О секретных фондах, контролируемых египетским военными

Информированные египетские источники раскрыли конкретную информацию и эксклюзивные подробности об огромных секретных фондах, контролируемых египетским военным ведомством как часть его финансовых активов, которые не подлежат никакому надзору. Эти средства не включены в общий бюджет государства или даже в бюджет Вооруженных сил АРЕ, не в последнюю очередь потому, что значительная их часть находится за пределами Египта. Эти «секретные» фонды проясняют некоторые неясности и отвечают на многие вопросы об источниках финансовых ассигнований Египта на различные национальные проекты. В ответ на вопросы об источнике средств, которые он тратит на проекты, президент Абдель Фаттах ас-Сиси заявил в феврале этого года, что «деньги поступают из Египта, нашей страны… Это было даровано нам Аллахом Милостивым».  Он подчеркнул, что то, что делает режим, «выходит за рамки возможностей народа, выше возможностей египетского государства, и вы все еще спрашиваете об источнике средств». На 8-й Национальной молодежной конференции в сентябре 2019 года А.Ф.ас-Сиси отреагировал на огромный переполох, вызванный художником и подрядчиком Мухаммедом Али, сказав: «Правда больше, чем я… Больше меня». Это побудило некоторых задаться вопросом, в чем заключается эта «большая истина», которую президент не может раскрыть. Согласно источникам, существует общий бюджет, выделяемый для Вооруженных сил АРЕ, который хранится на специальном счете в Центральном банке Египта (CBE) и некоторых других (неназванных) банках. Они управляют этим совершенно независимо, но существует секретный бюджет, детали которого известны лишь очень ограниченному числу высших военных командиров. Этот бюджет включает в себя множество статей, в первую очередь операцию «Уруба 90», специальные фонды, долларовые депозиты и другие статьи, которые не представлены в совете директоров какого-либо экономического субъекта, контролируемого армией. Статья 203 Конституции Египта четко гласит: «Должен быть создан Совет национальной обороны, возглавляемый Президентом Республики и включающий в свой состав премьер-министра, спикера Палаты представителей, министра обороны, министра иностранных дел, министра финансов, министра внутренних дел, начальника Службы общей разведки, начальника штаба вооруженных сил, командующих военно-морским флотом, военно- воздушными силами и противовоздушной обороной, начальника оперативного отдела вооруженных сил и руководителя военной разведки». Этот совет отвечает за рассмотрение вопросов, касающихся методов, используемых для обеспечения безопасности и охраны страны, и обсуждение бюджета вооруженных сил. Это включено в качестве единой цифры в государственный бюджет. Необходимо запросить мнение совета в отношении законопроектов о вооруженных силах. Другие его юрисдикции определены законом. При обсуждении бюджета должны быть включены начальник департамента по финансовым вопросам вооруженных сил и руководители Комитета по планированию и составлению бюджета и Комитета национальной безопасности в Палате представителей. Президент Республики может пригласить любого, кто, как считается, обладает соответствующими знаниями, для участия в заседаниях совета, но у них не будет права голоса. В апреле 2013 года общий бюджет Вооруженных сил АРЕ был впервые включен в государственный бюджет на 2013-2014 финансовый год. Общий военный бюджет был оценен в 31 млрд египетских фунтов по сравнению с 27 млрд в бюджете на 2012-2013 годы. В рамках подготовки к наземному наступлению с целью освобождения Кувейта в 1990 году Саудовская Аравия и Кувейт предоставили Вооруженным силам АРЕ грант в размере 1,1 млрд долларов. Бывший президент Хосни Мубарак согласился с тем, что вооруженные силы будут инвестировать эти средства в своих собственных интересах при условии, что эти деньги будут использованы для повышения их эффективности. Средства были переведены на различные счета в греческих и швейцарских банках. Через два года после освобождения Кувейта министр обороны АРЕ, фельдмаршал Мухаммед Хусейн Тантауи, получил согласие Мубарака на выделение 150 млн египетских фунтов для распределения в качестве вознаграждения командирам и офицерам, особенно после того, как среди военнослужащих были подняты вопросы о саудовском гранте. Кроме того, саудовскими вооруженными силами был выделен субсчет для средств, которые должны были выделяться в качестве пособий на питание, транспорт и личные расходы для офицеров и солдат, участвовавших в операции «Уруба 90». Источники подтвердили, что командиры выдавали офицерам и солдатам небольшие ежемесячные суммы, оставляя выделенные средства себе. Бригадный генерал Фатхи Заглул, координатор операций в Хафр аль-Батине в Саудовской Аравии, отвечал за этот субсчет. После войны и освобождения  Кувейта выяснилось, что Заглул договорился со своим братом поехать в Швейцарию, чтобы открыть банковский счет. Затем он перевел 32 млн египетских фунтов из продовольственных, транспортных и карманных пособий на швейцарский счет своего брата. Это мошенничество было обнаружено, но потребовалось несколько месяцев, чтобы найти Заглула. Ему было приказано вернуть похищенные средства, но военное учреждение не смогло снять деньги с банковского счета. Тогдашний министр обороны Юсеф Сабри Абу Талеб не возбуждал никаких судебных исков против Заглула, опасаясь скандала, который это могло бы вызвать. Вместо этого Заглул был вынужден уйти в отставку. Такие средства все еще инвестировались за рубежом в течение всего срока полномочий Мубарака под личным контролем Тантауи и генерал-майора Махмуда Насра, который возглавлял Управление по финансовым вопросам Вооруженных сил АРЕ, контролируемое военной разведкой. Часть денег была вложена в различные проекты за рубежом, а также в сделки и спекуляции, которые, конечно, не были включены в официальные отчеты об экономике вооруженных сил или государства. «Как только разразилась январская революция 2011 года, — пояснили источники, — Тантауи прекратил все транзакции по этому счету, который в то время стоил около 16 млрд долларов, так как он хотел перевести его на официальный счет Вооруженных сил АРЕ из страха перед последствиями революции. Это вынудило его раскрыть правду о сумме и своей позиции Высшему совету Вооруженных сил, чтобы привлечь его к принятию решения. «Однако генерал Наср на одном из заседаний Высшего совета Вооруженных сил (ВСВС) предложил не трогать эти средства и не возвращать их Египту под предлогом того, что внутриполитические условия были неблагоприятными. Из опасения, что этот вопрос будет раскрыт средствами массовой информации, он предложил альтернативный план, заявив, что эта сумма была депонирована за границей с целью заключения крупных сделок с оружием, которые не состоялись из-за революции. Тантауи был убежден в этой идее, и деньги остались за границей, но он получал стабильную прибыль, вкладывая деньги в банк, не совершая никаких транзакций, не торгуя и не спекулируя. В период, предшествовавший президентским выборам 2012 года, Тантауи, по-видимому, начал больше беспокоиться о размещении средств за рубежом, не в последнюю очередь в случае, если новый президент не был на той же странице, что и ВСВС. Он был встревожен возможной победой генерала Ахмеда Шафика, потому что Шафик много знал о ситуации в армии, несмотря на то, что он уже много лет не работал в военном ведомстве, он поддерживал хорошие отношения с некоторыми старшими офицерами, руководителями разведки и бывшими должностными лицами президента. Генерал Наср предложил Тантауи план передачи управления Национальным инвестиционным банком (NIB) Министерству планирования с целью освобождения учреждения от надзора Центрального банка, а затем назначения согласованного министра планирования; он хотел поручить это Ашрафу аль-Араби. После этого, в соответствии с тем же планом, средства будут переведены в NIB. Таким образом, Тантауи издал решение № 285 от 2012 года, в котором предусматривалась передача банка Министерству планирования в качестве первого шага для привлечения средств из-за рубежа. NIB является одной из отраслей экономики и инвестиций египетского государства. Он был создан в соответствии с положениями Закона № 119 от 1980 года с целью финансирования всех проектов, включенных в общий план экономического и социального развития государства, путем внесения взносов в капитал этих проектов или предоставления их за счет займов или других средств и контроля за их реализацией. Банк описывает себя как «инструмент, который государство может использовать для вмешательства в контроль над рынками и реализации своей экономической и социальной политики». Являясь одним из ведущих финансовых институтов и институтов развития с огромным потенциалом и возможностями, NIB должен участвовать в мероприятиях в качестве источника и получателя влияния и играть важную роль в свете недавних экономических изменений на местной и международной арене. После победы Мухаммеда Мурси на президентских выборах Тантауи почувствовал уверенность в том, что Шафик проиграл, и поэтому не чувствовал необходимости возвращать деньги из-за рубежа. Наср убедил его подождать некоторое время под предлогом того, что они могут убедить «Братьев-мусульман» в том, что есть веские причины для хранения такой большой суммы денег за границей.

55.57MB | MySQL:105 | 0,426sec