Ситуация в Марокко: май 2021 г.

3 мая госпитализированный в Испании глава сепаратистского Фронта ПОЛИСАРИО Брахим Гали получил повестку в суд, истец – Фадель Брейка, натурализованный в Испании сахарский диссидент обвинил его в «пытках». Испанская юстиция на тот момент не знала, сможет ли Б.Гали, заразившийся коронавирусом, прибыть в суд.

Госпитализация Б.Гали в конце апреля в Испании в больнице в Логноро на севере страны вызвала резко негативную реакцию в Марокко. В Испании три сахарца, проживавшие в лагерях беженцев близ алжирского Тиндуфа, обвинили Б.Гали в «нарушении прав человека» и «пытках». Они призвали испанские власти предать его правосудию.

И хотя 4 мая глава МИД Испании Аранча Гонсалес Лайя выступила с утверждением, что прием главы Фронта ПОЛИСАРИО «не изменил» отношения между двумя странами, на самом деле это было далеко не так. «Мы представили соответствующие объяснения Марокко об обстоятельствах, которые нас привели к решению принять Б.Гали в Испании исключительно по гуманитарным причинам, — сказала она. – Когда гуманитарные причины будут исчерпаны, Б.Гали, очевидно, покинет Испанию».

Уже тогда было очевидно, что чтобы наказать Испанию, Марокко разыграет карту незаконной иммиграции. До этого Мадрид всячески стремился поддерживать хорошие отношения с Рабатом, рассматривая его в качестве главного партнера в вопросах борьбы против незаконной иммиграции.

Уже 17 мая, в разгар кризиса между Рабатом и Мадридом в испанский анклав Сеута вплавь прорвались около 6 тысяч иммигрантов — марокканцев. Среди них было много детей. Им надо было преодолеть вплавь всего 200 метров. Первые сутки марокканская полиция никак не препятствовала нелегалам, что явно говорит о спланированной Рабатом акции. Лишь 18 мая она начала обозначать свое присутствие.

День спустя еврокомиссар Ильва Йохансон призвала Марокко препятствовать «незаконным отправкам» с его территории. 18 мая Испания депортировала в Марокко около 2700 незваных пришельцев. В тот же день премьер-министр Испании Педро Санчес пообещал «восстановить порядок на границах». Прорыв 6 тысяч нелегалов в Сеуту он назвал «серьезным кризисом для Испании и Европы». Позднее 18 мая он посетил Сеуту.

18 мая глава МИД Испании Аранча Гонсалес Лайя вызвала посла Марокко в Мадриде, чтобы заявить  о «неудовольствии» испанских властей и их намерении «отвергнуть массивный наплыв марокканских иммигрантов в Сеуту». В ответ Рабат отозвал своего посла «для консультаций». К исходу 18 мая МВД Испании сообщило, что за сутки в Сеуту прорвались около 8 тысяч марокканцев. 4 тысячи из них были немедленно выдворены в Марокко.

19 мая Испания предупредила Марокко, что ее позиция по Западной Сахаре не изменится, несмотря на миграционный кризис в Сеуте. Как заявила Аранча Гонсалес Лайя, «Испания постоянно твердо привержена политическому решению, политическому решению, которое должно быть найдено в рамках ООН».

20 мая Испания повысила тон в отношении Марокко, обвинив Рабат в «агрессии», «шантаже», «использовании несовершеннолетних». Соответствующее заявление сделала министр обороны Испании Маргарита Роблес. Рабат ответил на это серией гневных депеш от марокканского официального информационного агентства МАП, в которых, в частности, напоминалось, что «Марокко – это суверенная страна», что оно – «не жандарм Европы», и что королевство уже давно проводит «миграционную политику с человеческим лицом». Одна из депеш обвинила Испанию в «неподобающем обращении» с иммигрантами и непропорциональном использовании силы в виде гранат со слезоточивым газом и резиновых пуль, «как будто она находится в состоянии войны с мигрантами».

В ночь на 20 мая в пограничном Фнидеке прошли столкновения между марокканскими полицейскими и группами молодых людей общей численностью до 1 тысячи человек, рвавшихся к заливу, омывающему Сеуту.

24 мая Испания призвала Марокко уважать совместную границу между ними. Как заявил испанский премьер П.Санчес, прорыв тысяч нелегалов стал возможным благодаря пассивности марокканской стороны в вопросах контроля границы, что «спровоцировало беспрецедентный кризис между Евросоюзом и Марокко». «Отношения между Евросоюзом и Марокко, между Испанией и Марокко являются стратегическими. Но они должны основываться на двух фундаментальных основаниях. Первое – это доверие, второе – уважение границы Европы, границы Испании в Сеуте и Мелилье», — сказал он.

29 мая М.Роблес вновь обвинила Марокко в том, что то организовало несовершеннолетних марокканцев на штурм границы, заявив, что подобное «неприемлемо».

В мае Рабат умудрился испортить отношения с еще одной европейской страной. 6 мая Марокко объявило об отзыве своего посла в Берлине «для консультаций», осудив в официальном коммюнике «враждебные акты» Германии, и в частности, в западносахарском досье. Как утверждалось в коммюнике МИД Марокко, «ФРГ увеличила число враждебных акций и действий по отношению к высшим интересам королевства». В документе упоминались также действия Германии, направленные «против региональной роли Марокко, и в частности, в ливийском досье». Напомним, что Рабат не был приглашен на переговоры о будущем Ливии, проводившиеся в Берлине в январе 2020 г. Необходимо также напомнить, что в конце 2020 г. Берлин выделил Рабату 1,387 млрд евро – 202,6млн евро в виде дара, остальное –в виде кредита. Средства предназначались на поддержку реформы марокканской финансовой системы и борьбу с коронавирусом.

7 мая генсек ООН Антониу Гутерриш признал, что за два года предложил 12 кандидатов на пост эмиссара ООН в Западной Сахаре, однако все они были отвергнуты либо одной из сторон конфликта, либо одним или несколькими членами Совбеза ООН. Последний по времени эмиссар ООН бывший президент ФРГ Хорст Кехлер ушел в отставку в мае 2019 г. Официальная причина – состояние здоровья, неофициальная – осознание им невозможности достижения необходимого прогресса в урегулировании западносахарской проблемы.

12 мая Министерство юстиции Марокко объявило, что в связи с религиозным праздником Ид аль-Фитр король Мухаммед VI помиловал 17 осужденных активистов протестного движения «Хирак», развернувшегося на севере страны в 2016 – 2017 гг. Помилование не касалось лидеров движения Насера Зефзафи и Набиля Ахамджика, отбывающих 20-летние сроки заключения каждый. В целом, теперь в тюрьмах продолжают оставаться 8 активистов движения «Хирак». Всего были амнистированы 810 активистов, в том числе 12 – осужденных по делам, связанным с «терроризмом».

20 мая Марокко объявило о смягчении начиная с 21 мая ряда ограничений, введенных для недопущения распространения коронавируса. В частности, был сокращен ночной комендантский час, установленный в конце декабря. Магазинам, ресторанам, кафе разрешили работать до 23 часов. Ранее они работали до 20 часов. К той дате в королевстве было зафиксировано 516 тысяч заболевших, 9109 из них умерли. В рамках кампании вакцинации, начавшейся в конце января, первую дозу вакцины получили 7,2 млн марокканцев, из них 4,7 млн – вторую дозу.

26 мая администрация пенитенциарных заведений Марокко отчиталась о вакцинации около 4 тысяч их клиентов. По состоянию на тот день в 78 тюрьмах королевства находились около 85 тысяч заключенных, в том числе примерно 45% из них – в предварительном заключении. Главной проблемой марокканских тюрем является их перегруженность, что создает условия для распространения ковида.

26 мая специальная комиссия, сформированная королем Марокко Мухаммедом VI, представила насколько вариантов реформ, призванных привести к «новой модели развития», способной противостоять «кризису доверия» населения по отношению к институтам власти. «Изменения важны и необходимы», — заявил глава этой комиссии из 35 человек Шакиб Бенмуса. Среди предложений комиссии значились, в частности, экономическая инклюзивность, социальная защита, эффективное образование, квалифицированная система здравоохранения, фискальное равенство, эффективная юридическая система, расширение личных свобод, решение судеб 4,5 млн безработных молодых марокканцев. В документе отмечалось, что несмотря на достигнутый прогресс «замедление экономического роста и осложнение ситуации с социальным неравенством привели к установлению кризиса доверия». Его авторы указывают на необходимость удвоения ВВП на душу населения к 2035 году, сокращению на 20% числа занятых в неформальном секторе экономики, поддержки частной инициативы.

Специальная комиссия была сформирована в конце 2019 г. Она проконсультировалась относительно первоочередных задач Марокко примерно с 20 тысячами экспертов, а также приняла 6,6 тысяч письменных предложений от всех категорий подданных, включая заключенных.

Размышлениям о модели развития Марокко дал старт в 2017 г. король Мухаммед VI. При этом ставилась задача «ответить растущим потребностям подданных и уменьшить социальное неравенство».

26 мая депутаты Палаты представителей проголосовали за противоречивый закон, разрешивший «терапевтическое» использование каннабиса в стране, являющейся по сути «чемпионом мира» по производству гашиша. За принятие закона проголосовали 119 депутатов нижней палаты парламента, против – 48. Среди последних были депутаты возглавляющей правительственную коалицию исламистской Партии справедливости и развития.

Согласно официальным данным, по состоянию на 2019 г. площадь нарконивы в Марокко составляла 55 тысяч гектаров, главным образом – на депрессивном севере страны. Ее урожай, поставлявшийся в Европу, оценивался в 11 млрд евро, что давало средства к существованию примерно 400 тысячам марокканцев, получавших примерно 4% от рыночной стоимости наркотика. Согласно независимым источникам, в Марокко ежегодно производится свыше 700 тонн гашиша стоимостью до 19 млрд евро.

И — как насмешка над теми, кто лоббировал легализацию «терапевтического» гашиша. 28 мая генеральная дирекция Службы национальной безопасности объявила о захвате в двух разных операциях более 7 тонн гашиша.

Одним словом, проблема гашиша с принятием нового закона никуда не делась. Уж больно тонким является понятие «терапевтический».

52.48MB | MySQL:104 | 0,377sec