Что стоит за скандалом с поставками зерновых в Алжир

Ситуация на алжирском рынке зерновых складывается максимально благоприятно для расширения сферы контроля над ним российских производителей.

Напомним, что в июне текущего года АНДР продемонстрировала неспособность выполнить поручение президента страны Абдельмаджида Теббуна относительно обеспечения ее продовольственной безопасности вообще и выращивания зерновых в частности.

Это было обусловлено неблагоприятными климатическими особенностями и дальнейшим увеличением численности населения.

Вслед за этим в том же месяце вспыхнул скандал с зарубежными поставками Алжиру мягких сортов пшеницы. Он разгорелся после того, как портовые службы Орана обнаружили в грузе из 27000 тонн зерна, куда его доставили ранее иностранные поставщики, тушки мертвых грызунов.

Это стало основанием для запуска Министерством сельского хозяйства Алжира процедуры возвращения этого зерна поставщику и требований компенсаций.

Показательно, что алжирские власти не урегулировали с ним это дело тет-а-тет, а вынесли его на «всеобщее обозрение».

Так, министр сельского хозяйства и развития сельских районов страны Абдельхамид Хемдани созвал целую пресс-конференцию и заявил, что данному поставщику доступ на национальный рынок был заблокирован, и что его ожидает серьезное судебное разбирательство: «Скорее всего, ему будут предъявлены иски о возмещении этого товара, признанного неприемлемым».

Заметим, что некоторое время алжирские власти предпочитали не открывать национальную принадлежность данной компании, что может объясняться стремлением договориться с ним досудебно, чего не удалось.

Заметим, что в своих оценках алжирские власти официально опирались на данные OAIC (Алжирское бюро по зерновым), сотрудники которого и зафиксировали неожиданно найденные в зерне тушки грызунов, и которые дополнительно в этой связи напомнили, что поставщики обязаны соблюдать фитосанитарные и прочие стандарты качества продукции, предусмотренные действующими правилами АНДР.

Особо отмечается, что столь строгие предписания осуществляются в связи с тем, что указанная пшеница предназначалась для потребления людьми, а не скотом.

При этом алжирские власти указали, что ошибки здесь не было, поскольку после проведения фитосанитарных анализов образцов пшеницы первый партия из данного груза весом 600 тонн была доставлена для проведения более детального анализа в Кооператив по производству зерна и сухих овощей (CCLS) в вилайете Сайда. Там, на месте, якобы и подтвердились первичные выводы портовых работников и сотрудников OAIC относительно «неприемлемого качества» зерна.

Этого было достаточно для признания данной продукции неподходящей для применения в пищу человеком и любого использования, после чего эта партия была уничтожена на месте.

Остальной объем груза был опечатан. Началась процедура его возвращения в страну происхождения.

Впрочем, Алжир недолго хранил инкогнито относительно национальной принадлежности пшеницы, но теперь стало известно, что речь идет о французской продукции. А это крайне интересный момент.

Напомним, что Франция фактически контролирует алжирский зерновой рынок и ее доля на нем составляет до 80% и ежегодно она поставляет туда 5 – 7 млн тонн зерна.

Остальная доля преимущественно приходится на американских и канадских производителей, которые были явно не против «подвинуть» французов и расширить здесь свою сферу влияния.

России же и другим экспортерам зерновых до сих пор не удалось прочно застолбить за собой реально серьезный объем соответствующих поставок из-за наличия там повышенного содержания вредных насекомых.

Однако теперь ситуация может резко измениться.

Что же реально произошло? Напомним, что в 2014 и 2020 годах уже происходили отчасти схожие скандалы. В первом случае Алжир выдвинул претензии к качеству французского зерна, запретив его смешивать с соответствующей продукцией из других стран.

Напомним, что тогда во Франции дожди повредили урожай зерновых и поставщики были вынуждены для прохождения алжирских фильтров качества разбавить его соответствующей литовской продукцией, к которой и возникли вопросы относительно ее качества.

Второй случай был более резонансным и касался громкого скандала с поставками «30 000 тонн испорченной мягкой пшеницы» из Литвы, стоившими своего места генеральному директору OAIC Абдельазизу Джераду, который находился на нем год и два месяца.

Напомним, что тогда после разгрузки литовской пшеницы в Алжире контролеры OAIC обнаружили несвойственную окраску части зерна, что вызвало у них подозрения относительно его качества, которые якобы подтвердились после анализа лабораторных проб, установивших присутствие в зернах фракций пестицидов, сделавших их по алжирской официальной версии непригодными для потребления в пищу.

Казалось бы, ничего экстраординарного не произошло – некачественный груз вернули поставщику, и на этом в принципе рядовое дело можно было забыть. Но нет. Бдительные алжирские власти инициировали его рассмотрение на уровне Совета министров, который и назначил Джерада козлом отпущения «за товарный обман».

Между тем, сейчас, несмотря на прозвучавшие грозные заявления, по данным местных источников, пока власти АНДР не определились окончательно относительно того, что делать с проштрафившимся поставщиком.

Дескать, «необходимо провести более тщательное расследование, чтобы выявить причины этих сбоев, которые могут поставить под угрозу общественное здравоохранение».

То есть пока еще у французов есть шанс «исправиться».

Предположим, что изначально алжирская сторона, испытывающая колоссальные финансовые затруднения, желала получить дорожающее на мировом рынке французское зерно по заниженной стоимости.

Да, есть установленная рыночная цена. Но есть и закулисные механизмы ее снижения, на которые, по имеющейся информации, Париж не поддался, и алжирская сторона решила выставить все это напоказ, создав угрозу нанесения ему серьезного ущерба его деловой репутации.

А что же думают по этому поводу сами виновники скандала? Каких-то серьезных оправданий относительно этого не представлено, зато через «левые» каналы французские источники высказывают предположения, согласно которым за данным делом могут стоять… «Россия и государства Балтии», коим и выгодно расширение присутствия на алжирском рынке.

И в том случае, если власти АНДР сузят объемы поставок французской пшеницы, нас может ожидать очередная серия увлекательного экшена в духе «Петров и Баширов», на этот раз подбрасывающих мышей и крыс во французское зерно.

Разумеется, все эти пока еще неофициально высказываемые нападки выглядят смехотворно, тем более, что вообще неизвестно, а «была ли мышь?» Во всяком случае, власти АНДР не предъявили убедительных видеодоказательств, фиксирующих ответственность за наличие грызунов во французском зерне самих поставщиков.

Что же касается истинных интересантов дела, заметим, что по неофициальным алжирским источникам, особое стремление сократить сферу влияния французских компаний на зерновом рынке АНДР испытывают их американские коллеги.

Причем в данном деле имеются достаточно странные моменты. Во-первых, вдруг обнаружить грызуна в огромном массиве зерна, как это произошло с портовыми работниками – это еще надо постараться.

Но во-вторых, при очень большом желании практически у каждого поставщика можно обнаружить в грузе зерна мышей или крыс. И чем больше объем подобных поставок – тем пропорционально больше такая вероятность. Несмотря на век современных технологий, от крыс и особенно мышей гарантированной защиты не существует.

Однако тут это выставили как ужасный минус, недопустимый для такого рода поставок.

Заметим, что для простого читателя все это выглядит несомненным проявлением виновности Парижа, хотя даже если реально грызуны в экспортном зерне были, то, во-первых, их проникновение туда могло произойти по вине третьей стороны, а именно владельца/арендатора судна для перевозки зерна. А во-вторых, нет убедительных доказательств, что грызуны не появились в зерне уже в Оране.

И можно выдвигать много других версий произошедшего, но данная ситуация служит очередным маркером нездоровой ситуации на алжирском рынке и признаком попытки его передела не без участия внешних сил. Ибо те 7 млн тонн пшеницы, которые в последние годы французская сторона ежегодно экспортирует в Алжир, на практике означает общую стоимость контрактов свыше 2 млрд долларов. И чтобы заполучить доходы Парижа в Алжире, в ход идут все средства.

Кроме того, несмотря на наличие явной заинтересованности в деле иностранных конкурентов французов, исходя из практики последних лет, прямо усматривается заинтересованность в этом самих алжирцев.

Как говорилось выше, в ходе предыдущего зернового скандала 2020 г. глава OAIC на наш взгляд незаслуженно лишился своей должности в пользу ставленника определенных кланов. Таким образом, различные информационные всплески на алжирском зерновом рынке в первую очередь используются самими алжирцами в их же интересах.

В любом случае, понимание данного расклада должно послужить для российских производителей зерна ясным сигналом для мощного контрнаступления на рынке АНДР с целью расширения своей доли поставок в эту страну. Во всяком случае, этому максимально способствует обилие имеющихся контактов Москвы в силовой среде, представители которой во многом сейчас и определяют ситуацию в стране.

Тем более, что несомненным козырем здесь служит ее конечная стоимость в условиях, когда французы уже демонстрируют неспособность и нежелание играть по алжирским правилам.

55.87MB | MySQL:106 | 0,439sec