О продолжении скандала с поставками зерновых в Алжир

Алжиро-французский скандал с поставками некачественной пшеницы приобретает трагикомичные нотки. Как стало известно, причиной возвращения АНДР французской пшеницы Парижу было обнаружение в ней не трупов грызунов, а …свиньи.

Напомним, что обнаружение останков животного в поставленной пшенице произошло 8 июня, однако больше недели алжирские власти хранили об этом молчание. Одной из причин этого стала их попытка добиться получения от французской стороны «достойной» компенсации, сделав это без широкой огласки. Но когда та проявила упорство и нежелание брать на себя вину, в ход пошло давление относительно обнаружения в пшенице «тушек животных». Когда не сработало и оно, в прессу «утекли» данные, что, по крайней мере, в одном случае речь шла не о грызунах, а о свинье.

А это момент, принципиально меняющий дело. Во-первых, если возможное наличие мышей и крыс в пшенице никого удивить не может. Они всегда демонстрировали чудеса изобретательности в проникновении в амбары с зерном вплоть до прогрызания бетона внушительной толщины.

Кроме того, в силу их относительно небольших размеров, отловить этих животных и не допустить их проникновения в зерно сложно, чего нельзя сказать про куда более крупногабаритных свиней.

Между тем, стала известна и официальная реакция на произошедшее Парижа. Ее представители уверяют, что проблема физически не могла возникнуть во время загрузки пшеницы.

Им вторят и независимые эксперты, согласно выводам которых техническое устройство загрузки (фильтрующая сетка, движущаяся дорожка с вращающимся винтом) «фактически делает невозможным пропуск туда животного такого размера».

Тем более, что согласно данным французских источников, «контролер OAIC в Руане (откуда и было направлено оскандалившееся зерно) лично следит за загрузкой зерна до самого отхода судна в Алжир».

Иными словами, с вероятностью в 98% свинья (а тем более две свиньи, поскольку по данным алжирских властей было найдено минимум  две туши), если она, конечно, была, попала туда благодаря целенаправленной деятельности человека. Вопрос только – кто именно осуществил подобное. Во-вторых, учитывая исламскую специфику Алжира, более 98% населения которого являются мусульманами, произошедшее выглядит ужасающим преступлением, после чего Париж уже не сможет отделаться возвратом груза зерна и штрафом.

Речь идет о том, что французской пшенице дорога в АНДР может быть если не закрыта навсегда, то она способна утратить свой полуэксклюзивный статус. Ибо с точки зрения многих алжирцев появление останков  «грязного животного» в купленной ими же продукции является недопустимым оскорблением всей алжирской нации.

Между тем, в самом Алжире также назревает новый скандал по поводу появления пшеницы со свининой. По имеющимся данным, 2209.4 центнера пшеницы из скандального груза отправленного обратно алжирские власти все же успели разгрузить на своей территории, причем 1222 центнера увезли в вилайю Маскара и там перемололи в муку.

Местные власти пытаются заверить алжирцев в том, что она не успела уйти на выпуск хлебобулочной продукции, чему многие алжирцы не верят и едут за соответствующим товаром в соседние вилайи, адресуя в адрес властей не самые лестные эпитеты.

Масла в огонь подливают исламисты, уверяющие свою паству, что «сатанинский режим пытается накормить вас французской свининой под видом хлеба».

Соответственно, во Франции имеется убеждение, что дело «шито белыми нитками». Другое дело, к какому итогу все это приведет для сторон конфликта.

Ясно одно – Франция оказалась в непростой ситуации. Признать вину, которой за ней явно нет – означает нанести по самой себе и своей продукции мощный удар. Особенно в мусульманских странах, включая Египет.

Непризнание же вины чревато потерей алжирского рынка, что, опять-таки, не гарантирует Францию от издержек с другими партнерами.

Впрочем, Алжир здесь играет опасную игру. Франция по-прежнему прочно занимает 2-е место в списке его торговых партнеров и является  перспективным инвестиционным партнером, в том числе в нефтегазовой сфере.

Важно помнить, что французский сельскохозяйственный сектор – субсидируемый государством и удар по нему вызовет соответствующую реакцию Парижа.

И дело не только в перспективных французских инвестициях и проектах компании Total, которые ей может быть рекомендовано свернуть дела в АНДР. С учетом ожидаемого запуска российского газопровода «Северный поток-2» Париж может начать снижать зависимость от алжирского газа, сделав это с явным смыслом.

Напомним, что Алжир является вторым по величине импортером пшеницы на африканском континенте после Египта и пятым по объему в мире.

Его ежегодное потребление доходит до 12 млн тонн зерна, причем лишь треть от этого объема Алжир обеспечивает собственным производством.

Иными словами, ежегодные иностранные поставки данной продукции в Алжир составляют порядка 8 млн тонн пшеницы стоимостью более 3 млрд долларов.

Французские аналитики усматривают в этом дополнительное проявление роста конкуренции между Францией и Россией на аграрном рынке, чему, в свою очередь, способствует стремление Алжира диверсифицировать свою зависимость в столь стратегическом вопросе, как продовольственная безопасность.

Заметим, что развивающийся скандал очень хорошо ложится на произошедшее в конце 2020 года недоразумение с «разбавлением» французскими поставщиками Алжиру пшеницы некачественной литовской продукцией, которую в АНДР охарактеризовали как «гнилую» и «отравленную».

Напомним, что этот скандал стоил должности обвиненному в произошедшем Абдеррахману Бушахде, генеральному директору государственного агентства OAIC по закупкам зерна.

Причем президент АНДР Абдельмаджид Теббун на этом не остановился и приказал в начале января 2021 года начать дополнительное расследование деятельности данного учреждения. В частности, он поручил Министерству финансов страны провести аудит работы OAIC. И, судя по всему, снова «полетят головы». И «свои», и французские.

Во всяком случае, Парижу теперь будет крайне сложно сохранить свою долю в поставках пшеницы на алжирский рынок, которая в зависимости от года колеблется от 70 до 90%.

Одна из причин, почему к данному вопросу в Алжире отнеслись очень серьезно – то, что пшеница здесь субсидируется государством и является стратегическим товаром. Так, благодаря этому искусственно сдерживаются цены на продукты ее переработки (муку, хлеб и макаронные изделия), чтобы они оставалась доступными широким массам населения.

Неслучайно, что упомянутый выше Бушахда только в 2019 году закрыл за ценовые и прочие нарушения (в том числе за сознательное ухудшение «частниками» хлебобулочной продукции) почти 50 мукомольных заводов. Около 300 других за это же попали под наблюдение по подозрению в коррупции, что и вызвало жалобы на отсутствие прозрачности в данном секторе.

Между тем, в самой Франции все больше убежденных в том, что за этим делом стоит Россия. Французские источники обращают особое внимание на то, что еще в сентябре 2020 года Бушахда разрешил изменить спецификацию импорта пшеницы, благодаря чему разрешенное количество вредных примесей в зерне увеличилось с 0.1 до 0.5%. В результате российское зерно получило доступ на алжирский рынок.

Однако до сих пор, казалось, России не удалось восстановиться на нем в отличие от Египта, где она сейчас доминирует.

Так, за период с 1 июня по 30 ноября 2020 года, российская зерновая продукция в Алжир не поступала. Из закупленных им 2.4 млн тонн мягкой пшеницы 41% приходился на Францию, 23% — на Литву, далее шли Германия, Латвия и Польша.

Кажется, не было соответствующей российской продукции и в сегменте твердой пшеницы – здесь стабильно (300 тысяч тонн за тот же период) стабильно присутствуют Канада (50%), Мексика (40%) и Франция (10%).

А между тем, по странному стечению обстоятельств на фоне отправления в обратном направлении французской пшеницы 22 июня последовала очень позитивная и долгожданная новость. Впервые за пять лет российская структура Veterra Rus (ранее Glencore Agriculture IGC) отправила 28500 тонн пшеницы Алжиру. А это почти тот же самый объем, который он вернул Франции из скандального груза.

Разумеется, все это можно только приветствовать с расчетом на то, что Россия заместит по крайней мере значительную долю от французских компаний. Однако сами по себе действия по профанации алжирской стороной французской продукции вызывают опасения. Тем более, что столь грубая работа с подбросом свинины может вызвать ответные действия французов. Во всяком случае, можно и нужно было делать так, чтобы ни у кого не было ни малейшего повода утверждать, что за этим делом торчат «русские уши».

55.82MB | MySQL:105 | 0,464sec