Роль Израиля в арабо-иранских отношениях. Часть 1

Одним из факторов определяющих политическую ситуацию на Ближнем Востоке после Второй мировой войны стало образование в мае 1948 г. Государства Израиль. Связи Ирана с Израилем, отношение к арабо-израильскому конфликту, палестинской проблеме и сегодня определяют характер арабо-иранских отношений.

В силу географической удаленности от Леванта, этнических, конфессиональных, культурных различий населения Израиля и Ирана, Тегеран при шахе не рассматривал этот район с точки зрения потенциальной угрозы своей безопасности. Однако, будучи исламским государством, Иран чувствовал себя ответственным за святые места в Палестине. Иранское духовенство стремилось защитить исламские святыни, националистические настроенные силы усматривали общие черты в борьбе палестинцев и антиколониальном движении в Иране  1950 годов. Иранское руководство было вынуждено учитывать позицию могущественного иранского духовенства и светской политической оппозиции. В этой связи иранские власти стали проводить политику, которая у ряда экспертов получила называние «просчитанная амбивалентность». Иран проголосовал в ООН  против плана раздела Палестины. После начала первой арабо-израильской войны 1948 г. ряд представителей духовенства пытались организовать в Иране отряды добровольцев для участия в боевых действиях в Палестине. Когда в 1950 г. иранские власти фактически признали Израиль, иранское духовенство выступило с резкой критикой действий иранского правительства. На деле иранская оппозиция в течение нескольких последующих десятилетий вместо того, чтобы блокировать попытки юридического признания Израиля, наладила с ним выгодные торговые и экономические связи.  Иран и Израиль открыли неофициальные представительства в своих столицах.

Динамика международных отношений и развитие региональных процессов, наряду с переменами во внутренней политике Ирана и эволюцией стратегии национальной безопасности в Израиле привели к некоторому сближению двух стран.

В то время когда в Иране произошло укрепление прозападной монархической власти, в арабских странах прокатилась волна революционных движений, в результате которых к власти пришли левые национальные правительства, которые поддерживали отношения с СССР.  В итоге Иран и арабские страны оказались по разные стороны Холодной войны на Ближнем Востоке. В этот период в арабских странах наблюдался рост национальных и общеарабских движений, которые в целом отрицательно относились к Израилю и монархическому Ирану. Иран и Израиль оказались мишенью арабских национальных и социалистических движений и правительств. Одновременно в Израиле стали осознавать тот факт, что потребуется немало времени для нормализации отношений с арабскими странами. Израильские лидеры, прежде всего Давид Бен-Гурион, взяли на вооружение т.н. «периферийную» стратегию во внешней политике.

В результате проведенной в Израиле и Иране переоценки объектов национальных угроз и их источников  между двумя государствами сложились нормальные отношения, и наладилось взаимовыгодное сотрудничество. Иран стал важным поставщиком нефти в Израиль. Главным политическим приобретением Ирана от отношений с Израилем стало некоторое улучшение его отношений с Западом, прежде всего, с США. Это было важно для Ирана перед лицом угрозы со стороны арабских революционных и радикальных режимов. Для Израиля была крайне нежелательна любая нормализация отношений Ирана с арабскими странами. Конфликты и враждебность в отношениях арабов и Ирана отвлекала внимание арабских стран от Израиля и его политических акций в регионе.

Установление и развитие  отношений между Ираном и Израилем в 1958-1973 гг. усиливало настороженность в отношении еврейского государства в среде иранского духовенства и светски настроенных иранских националистов.  В итоге правительство Ирана вело весьма невнятный курс в отношении Израиля. Когда Иран закрыл иранское консульство в Тель-Авиве, ряд обозревателей сочли этот шаг, как начало разрыва отношений с Израилем. Другие усматривали причину действий иранских властей в нефтяном кризисе и национализации иранских нефтепромыслов. Националистически настроенные сторонники премьер-министра Ирана М.Мосадыка  были тесно связаны с  исламистскими силами Ирана. В 1960 гг. эти группы установили тесные контакты с арабскими националистами и исламистами и пользовались их поддержкой. Позднее исламистское крыло националистических сил объединилось с левыми и исламистскими силами  и выступило на стороне Исламской революции 1979 г. в Иране. Они строили свою политику в отношении Израиля исходя из внутренних соображений ненависти к шахскому режиму и его прозападной ориентации. Их радикальность в отношении власти шаха усилилась после свержения М.Мосадыка в 1953 г. Несмотря на это Иран продолжал сохранять свое фактическое признание Государства Израиль.

Ирано-израильские отношения привели в действие конфликтный потенциал  арабо-иранских отношений. Связи Израиля и Ирана оправдывали антииранскую политику арабских стран. Так, в 1961 г. президент Египта Г.А.Насер обратился к шаху Ирана через ректора университета Аль-Азхар шейха Шалтута, поставив под вопросом исламскую идентичность Ирана. Когда в 1965 г. шах Мохаммад Реза Пехлеви вместе с королем КСА Фейсалом присоединился к проекту создания ОИК, президент Египта Г.А.Насер выразил сомнения в искренности этого шага Ирана. Сирийское правительство, которое являлось конкурентом Египта в арабском мире в 1960-1970 гг.  выступило с аналогичными нападками на Иран. После революции 1958 г. Ирак также выступил с обвинениями против Ирана. Новые иракские власти артикулировали известные арабские претензии к Ирану в отношении истинных намерений Тегерана в арабских монархиях Персидского залива. Они сводились к тому, что под видом развития экономических связей Иран хочет постепенно изменить демографический баланс в этих странах и превратить их в свои колонии*.            После арабо-израильской войны 1967 г. и, особенно, с начала 1970 гг. Иран стал проводить более сбалансированный внешнеполитический курс в отношениях с государствами Ближнего Востока. Прежде всего, Иран предпринял попытки к установлению нормальных отношений с ООП и Сирией. Такое решение, по видимому, было продиктовано растущей озабоченностью шаха Ирана в связи с ростом военно-политической активности СССР в регионе. Особую обеспокоенность Ирана вызвало развитие отношений СССР с Ираком и Южным Йеменом. После войны 1967 г. Иран стал опасаться возможных «гегемонистских» планов Израиля в регионе, рассматривая их как потенциальную угрозу своей национальной безопасности. В этой связи иранские власти решили сбалансировать свои отношения с Израилем за счет развития связей с враждебными Израилю арабскими режимами и таким образом снизить степень их враждебности в отношении Ирана.

 

* Собственно, они были не так далеки от истины, если посмотреть на  то, что сегодня делает Иран в Сирии

55.94MB | MySQL:106 | 0,550sec