Роль внешнего фактора в арабо-иранских отношениях. Часть 3

Президентство Дж.Буша совпало с окончанием ирано-иракской войны, кончиной Р.Хомейни и приходом к власти в Иране умеренных политиков в лице президента А. Хашеми-Рафсанджани.  А.Хашеми-Рафсанджани и Дж.Буш  пытались каждый по своему наладить двусторонние отношения. Однако кризис с американскими заложниками 1989 г. и тот факт, что в Государственном департаменте иранским досье больше занимались арабисты, давление арабских режимов не дали осуществиться этим планам. К тому же в это время США рассматривали Ирак как своего союзника в Заливе. Несмотря на то, что за счет своих позиций А.Хашеми-

Рафсанджани решил проблемы с американскими заложниками в Ливане, США не собирались идти навстречу ИРИ. Другая  возможность наладить американо-иранские и соответственно ирано-арабские отношения была во время Первой войны в Заливе 1991 г. США, Израиль и Европа хотели, чтобы Иран присоединился к антииракской коалиции. Но Иран оставался нейтральным. В итоге Иран не смог наладить отношения с США и с арабскими странами. В самой ИРИ возобладали антиамериканские силы.

После распада СССР США стали рассматривать Иран в качестве проблемной страны, нежели  потенциально влиятельной региональной державы. США остались единственной глобальной сверхдержавой и стремились установить свой миропорядок  в регионе Ближнего Востока.  Одним из элементов нового миропорядка было решение задачи по нейтрализации и сдерживанию стран типа Ирана.

Одной из новых стратегий американской администрации Б.Клинтона (1993-2001) стала «стратегия двойного сдерживания».        Ее автором был Мартин Индик. Она была нацелена на одновременное сдерживание Ирана и Ирака с последующим изменением их внутреннего строя.

Нежелание США нормализовать отношения с ИРИ подвигало арабские режимы к тому, чтобы занять более жесткую позицию в отношении Тегерана. После иракского вторжения в Кувейт в августе 1990 г. США  и Иран предпринимали попытки сблизиться. Но они были жестко блокированы арабскими странами в лице Египта, КСА и ОАЭ, которые стремились оставить Иран в изоляции.

Второе президентство Дж.Буша (2001-2009) было отмечено активной милитаризацией внешней политики, в том числе и на Ближнем Востоке. В основе лежал разработанный еще в 1992 г. документ в виде Наставления по оборонительному планированию (Defense Planning Condolence), одним из авторов которого был Пол Вулфовиц. Согласно этому плану целью внешней политики США являлось предотвращение появления любого соперника на международной или региональной арене, включая Юго-Западную Азию. Иран как раз подходил под это определение.

Если раньше США колебались относительно того как поступить с иракским режимом, то после событий терактов 11 сентября 2001 г. последние сомнения отпали. Развитие операции в Афганистане шло в рамках вступления США в Глобальную войну с терроризмом (GWOT).  Одной из задач этого было изменение режимов в Ираке, Иране, Сирии, Ливии, Судане.  Одним из итогов вторжения США в Ирак стало то, что  ни в Ираке, ни в арабском мире не смогли принять нового шиитского правительства в Багдаде. Это отрицательно сказалось на ирано-арабских отношениях.

Иран был крайне обеспокоен американским вторжением в Ирак и направил США послание с предложением разрешить все спорные региональные вопросы, в том числе иранскую ядерную программу. Но США не ответили. Однако когда в Ираке у американцев возникли проблемы, они предпочли наладить временный диалог с Ираном, который быстро закончился. США предпочли диалог с иракскими суннитами и арабскими суннитскими режимами, нежели с Ираном.

Изменение баланса сил в результате падения режима С.Хусейна и приход к власти в Ираке правительства шиитского большинства вызвал серьезные опасения и недовольства  в арабских странах, прежде всего в Персидском заливе. КСА никак не могло смириться с новым балансом сил и усилением роли Ирана, ростом активности шиитских общин в арабском мире. Эр-Рияд стал активно помогать суннитскому сопротивлению в Ираке, в том числе «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России). В начале США и ряд арабских стран рассматривали эту организацию как полезный инструмент в борьбе с Ираном. Но после атак ИГ на американские объекты эта точка зрения изменилась. Однако даже после фактического уничтожения ИГ как организации, США считали, что опасно позволить Ирану заполнить  политический вакуум, образовавшийся в Сирии и Ираке. В конечном счете, Иран и ряд арабские государства оказались вовлеченными в гибридные войны  в Ираке, Сирии и Йемене. Это серьезно испортило арабо-иранские отношения.

События 2005 г. в Ливане давали США возможность изменить режим в этой стране, избавиться от «Хизбаллы» и организовать вывод сирийских войск из этой страны. После убийства бывшего премьер-министра Р.Харири в феврале 2005 г. в Ливане произошла «революция кедров». Иран поддержал Сирию и «Хизбаллу», а КСА противников Б.Асада. Ливанские события спровоцировали обострение религиозной борьбы в регионе и еще больше ухудшили ирано-арабские отношения. В июле 2006 г. произошла 33 дневная война в Ливане. Израиль атаковал позиции «Хизбаллы» на юге страны. По итогам боевых действий победа досталась фактически «Хизбалле». Это упрочило позиции шиитских сил в Ливане и в других арабских странах. Указанные события вызвали обеспокоенность арабских стран растущим политическим влиянием шиитских организаций в арабском мире.

События на Бахрейне в ходе, начавшейся  в 2010 г. «арабской весны» еще больше обострили отношения Ирана с арабским миром.        Во время начавшихся в Сирии в марте 2011 г. событий КСА, Катар и Турция поддержали сирийскую оппозицию. КСА оказала поддержку «Джебхат ан-Нусре» (запрещена в России), Турция поддерживала «Братьев-мусульман». Запад помогал светским умеренным силам оппозиции. Иран оказал поддержку сирийскому режиму. Иран и КСА оказались вовлечены в еще одну гибридную войну религиозного характера.

Характер политики США и Европы в отношении Ирана обусловил гражданскую войну в Сирии, ее длительный характер и ярко выраженную конфессиональную окраску. США стремились добиться изменения характера режима в САР, полагая, что в этом случае им будет проще изолировать Иран на Ближнем Востоке, снизить уровень его военно-политического влияния в регионе. В этой связи они блокировали все предложения Москвы об урегулировании конфликта в САР, которые предусматривали сохранение Б.Асада у власти.

Новый президент США Б.Обама (2009) пытался в начале своего президентства изменить ситуацию в американо-иранских отношениях, но столкнулся с резкой оппозицией внутри администрации и союзников США на Ближнем Востоке в лице Израиля, КСА, Египта, ОАЭ.

Сторонники жесткой линии в Иране выступали категорически против каких-либо компромиссов как условие нормализации отношений с США. На выборах 2013 г. в Иране победил кандидат в президенты из числа «умеренных» политиков Х.Роухани. В июле 2015 г. после серии американо-иранских переговоров был подписан Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе при участии России, Китая, Франции, Великобритании, Германии, ЕС и ИРИ. Договор против ожидаемого не принес особого прогресса в американо-иранские отношения. Однако арабские режимы не снизили свою антииранскую риторику. Вместо этого они пытались убедить США непосредственно атаковать Иран.        В 2015 г. КСА начала военную операцию в Йемене Decisive Storm.  Операция обострила религиозный фактор в арабо-иранских отношениях.  Саудовская операция в Йемене преследовала цели внутренней политики КСА. Она была связана с внутриклановой борьбой в правящей элите КСА и борьбой за лидерство в правящей саудовской династии. Несмотря на это Запад в целом поддержал КСА. Убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги в  октябре 2018 г. в генконсульстве КСА в Стамбуле, возможно, заставило Запад пересмотреть свое отношение к правящей саудовской верхушке.

Решение об атаке на Йемен было принято молодым принцем Мухаммедом бен Сальманом, который являлся министром обороны. До этого он «убрал» своего конкурента в борьбе за престол Мухаммеда бен Наифа и стал наследным принцем в 2017 г. Операция была призвана показать решимость саудовского руководства в борьбе с Ираном и его независимость от США. КСА стремилось взять Йемен под свой полный контроль и не допустить участия сторонников движения «Ансар Алла» (хуситов) как части зейдитских шиитов в управлении страной. Тот факт, что лидер хуситов Хусейн Бадреддин аль-Хоуси был связан с Ираном, высказывал антиваххабитские суждения, волновал саудовцев.

Новый американский президент Д.Трамп  обрушился с критикой на КСА за поддержку терроризма и обвинил Эр-Рияд в том, что саудовские подданные стояли за событиями в США 11 сентября. Многие в этой связи полагали, что отношения США и КСА вошли в серую зону. Иран увидел для себя возможность наладить отношения с США.  Однако уже в мае 2017 г. Д.Трамп посетил КСА. Президент США переключил свое внимание на палестино-израильский конфликт и добивался заключения «сделки века» между палестинцами и израильтянами. В отношении Ирана Д.Трамп изменил свои взгляды под влиянием своих советников и арабских союзников. В октябре 2017 г. Д.Трамп объявил о новой стратегии в отношении Ирана и  его ядерной программы. В одном из своих заявлений американский президент назвал Персидский залив Арабским, что вызвало сильное раздражение в Иране и заставило задуматься иранских руководителей об истинных намерениях американской администрации. В мае 2018 г. Д.Трамп объявил о прекращении ядерной сделки с Ираном и выходе США из СВПД. Вслед за этим прошла целая серия взаимных нападок Ирана и США друг на друга. Иран был  заинтересован в возобновлении диалога, но в такой ситуации шансы на это были малы. Тем более, что арабские режимы активизировали свою антииранскую деятельность. хотя Иран  неоднократно намекал на возможность улучшения отношений с ССАГПЗ.

За последние два столетия  эволюция системы международных отношений и политика мировых держав на Ближнем Востоке оказали заметной влияние на характер арабо-иранских отношений. Колониальная экспансия европейских держав на Ближнем Востоке изменила баланс сил в регионе. Британская политика в Персидском заливе по защите своих интересов в Индии и противодействии России, привела к изменению системы безопасности в этом субрегионе  и не в пользу Ирана. Лондон сделал ставку на малые арабские государства Залива и поддерживала их против Ирана. Своей политикой Великобритания создала несколько территориальных проблем, споры по которым между Ираном и арабскими странами до сих пор осложняют их двусторонние отношения. Это касается Бахрейна, проблемы трех островов в Заливе и судоходства по Шат эль-Араб. После ухода британцев из Залива в конце 1960 гг. Велиобритания и США не смогли предложить устойчивой системы безопасности в этом районе, а возложили ответственность на Иран и КСА, осложнив не только отношения двух стран, но вообще отношения Ирана с арабским миром. Холодная война на Ближнем Востоке еще больше осложнила арабо-иранские отношения и привнесла в них новый идеологический фактор раздора. Мировые державы предпочитали сохранять напряженность в арабо-иранских отношениях, что ярко проявилось в ходе ирако-иранской войны. Развал СССР привел к изменению баланса сил в регионе и вывел США на политическую авансцену Ближнего Востока как доминирующую силу. Политика США по смене арабских режимов окончательно подорвала баланс сил в регионе и отрицательно сказалась на отношениях Ирана с арабскими странами, активизировав в спектре их разногласий этнический и конфессиональный аспекты. Таким образом, изменения в системе международных отношений, в результате которых США установили свою гегемонию на Ближнем Востоке и характер их политики в регионе и в отношении Ирана в частности, не способствовал поиску арабскими странами примирения с Ираном, а только обострил их отношения. Иран и ряд арабских стран оказались втянуты в вооруженные конфликты в различных уголках арабского мира и на Ближнем Востоке, в частности.

В свою очередь региональные державы не оставались пассивными  участниками военно-политических изменений в регионе. В 1950-1970 гг. арабское национальное движение оказало заметное влияние на региональную политику. Исламская революция в Иране 1979 г. повлияла на региональную обстановку и характер отношений Ирана с арабскими странами. Однако, политика США в 1990 гг. по изменению арабских режимов оказала самое большое влияние на ситуацию в регионе и характер арабо-иранских отношений.

Таким образом, на динамику арабо-иранских отношений оказывала влияние целая группа факторов. Биполярный характер международной политической системы,  геополитическая значимость региона Ближнего Востока для США и их глубокая вовлеченность в  региональные социальные и политические процессы, слабость региональных стран и их зависимость от политики держав. Все это оказывало влияние на динамику отношений арабов с Ираном. Теоретически системные факторы и политика держав могли оказывать позитивное влияние на характер отношений Ирана с Арабским миром. Однако на деле это влияние по большей части носило негативный характер.

53.18MB | MySQL:109 | 0,353sec