отношениях между Суданом и Эфиопией в пограничном районе Аль-Фашага», сообщил представитель госдепа США Нед Прайс. В этом пограничном районе, оспариваемом двумя странами, за последнее время участились перестрелки между эфиопами и развернутыми там суданскими солдатами. Появление их там было расценено Эфиопией как вторжение.

Американцы повысили тон в отношении его многолетнего союзника Эфиопии. Тот же Э.Блинкен, в частности, утверждал, что ввод эфиопской армии в Тыграй привел к преступлениям, эквивалентным «этнической чистке».

6 апреля Совет министров Судана одобрил проект закона, который в случае принятия должен был отменить закон о бойкоте Израиля, действовавший в течение 63 лет. Это произошло после того, как в конце 2020 года Судан согласился нормализовать отношения с Израилем.

7 апреля генсек ООН Антониу Гутерриш, которому ранее было поручено представить варианты вывода миротворческой Миссии ООН в Абьей (Fisnua), пришел к выводу, что это возможно только после заключения соглашения между Суданом и Южным Суданом относительно этого богатого нефтью спорного пограничного региона. При этом не было предложено ни одного варианта вывода миротворцев.

Контингент Fisnua численностью около 4 тысяч человек был введен в Абьей в 2011 году. В его составе – военные и полицейские главным образом из Эфиопии.

В связи с наблюдаемым ростом напряженности в отношениях между Суданом и Эфиопией Хартум требует заменить военных из Эфиопии на многонациональные африканские силы меньшей численности по сравнению с контингентом Fisnua.

8 апреля сотни женщин вышли на манифестацию в Хартуме с требованиями проведения реформ, в частности, в вопросах равноправия с мужчинами. Похоже, это говорило о том, что за два года, прошедших после падения режима Омара аль-Башира ситуация в данном вопросе мало изменилась. Шествие проходило под плакатами «Нет дискриминационным законам в отношении женщин!», «Против обскурантизма, нацеленного на женщин и девочек!». Как заявила Коалиция феминистских организаций, которая организовала шествие, «мы призываем правительство иметь смелось продолжить приведение государства к цивилизационному виду».

8 апреля в Дохе министр иностранных дел Судана Мариам аль-Махди исключила «военный выбор» в действиях Судана, направленных на то, чтобы помешать Эфиопии реализовать ее планы по продолжению заполнения водой водохранилища, образованного мега-плотиной, построенной на реке Голубой Нил. «Мы обсуждаем сейчас политические опции», — заверила она. Министр упомянула в этой связи «мобилизацию всемирного и особенно африканского общественного мнения с тем, чтобы помешать Эфиопии продолжать дестабилизировать безопасность ее важных соседей, Египта и Судана».

14 апреля премьер-министр Судана Абдалла Хамдок пригласил своих коллег из Египта и Эфиопии на трехстороннюю встречу с тем, чтобы найти решение проблемы плотины. Эфиопия отвергла это приглашение. Поэтому уже 23 апреля Судан пригрозил Эфиопии судебным преследованием в случае, если та продолжит заполнение водохранилища без заключения трехстороннего соглашения с участием Египта.

23 апреля Вашингтон назначил американского дипломата Джеффри Фельтмана эмиссаром США на Африканском Роге со срочной задачей найти пути выхода из конфликта в Тыграе и снизить напряженность из-за мега-плотины в Эфиопии.

Понятно, что конфликт вокруг мега-плотины остается миной замедленного действия, готовой взорваться в любую минуту.

 

1 апреля управляющий Центральным банком Южного Судана объявил, что МВФ выделил стране срочный беспроцентный кредит в размере 174 млн долларов с тем, чтобы стабилизировать ее экономику, столкнувшуюся с последствиями наводнений и снижением цен на нефть на мировом рынке.

Южный Судан исчерпал свои валютные резервы еще в 2020 г. после того, как в связи с пандемией коронавируса упали цены на нефть. Это лишило Джубу необходимых валютных поступлений и привело к обрушению южносуданского фунта.

Как заявил управляющий Центральным банком Южного Судана Диер Тонг Нгор, этот кредит поможет скорректировать уровень обмена южносуданского фунта и заплатить долги по зарплате чиновникам.

«Мы договорились с МФВ, что одна половина этой суммы будет использована для поддержки бюджета и выплат задолженности по зарплатам чиновникам, вторая – останется в Центральном банке с тем, чтобы покрывать срочные потребности платежного баланса», — сказал он.

Еще в августе 2020 г. власти Южного Судана объявили, что из-за отсутствия валютных резервов они не могут платить зарплаты чиновникам. Месяц спустя президент Южного Судана Сальва Киир уволил министра финансов, главу налоговой службы и директора национальной нефтяной компании.

Это – второй кредит, выделенный МВФ Судану со времени достижения этой страной независимости.

В связи со свободным падением южносуданского фунта сформировались два его курса – официальный и «черного» рынка. Нгор сообщил, что ЦБ будет работать над тем, чтобы сблизить эти два курса на уровне рыночного.

По прогнозу МВФ, в 2020-2021 финансовом году прирост ВВП Южного Судана должен составить 4,2%.

6 апреля Миссия ООН в Южном Судане (Minuss) объявила о сокращении в 2021 году численности ее солдат и полицейских на 7% в связи с уменьшением уровня насилия в этой стране после прекращения гражданской войны. В составе Minuss в настоящее время около 14500 военных и 2 тысячи полицейских. Одновременно было заявлено, что численность Minuss может быть пересмотрена в сторону повышения в случае необходимости.

Соглашение о прекращении огня, подписанное в сентябре 2018 г., и формирование в феврале 2020 г. правительства национального единства прекратили 6-летнюю гражданскую войну. Однако в ряде регионов страны продолжаются локальные конфликты.

26 апреля был распространен доклад ООН, в котором содержалось предупреждение о том, что медленность проведения реформ в Южном Судане и медленность в реализации мирного соглашения 2018 года могут привести страну к «новому широкомасштабному конфликту». В этой связи в документе содержалось требование сохранения эмбарго на поставки оружия в эту страну. С этими выводами и предложениями экспертов ООН можно только согласиться.

55.53MB | MySQL:105 | 0,591sec