О факторах влияющих на внешнюю политику Марокко

Официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс опроверг информацию о том, что администрация Байдена продолжает политику бывшего президента Дональда Трампа на Ближнем Востоке, отвечая на вопрос о продолжающемся признании Вашингтоном марокканских притязаний на Западную Сахару. Однако на брифинге для прессы  13 июня  Прайс почти  официально подтвердил, что администрация США не изменит политику Трампа в отношении спорной североафриканской территории. «Когда речь заходит о Западной Сахаре, мы в частном порядке консультируемся со сторонами о том, как лучше всего остановить насилие и добиться прочного урегулирования. На данный момент мне больше нечего сообщить. Но я бы, конечно, не согласился с характеристикой того, что существует преемственность, в том числе и в том, что касается нашего подхода к региону со времен последней администрации, — сказал он. Трамп порвал с международным консенсусом и процессом ООН, которое настаивает на проведении референдума для определения судьбы Западной Сахары, где Фронт ПОЛИСАРИО  призывает к независимости. В свою очередь, Марокко присоединилось к нескольким арабским странам в нормализации отношений с Израилем в рамках того, что Вашингтон называет «Соглашениями Авраама». При этом официальный представитель Госдепа настаивал на том, что досье Западной Сахары является «частью более широкого подхода предыдущей администрации к региону в контексте «Соглашений Авраама», и существует довольно большой разрыв между подходом, который мы преследовали и который мы приняли, и тем, что сделала предыдущая администрация». Такая позиция Вашингтона в принципе является не только автоматическим замораживанием всех тех инициатив, которые запустила администрация Трампа, но и действительно некой новой реакцией на позицию по Западной Сахаре своих ближайших союзников в ЕС. Совет Безопасности ООН в апреле фактически похоронил дипломатические усилия Марокко в Западной Сахаре. США также никак не упомянули о признании бывшим президентом Дональдом Трампом в конце прошлого года суверенитета Марокко в регионе. Несмотря на то, что марокканские власти все еще рекламируют «историческую победу», США призывают оппозиционные фракции региона «избегать эскалации», работать с миротворцами ООН и активизировать усилия по назначению нового посланника ООН, чтобы как можно скорее возобновить зашедший в тупик политический процесс. Таким образом, есть смысл посмотреть реальные итоги этой сделки Рабата с точки зрения перспектив для досье Западной Сахары, и палестинского досье.   Напомним, что все началось в декабре прошлого года, когда Трамп принял решение о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой, бывшей испанской колонией, оспариваемой марокканским режимом и поддерживаемым Алжиром Фронт ПОЛИСАРИО. Взамен Рабат объявил, что он «нормализует» отношения с Израилем, хотя в этом не было необходимости. Хотя дипломатические отношения с Марокко официально прервались после начала Второй интифады в 2000 году, Израиль долгое время поддерживал обратные каналы связи с Марокко.  В то время как король Мухаммед VI, как председатель Комитета Аль-Кудс Организации исламского сотрудничества, ранее говорил, что он не поставит палестинское дело на баланс этой сделки, но в конечном итоге он уступил чудовищному давлению, оказанному, в частности, Трампом, на глав арабских государств, чтобы они придерживались соглашения. Вслед за ОАЭ, Бахрейном и Суданом Марокко поспешно подписало рискованное соглашение. С того момента прошло уже несколько месяцев и простой анализ фактов показывает, что преимущества «нормализации» отношений с Израилем, особенно в плане торговли и безопасности, не способны перекрыть те проблемы, которые в конечном итоге могут угрожать будущему внешней политики Марокко. Во-первых, поспешное одобрение Марокко нормализации отношений с Израилем произошло как раз в тот момент, когда «сделка века» Трампа начала разваливаться. Объявленный в январе 2020 года его новый «мирный план» для Ближнего Востока был немедленно отвергнут палестинскими фракциями (как ФАТХом, так и ХАМАСом).  Это соглашение, которое учитывает, прежде всего, интересы Израиля, представляет собой прямое отрицание решения о двух государствах, когда президент США — впервые в истории — признает израильский суверенитет над поселениями на оккупированном Западном берегу в нарушение международного права. Этот план также бросает вызов статус-кво в отношении комплекса мечети Аль-Акса, предоставляя Израилю контроль над святыней. В свете всего этого заявление Мухаммеда VI главе ПНА Махмуду Аббасу, сделанное 10 декабря 2020 года, было почти категоричным. Ссылаясь на приверженность решению о двух государствах, которое сохранит особый статус Иерусалима, он отметил, что «Работа Марокко по укреплению своей марокканской государственности никогда, ни сегодня, ни в будущем, не будет осуществляться за счет борьбы палестинского народа за свои законные права». Однако, как только отношения с Израилем будут полностью восстановлены, председателю Комитета аль-Кудс, без сомнения, будет трудно помешать Израилю установить контроль над святыми местами в Иерусалиме. Таким образом, новое соглашение серьезно подорвало религиозный авторитет марокканского монарха. После обострения ситуации в мечети Аль-Акса в начале мая Мухаммед VI демонстративно молчал; скорее правящая Партия справедливости и развития (ПСР) осудила нападения израильских властей на палестинцев в священном месте. Стратегия марокканского режима, по-видимому, состоит в том, чтобы свести к минимуму официальные контакты с Израилем из опасения разжечь еще большее недовольство на улицах, где Мухаммеда VI обвиняют в том, что он принес в жертву палестинский народ на алтарь израильских интересов. Учитывая эту полемику, Израиль, несомненно, усилит свое давление на Марокко в попытке нейтрализовать режим с точки зрения влияния на ход потенциальных переговоров по израильско-палестинскому конфликту, разрешение которого больше не считается необходимым условием для установления арабских стран дипломатических отношений с Израилем. Марокко сегодня, похоже, проиграло ОАЭ и Бахрейну как предпочтительному партнеру США и Израиля в израильско-палестинском конфликте. Давние тайные связи королевства с Израилем и его особый интерес к марокканской еврейской общине больше не гарантируют ему особого места за столом американо-израильских переговоров. Другими словами, прагматические действия и хладнокровные расчеты заменили исторические союзы. В условиях «сделкой века» Трампа  марокканская монархия, так же как и иорданское королевство, оказывается низведенной до второстепенной роли.  Решение Трампа признать суверенитет Марокко над Западной Сахарой  привело к нарушению баланса сил в регионе. Королевство стремится усилить свое присутствие в Западной Сахаре, особенно после того, как в ноябре прошлого года оно начало военную операцию по вытеснению западносахарских боевиков в южной буферной зоне Гергерат. В свою очередь при поддержке Алжира Фронт ПОЛИСАРИО активизировал свои усилия  на международной арене в надежде отстоять свое право на самоопределение и противостоять предложению Марокко о «расширенной автономии». На фоне маневров Марокко и его союзников алжирцы планомерно  работали над тем, чтобы повлиять на международное сообщество, чтобы помешать Марокко укрепить свой лидерский статус в регионе. И это им в большой степени удалось, если мы имеем в виду осложнение отношений Рабата с  Берлином и Мадридом, а также временное блокирование назначений марокканских кандидатур в исполнительные органы Афросоюза.  Что касается Марокко, то в актив можно занести  открытие нескольких новых африканских консульств в Дахле и Лааюне. Но Алжир не отступит, оставаясь полными решимости обуздать влияние Марокко в Западной Сахаре и за ее пределами, особенно в странах Африки к югу от Сахары. Алжир уже оказал давление на Мавританию, чтобы она разорвала дипломатические отношения с королевством, что привело к подписанию в апреле стратегического меморандума о взаимопонимании по укреплению алжирско-мавританского экономического сотрудничества и сотрудничества в области безопасности. В конечном счете, Алжир надеется внести свой вклад в региональную изоляцию Марокко в то время, когда отношения между Рабатом и Мадридом испортились, в частности из-за закрытия границ Марокко с Сеутой и Мелильей. Одновременно Алжир выступает на международной арене от имени Фронт ПОЛИСАРИО. Марокканский режим сегодня находится в дипломатическом тупике. Поскольку четырехсторонние переговоры между Марокко, Фронт ПОЛИСАРИО, Алжиром и Мавританией зашли в тупик после отставки последнего по времени  спецпосланника ООН Хорста Колера в мае 2019 года, похоже, что стороны готовятся к вооруженному конфликту. В начале апреля начальник полиции Фронта ПОЛИСАРИО Адда аль-Бендир был убит марокканским беспилотником. Учитывая нынешний хаос, Европа скорее всего  воспользуется случаем для активизации своего дипломатического вмешательства, работая над ускорением назначения нового спецпосланника ООН и возобновлением региональных переговоров. Франция могла бы сыграть ключевую роль в предотвращении дальнейшей эскалации насилия в Западной Сахаре, где рост экстремизма и присутствие террористических групп, особенно в Сахеле, вызывают особую озабоченность. Нынешняя осторожная позиция Франции в Западной Сахаре, по-видимому, является частью тщательно выверенной дипломатической стратегии, направленной на ослабление региональной напряженности. Прагматичное политическое решение, принятое при посредничестве Парижа, могло бы укрепить его роль ведущей европейской державы перед лицом американской гегемонии. Что касается Израиля, то новое израильское правительство  останется верным прежней внешнеполитической стратегии, направленной на то, чтобы спровоцировать глав арабских государств на скорейшую нормализацию отношений с Израилем путем оказания финансовой, технологической помощи и помощи в области безопасности авторитарным государствам, потрясенным военным и экономическим кризисом и возрождением народных протестов после арабской весны.

55.84MB | MySQL:105 | 0,570sec