Об информационной кампании против Катара и «Хайят Тахрир аш-Шам» в Сирии

Катар не занимается финансированием террористических организаций. Об этом заявил в пятницу 4 июня  заместитель премьер-министра Катара, министр иностранных дел Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани в ходе открытого интервью «Западная Азия и Северная Африка: шаги к стабильности и процветанию» в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). «К сожалению, в рамках этой кампании [по обвинению Катара в финансировании террористических организаций] происходит неверное информирование общественности. <…> Мы полностью соответствуем международным правилам и соглашениям. Мы соблюдаем введенный США режим санкций [в отношении экстремистских организаций]. Наша банковская система функционирует транспарентно. Наши отношения с [контролирующим сектор Газа радикальным палестинским движением] ХАМАС или [действующим в Афганистане движением] «Талибан» (запрещено в РФ — прим. ТАСС) не означают, что мы финансируем [их] или оказываем им какую-либо поддержку», — отметил министр. Он подчеркнул, что Доха считает необходимым обеспечить функционирование «канала связи» с указанными движениями для ведения с ними переговоров. «Важно держать открытым этот канал связи, в который могут влиться самые разные партнеры. И все это с целью обеспечения стабильности в регионе. Если мы вступаем в диалог, это не значит, что мы отступаемся от своих принципов. Нет. Нужно понимать, что такой контакт нацелен на обеспечение мира и безопасности», — добавил Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани. Петербургский международный экономический форум, организованный Фондом Росконгресс, проходит с 2 по 5 июня. Тема форума в этом году: «Снова вместе. Экономика новой реальности». В рамках мероприятия также пройдут форумы МСП, «Здоровое общество», «Лекарственная безопасность» и специальная юношеская секция «ПМЭФ-Юниор». ПМЭФ-2021 проводится в очном формате с соблюдением всех мер эпидемической безопасности. ТАСС выступает информационным партнером и фотохост-агентством мероприятия. Это заявление появилось после того, как .Катар на прошлой  неделе был обвинен в суде Великобритании в отправке сотен миллионов долларов «Джебхат ан-Нусре» 9запрещена в России) в Сирии. Девять неназванных сирийцев подали иск о возмещении ущерба против двух катарских банков, нескольких благотворительных организаций, бизнесменов, политиков, государственных служащих и других ответчиков, утверждая, что «частный офис монарха государства Персидского залива» был центральным в системе незаконных денежных переводов в сирийский филиал «Аль-Каиды» (запрещена в России). Среди обвиняемых — Хамад бен Джасим Аль Тани, бывший премьер-министр Катара, и Абдулхади Мана аль-Хаджри, владелец лондонского отеля «Ритц». Их представители, как и представители всех остальных фигурантов дела, решительно отрицают эти обвинения. В иске, поданном в коммерческий отдел Верховного суда Великобритании, утверждается, что заговор включает в себя «Братьев-мусульман», тайные встречи в Турции и деньги, отмытые с помощью раздутых строительных контрактов и цен на недвижимость, а также переплаты рабочим-мигрантам из Сирии. Истцы  утверждают, что понесли серьезные финансовые потери или пытки, произвольные задержания, угрозы казни и другие формы преследования, совершенные «Джебхат ан-Нусрой». Более подробная информация по делу появится, когда всем подсудимым будут предоставлены копии документов, поданных в Верховный суд на этой неделе. Но рискнем в этой связи отметить, что истцам уместнее было бы подавать свои иски против Саудовской Аравии, которая реально финансировало  «Джебхат ан-Нусру» и даже посылала в нее своих якобы отставных офицеров спецназа и разведки, но не Катар. «Джебхат ан-Нусра» – это не  «игрушка» Дохи, ее инструментом влияния в Сирии был конкурент «Джебхат ан-Нусры» в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).  При этом финансирование осуществлялось только на первом этапе становления ИГ, когда в Сирию были направлены чеченцы из Панкиского ущелья в качестве ударной силы под командованием зятя Доку Умарова Омара аш-Шишани (Тархан Батирашвили). А затем эта группа перешла, как и предусматривалась, на самофинансирование. Но деньги своим прокси катарцы дают, как и другие аравийские монархии. В частности, они активно финансировали антисалеховское восстание   в Йемене в свое время и практически купили все руководство исламистской партии «Ислах». Но сам факт подачи иска именно сейчас, видимо, не случаен, информационная кампания против Катара продолжается. Нынешний скандал случился практически в унисон с откровениями освобожденного из плена «Джебхат ан-Нусры» американского журналиста Билала Абдул Карима, который  впервые нарушил молчание, чтобы рассказать о своем аресте и многомесячном содержании под стражей боевиками группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России) в сирийской провинции Идлиб. В частности, Абдул Карим обвинил Абу Мухаммада аль-Джулани, лидера ХТШ, в том, что он «непригоден для управления” и лжет об условиях содержания в тюрьмах организации. Аль-Джулани в свою очередь отрицал в интервью, транслировавшемся на этой неделе по американской сети PBS, что задержанные, удерживаемые ХТШ, подвергались пыткам.  ХТШ запретила Абдулу Кариму сообщать информацию или появляться в социальных сетях в качестве условия его освобождения из тюрьмы в феврале. Он признал, что подвергает себя опасности, выступая против ХТШ, В этой связи надо отметить, что ряд американских групп раскручивают сейчас аль-Джулани в публичном пространстве США, позиционируя его в качестве альтернативы Дамаску с точки зрения выстраивания некого подобия государственности. Справедливости ради надо сказать, что значительная часть американских силовиков выступают против этого, и последние по времени  откровения Абдул Карима (кстати, также исламиста)  сейчас появились в информационном пространстве не случайно. Напомним, что ХТШ — это альянс исламистских воинствующих группировок, который контролирует большую часть Идлиба с 2017 года и является одной из самых эффективных оппозиционных боевых сил во время десятилетней гражданской войны в Сирии. Но ООН, США и многие другие западные страны считают ее террористической организацией, и наблюдатели за соблюдением прав человека обвиняют ее в зверствах, казнях и военных преступлениях. Аль-Джулани ранее командовал «Джебхат ан-Нусрой» которая была филиалом «Аль-Каиды» в Сирии до 2016 года, когда она сменила свое название на «Джебхат Фатх аш-Шам». Абдул Карим вел свои  репортажи из удерживаемых оппозицией районов Сирии с 2012 года, в основном для своей собственной новостной платформы, и находился в стране с 2014 года. Он также работал с CNN, BBC и Sky News, и наиболее известен своими репортажами во времмя последних дней битвы за Восточный Алеппо в декабре 2016 года, когда он был эвакуирован вместе с боевиками оппозиции в рамках сделки, в рамках которой удерживаемые повстанцами районы города были переданы под контроль сирийского правительства. Абдул Карим сказал, что он был арестован после того, как в своем собственном выступлении выразил обеспокоенность по поводу пыток в тюрьмах ХТШ. Одним из известных случаев, которые он освещал, был случай Таукира Шарифа, британского работника по оказанию помощи, который сказал, что его удерживали в тюрьме и избивали во время содержания под стражей. После ареста Абдул Карим заявил, что на него надели наручники, завязали глаза и подвергли ежедневным допросам, в ходе которых следователь угрожал ему избиением. Абдул Карим сказал, что в конце концов его отправили обратно в камеру и не подвергали никаким физическим пыткам. «У меня не было адвоката, у меня не было доступа ни к кому снаружи. Я просто ушел. Такова была моя ситуация», — cказал он. Через четыре с половиной месяца в камеру Абдула Карима пришли охранники. «Мне завязали глаза и заковали в кандалы. Потом меня посадили в фургон, отвезли в другое место, сняли кандалы, сняли повязку», сообщил журналист.   Впоследствии он был приговорен к 12 месяцам тюремного заключения по различным обвинениям, включая «работу с группами, наносящими ущерб общественной безопасности», «подстрекательство» против властей и «публикацию и пропаганду лжи, которая затрагивает учреждения без фактов или доказательств». После вынесения приговора Абдул Карим сообщил, что ему была предложена перспектива досрочного освобождения, если он согласится принести извинения в рамках ходатайства о помиловании. Он говорит, что отказался сделать это и был готов отбыть полный 12-имесячный срок. В конце концов,  Абдул Карим был освобожден 17 февраля после того, что ХТШ описала как петицию, поданную старейшинами идлибского района Атмех. Абдул Карим также рассказал, что когда-то у него были дружеские отношения с ХТШ, а также с другими оппозиционными группировками, воюющими против сирийских правительственных сил и их союзников, которых он часто сопровождал на поле боя, чтобы дать информацию о конфликте. Он сказал, что стремился дать ХТШ и ее предыдущим итерациям возможность выступить, когда их обвиняли в терроризме, – доступ, который заставил некоторых назвать его «пропагандистом джихада». Таким образом, собственно никаких внятных и уликовых материалов он представить не мог, и в общем-то вся эта ситуация в большей степени носит характер «камня, брошенного в воду». Проще говоря, нужен повод для дискредитации  лично аль-Джулани, и связано это с его лоббистскими усилиями в США в последние месяцы.  Обвинения в причастности ХТШ и ее предшественниц к произвольным задержаниям и пыткам появлялись и дл ее прихода к власти в Идлибе. В докладе Совета ООН по правам человека, опубликованном в марте Независимой международной следственной комиссией по Сирийской Арабской Республике, приводятся утверждения о нарушениях, связанных с задержаниями, проведенными ХТШ и связанными с ней группами, начиная с 2011 года. В нем говорилось, что ХТШ «произвольно задерживает гражданских лиц в систематических усилиях по подавлению инакомыслия» и создает «штрафные тюрьмы», в которых «широко распространены пытки и жестокое обращение». ХТШ неоднократно опровергала утверждения о том, что она плохо обращается с заключенными и подвергает их пыткам. В интервью телеканалу PBS Frontline, снятом в феврале, но появившемся в эфире только в прошлый вторник, аль-Джулани заявил, что в Идлибе «нет пыток», и предположил, что тюрьмы региона находятся под контролем гражданского Правительства спасения, поддерживаемого ХТШ, а не самой группировки. Интересно, что Абдул Карим заявил, что не считает аль-Джулани террористом, поскольку ХТШ не стремилась совершать теракты за пределами Сирии. Но он сказал, что не будет молчать о недостатках аль-Джулани как лидера, и предположил, что он пытается получить  западную легитимностью, разговаривая с PBS. Абдул Карим также назвал Правительство спасения фиктивным. «Здесь никто не верит Правительству спасения», — сказал он. – «Я сомневаюсь, что найдется хоть один из ста человек, который мог бы сказать вам, кто такой глава Правительства спасения, потому что все знают, что он не обладает никакой властью».  На самом деле Правительство спасения возглавляет премьер-министр, в настоящее время Али Кеда, который находится на своем посту с 2019 года.

55.88MB | MySQL:105 | 0,500sec