Ислам и арабо-иранские отношения

Одним из наиболее важных факторов в арабо-иранских отношениях стала исламизация Ирана в ходе арабских завоеваний. Существует несколько разных мнений по поводу приобщения Ирана к исламу. В самом Иране сегодня официальная точка зрения и ее сторонники исходят из того, что  Иран добровольно и охотно принял ислам, признав его верховенство над местными религиозными вероучениями. Сторонники данной точки зрения говорят о концепции равенства и справедливости в исламе в противовес сложной и подавляющей властной иерархической структуры управления Сасанидов.  Другие считают, что арабы вынудили Иран принять ислам с помощью силы и сложившихся обстоятельств.

До арабских завоеваний в Иране хорошо были знакомы с различными монотеистическими системами вероучений. В Иране жило немалое число иудеев и его часто посещали христианские проповедники. Эти факторы облегчили процесс исламизации Ирана. Концепции Бога и Сатаны, Рая и Ада, Судного дня в том или ином виде присутствовали в зороастрийском вероучении.

На деле, в условиях Халифата значительно проще было жить мусульманином, чем приверженцем другой веры. Немусульмане занимали подчиненное положение и были вынуждены платить дополнительный подушевой налог (джизия). Таким образом, арабы, как бы, вынуждали завоеванное население особенно его зажиточную часть принимать ислам. Те, кто не принял ислам, находились на положении клиентуры (мавали) у своих мусульманских хозяев. Они должны были искать их спонсорства и расположения, чтобы открыть свой бизнес и заниматься им*.

Большинство арабских историков признают тот факт, что на первых порах арабские правители использовали представителей покоренных народов на второстепенных должностях, закрыв им ход на верхушку властной пирамиды. Со временем это вызвало ответную реакцию у иранцев. Некоторые из них стали практиковать поведенческий стереотип, основанный на эндогенной культуре и традициях, особом чувстве национальной самоидентичности.

Они пропагандировали так называемую «народность» (шу’убийя) как культурный партикуляризм, противостоящий исламскому универсализму. В дальнейшем на этой основе сформировались антиарабские движения.

В древности и средневековье религия служила важнейшим компонентом в основе самоидентификации индивида и общества. В силу социально-ориентированного характера ислама, который своими правилами и установлениями регламентировал весь жизненный путь человека и общества, жизнь иранцев претерпела серьезные изменения. Это нашло отражение в искусстве, архитектуре, живописи, литературе.

Произошедшие изменения в Иране в результате его исламизации привели к цивилизационному разрыву в развитии иранского общества, его культуре, самоидентификации и т.п. В сознании иранцев и их самоидентификации появился определенный элемент двойственности, полярности с двумя противоположными началами. Одно базировалось на доисламской культурной традиции, другое сформировалось на основе трансформаций вызванных арабскими завоеваниями. Такая дихотомия  проявилась особенно ярко после Исламской революции 1979 в негативном аспекте, когда вопросы самоидентификации стали тесно переплетаться с вопросом о власти. Эта двойственность также сказалась на внешней политике Ирана и его взаимоотношениях с арабскими странами. Глубокая вовлеченность Ирана в арабскую политику и его поддержка палестинской проблемы являлись отражением влияния ислама на самоидентификацию иранского общества после исламской революции.

В отличие от многих других стран, завоеванных арабами, Иран не был полностью арабизирован и смог сохранить пусть в измененном состоянии свой язык, культуру и чувство национальной самоидентичности. Сохранились многие доисламские иранские традиции и обычаи. Например, празднование иранского Нового Года (Ноуруз). Правда, в церемонию празднования были внесены ряд новых элементов, пришедших в ходе исламизации Ирана. Характерно, что после исламской революции в Иране этот праздник пытались безуспешно запретить, но натолкнулись на недовольство большинства населения  Концепция «иранизма» (иранийят) как обозначение территориальной, культурной и политической принадлежности к иранской нации продолжает жить и сегодня  в качестве  мироощущения и самоидентификации иранцев.

В результате арабского завоевания Иран подвергся значительным материальным и людским потерям. По данным арабского историка Ибн Халдуна, покоритель Ирана арабский военачальник  Саад ибн Аби Ваккас сжег все книги по приказу халифа Омара. Любопытно, что сегодня иранское духовенство и правящий режим категорически отрицают данный факт.

Тем не менее, многие культурные и духовные ценности Ирана уцелели. Благодаря этому Иран смог оказать определенное влияние на арабов и внести свой вклад в сокровищницу исламской цивилизации. Многие арабские правители использовали иранскую фискальную и административную систему управления. Дворцовый этикет и правила поведения также были взяты на вооружение арабами. В целом Иран оказал  большее, чем Византия влияние на формирование философии административного и политического управления всех арабо-исламских династий. Отчасти это объяснялось тем, что арабы завоевали отдельные провинции Византии и не смогли покорить ее столицу – Константинополь. В то время как Иран подвергся тотальному захвату со стороны арабов. В результате, по мнению ряда иранских историков, основным наследником культурных ценностей Сасанидов стал ислам, который арабы несли в другие страны, а вместе с ним и наследие Сасанидской империи.

Последствия арабских завоеваний Ирана, вызванная ими трансформация в иранской культуре и идентичности, иранское влияние на арабов и в целом исламскую цивилизацию оказали заметное влияние на отношения Ирана с арабскими странами. Иранцы до сих пор помнят поражение в битве при Аль-Кадисии и продолжают испытывать горечь потери. Тем более что империя Сасанидов была куда более развитой во всех отношениях, нежели Аравия времен появления ислама.  В тоже время, не все иранцы однозначно оценивают эти события. Националистически настроенная и светски ориентированная часть иранского социума действительно сожалеют о случившемся. В то время как религиозный истеблишмент и в целом духовенство Ирана приветствуют арабские завоевания, которые принесли ислам в Иран. Ряд арабских экспертов квалифицируют эти настроения иранцев как проявление «расизма» и претензий на «расовое превосходство». Примером может служить название Персидского залива, к которому иранцы очень ревностно относятся. При этом часть арабского населения постоянно требует переименовать его в Арабский залив. Действительно,  возникшее взаимное глубокое недоверие и подозрительность в отношении друг друга нередко проявляется сегодня в оскорбительном тоне в прессе и литературе у части арабского и иранского населения. Так, иранцы нередко возмущаются, что арабы называют их «аджами», что означает «молчаливый», бессловесный», «неграмотный»**.

Так же иранцев обижает то, что нередко арабы называют их «маджус», т.е. потомки «магов», «колдунов» зороастрийцев, намекая тем самым на их маргинальное положение в исламском мире. Таким образом, исламизация Ирана породила у части арабского и иранского населения взаимные обвинения в расизме и расовом превосходстве. Иранцев оскорбляет  то, что арабы ко всему имеющему отношение к исламу применяют арабскую суть. Арабы обвиняют персов в негативном влиянии на исламскую цивилизацию. Они считают, что привнесенные персами практики управления из империи Сасанидов подорвали первоначальный демократический дух ислама и изменили структуру управления халифатом на имперский лад. Другие арабские клирики считают, что персы намерено, внедрили в исламское вероучение ряд вредных принципов зороастризма, тем самым исказив первоначальный смысл Корана и веры, в стремлении подорвать ислам. Они также обвиняют иранцев в привнесении неортодоксальных практик в ислам, таких как суфизм.

С распространением шиизма в Иране этнические и культурные противоречия между арабами и иранцами усилились. Шиизм утвердился в качестве господствующей религии в Иране после прихода к власти династии Сефевидов в 1501 г. Однако еще до Сефевидов другие правящие династии использовали отдельные практики шиизма. Так династия Буидов следовала церемонии поминовения убитого в битве при Кербеле в 680 г. 3-ого шиитского имама Хусейна ибн Али. С самого начала арабских завоеваний иранцы больше симпатизировали алидам, которые относились  толерантно к немусульманам.  Первому шиитскому имаму и 4-ому праведному халифу Али ибн Абу Талибу приписывают слова о том, что между арабами и аджами нет разницы за исключением степени их лояльности.

В тоже время, ряд положений хадисов и Корана, интерпретированные некоторыми арабскими теологами типа Ибн Таймийя говорят о «богоизбранности» арабов и их превосходстве над персами. Возможно, персы больше склонялись к шиизму, чтобы таким образом выделить себя среди арабов, большинство из которых было суннитами. Ряд доисламских обычаев персов были освящены шиизмом, и это заставило сегодня некоторых иранских клерикалов утверждать, что шиизм есть не что иное как видоизмененная древняя доисламская вера персов.

После утверждения власти Сефевидов Иран превратился в один из главных центров шиизма. Сефевиды много сделали для развития шиитских святынь в Ираке; в Кербеле, Неджефе, Самаре. В результате превращения Ирана в альтернативный центр ислама, соперничество между иранцами и арабами только усилилось. Развитие шиизма в  Иране привела к тому, что в спектре взаимодействия Ирана с арабами и турками появился новый оттенок в виде конфессионального соперничества.

Со времени правления Османов, а потом колониальной системы европейцев отношения арабских стран с Ираном носили весьма ограниченный характер. После обретения независимости в политических системах арабских стран и Ирана превалировали светские и националистические элементы, что сдерживало роль конфессионального фактора. Только после исламской революции в Иране религия стала приобретать влияние на отношения Ирана с арабами, а последствия исламизации Ирана получили новое прочтение в политике ИРИ на Ближнем Востоке.

 

* Характерно, что институт «мавали» сохранился до наших дней и успешно действует в ряде монархий Персидского залива. Например, в Саудовской Аравии все инонациональные работники немусульмане  находятся на положении «мавали».

** На самом деле слово «аджами» в арабском языке действительно имеет такие значения, но применяется не только к персам, но и другим неарабским народам, иностранцам, не знающим арабского языка или плохо им владеющим. Однако данный термин более характерен для диалектальных выражений.

55.83MB | MySQL:105 | 0,437sec