Алжирский план по энергетическому захвату Ливии и Африки

Реализацией энергетических неуглеводородных проектов Алжир пытается закрепиться в Ливии и вообще в Африке с целью получения там главенства в экономике и их политической к себе привязке.

Об этом открыто заявил 21 июня генеральный директор алжирского энергетического гиганта Sonelgaz (Societe nationale de l’electricite et du gaz или Национальная электрогазовая компания), занимающегося производством и распределением энергии и газа Шахер Булахрас.

Речь идет о запуске проекта «электрического соединения» газового месторождения «Хасси Мессауд» АНДР и ливийского оазиса Гадамес с целью «объединения энергосистемы Большого юга» двух стран.

Он подчеркнул, что это «историческое решение позволит двум странам обмениваться энергией и укрепит взаимосвязи энергетических сетей Магриба, Северной Африки и региона к югу от Сахары».

По его данным, оно было принято на собрании руководства группы компаний, входящих в Sonelgaz, состоявшемся 31 мая.

Реализовываться оно будет в рамках заключенного в декабре 2020 года соглашения о партнерстве и Меморандума о взаимопонимании между компанией Sonelgaz и Главной энергетической компанией Ливии (GECOL).

По данным Булахраса, соответствующее решение направлено на создание «реальных вех сотрудничества между двумя странами и их компаниями этого сектора».

Однако глава алжирского энергогиганта признал «сложность» и «капиталоемкость» данного проекта «из-за протяженности его линий в 520 километров».

По его данным, реализация этого потребует применения особых механизмов финансирования и «финансовой инженерии», добавив, что «в настоящее время проводятся соответствующие эффективные исследования с очень хорошими темпами».

При этом общая стоимость его реализации названа не была, но известно, что, по крайней мере, как минимум часть затрат будет осуществляться по линии ООН.

В целом же согласно информации от алжирского руководства, срок выполнения этого проекта рассчитан до конца 2024 года.

При этом Булахрас открыто признал, что данный проект имеет и политическую составляющую. Так, он повторил наличие «обязательства Алжира через компанию Sonelgaz поддержать Ливийскую Республику для осуществления ее нового экономического взлета».

По его признанию, что «мы присутствуем в Ливии и работаем в течение последних полугода. Отношения в этой области отличные. Существует очень хорошая политическая воля, проявленная между двумя странами, а также обеими компаниями. Sonelgaz готова использовать весь свой энергетический опыт, материальные и людские ресурсы на основе взаимовыгодного принципа».

Иными словами, представитель алжирского руководства словно напоминает ливийским коллегам о наличии пока еще неафишируемых двусторонних соглашений, согласно которым АНДР получает за это определенные выгоды.

Вероятно, от эксплуатации на ливийской территории месторождений углеводородов.

На практике развитие подобного сотрудничества, согласно М.Булахрасу, касается в том числе укрепления мощностей ливийской компании GECOL с помощью мобильных турбин мощностью 265 мегаватт (МВт).

Их монтаж на электростанции Хомс (Триполи) фактически завершен. Они, как ожидается, заработают с июля, что позволит восстановить «большую мощность и облегчить нагрузку на ливийскую энергетическую сеть».

Причем в Ливии уже развернута алжирская команда из 30 техников и инженеров, занимающаяся монтажом, налаживанием, диагностикой и запуском необходимого для этого оборудования.

И работа у представителей Sonelgaz ожидается весьма серьезная, поскольку по признанию Булахраса, ливийская энергосеть нуждается в восстановлении и реконструкции: «Мы работаем с высоковольтной частью, обучением местного персонала, сопутствующими цифровыми проектами, а также деятельностью по обслуживанию оборудования, сетей и производственных мощностей (электростанций) с запасными частями, произведенными в Алжире».

Говоря о стратегическом плане «энергетического завоевания Африки», реализация которого намечена к 2035 году, М. Булахрас утверждает, что Sonelgaz Group планирует завоевать соответствующий потенциал африканского рынка в рамках «стратегического и прагматичного» видения своей роли на Черном континенте.

По его признанию, группа Sonelgaz уже создает для этого необходимый задел, присутствуя в девяти африканских странах, в которых в данный момент ее дочерней компанией IFEG проводятся «учебные мероприятия».

По данным Булахраса, «Африка имеет огромный потенциал, учитывая наличие там более чем 640 миллионов жителей, не имеющих доступа к энергии» и для того, чтобы задействовать этот ресурс, Sonelgaz, по его словам, «очень активно» готовит собственную дорожную карту на международном уровне.

Напомним, что Sonelgaz, представляя собой промышленную группу, состоящую из 39 дочерних компаний и 5 совместных предприятий, претендует на роль второго по значимости концерна страны и до сих пор основные его доходы обеспечивались за счет получения государственных дотаций и взимания доходов с алжирского населения за пользование электроэнергией и газом.

Их стоимость для потребителей, по данным официальных алжирских источников, является одной из самых дешевых в мире (многие алжирцы имеют отличное от этого мнение).

Так, например, они составляют, по его данным, четверть от средне-европейской, и в три раза ниже, чем в соседних странах.

То есть реально занижение их стоимости для потребителей ниже общемировых расценок стоит казне серьезных издержек, общий объем которых составляет многие миллиарды долларов.

И поскольку сейчас у Алжира заканчиваются средства, у него остается все меньше возможностей для сохранения льготных тарифов для уязвимых категорий населения.

И если ранее взимание оплаты тарифам проходило более-менее безболезненно, то теперь все большее число представителей населения АНДР накапливают долги по платежам.

Соответственно, международные проекты данного энергогиганта позволяют отчасти решить проблему его экономической эффективности и одновременно увеличить экономико-политическое влияние Алжира на африканском континенте.

И, судя по всему, в Ливии, а точнее в западной ее части, АНДР пытается «обкатать» свою стратегию, чтобы энергетически, экономически и далее политически привязать к себе впоследствии всю эту страну.

Однако если в обозначенные три года Алжир действительно с финансовой помощью ООН осуществить задуманное в данном государстве, то с реализацией этого в африканских рамках можно предвидеть возникновение неизбежных проблем.

Так, глава Sonelgaz считает упомянутые им 640 млн жителей африканских стран, не имеющих доступа к энергии, ресурсом для получения прибыли.

Формально это так. Но с другой стороны им физически нечем за нее платить и для этого необходимо создать рабочие места. Причем их отсутствие обусловлено комплексом экономико-политических причин, а точнее, непривлекательностью конкретных мест проживания данных людей в первую очередь для сырьевых компаний.

Речь в данном случае идет о государствах вроде ДРК, где действуют многочисленные повстанческие группировки, делающие крайне рискованной работу на их территории.

В этих условиях озвученные Алжиром планы потребуют инвестиций на десятки миллиардов долларов, которых у него нет, и которые вряд ли дадут в обозримой перспективе частные компании. Не исключено, что он рассчитывает получить на это средства по «ливийскому» примеру.

Однако пока таких средств у ООН нет, и вряд ли основные ее доноры захотят тратить их на сомнительное вливание их в «серые зоны», кишащие повстанцами.

Кроме того, если для модернизации ливийской энергетики у Алжира есть ресурсы, в том числе и профессиональные, то в рамках африканских масштабов их крайне недостаточно.

Во всяком случае, при таком раскладе озвученный Алжиром проект больше представляется имиджевым, рассчитанным на привлечение внимания жителей африканского континента на будущее, и невозможным в плане реализации в озвученные руководством Sonelgaz сроки.

Тем более, что алжирский план слабо учитывает вероятное противодействие ему его конкурентов в том случае, если работа в «серых африканских зонах» вдруг впоследствии станет привлекательной для других иностранных компаний.

55.88MB | MySQL:105 | 0,573sec