О причинах масштабных народных протестов в Судане

Тысячи суданцев вышли в 30 июня на улицы крупных городов в знак протеста против сохраняющейся роли армии в управлении страной и последствий недавних экономических реформ, санкционированных Международным валютным фондом (МВФ). Демонстранты призывали к полному гражданскому правлению и отмене конституционной декларации, подписанной между гражданскими лицами и военными в августе 2019 года после свержения давнего правителя Омара аль-Башира. К протестующим присоединились суданские комитеты сопротивления и некоторые политические партии, призывавшие к отмене роли армии в правительстве. Протесты последовали за прошлогодним призывом премьер-министра Абдаллы Хамдока к созданию единой национальной армии на фоне напряженности между регулярными вооруженными силами и мощными военизированными Силами быстрой поддержки (СБП). Демонстранты также выразили гнев по поводу недавних реформ МВФ, которые привели к отмене топливных субсидий и резкой девальвации обменного курса,  что удвоило цену на бензин и дизель. Критики правительства считают, что реформы усугубили экономический кризис в стране, когда инфляция приблизилась к 400%, а дефицит повлиял на доступ к основным товарам и услугам. Протесты вспыхнули на следующий день после того, как МВФ одобрил кредит в размере 2,5 млрд долларов и соглашение об облегчении долгового бремени, которое приведет к сокращению внешнего долга Судана примерно на 50 млрд долларов.  Судан получит сразу 1,4 млрд долларов в рамках 39-месячной кредитной программы МВФ. Эта страна является предпоследним кандидатом на участие в программе для бедных стран с высокой задолженностью (БСВЗ) МВФ-Всемирного банка и, безусловно, крупнейшим держателем долга. Выплата задолженности является «точкой принятия решения», которая позволяет получить доступ к облегчению долгового бремени в рамках инициативы БСВЗ, которая, по словам чиновников, покроет 50 млрд долларов или около 90 % внешнего долга страны. По мнению аналитиков, решение по программе БСВЗ было принято необычайно быстро, что явилось результатом «международной доброй воли» по отношению к гражданским лидерам Судана, разделяющим власть с военными во время хрупкого политического перехода, и признанием быстрых и болезненных экономических реформ. Еще одним условием доступа к облегчению долгового бремени через программу БСВЗ стало исключение из американского списка государств-спонсоров терроризма, достигнутого в прошлом году после того, как Судан согласился предоставить компенсацию жертвам терактов и нормализовать отношения с Израилем. Президент США Джо Байден продолжил оттепель в отношениях между двумя странами с момента вступления в должность в январе, и его администрация взяла на себя ведущую роль в поощрении других правительств присоединиться к усилиям по облегчению долгового бремени. Казначейство США в марте объявило о выделении 1,15 млрд долларов, чтобы помочь погасить задолженность Судана перед Всемирным банком, после того как суданское правительство, поддерживаемое гражданским населением, объявило о серии реформ. Казначейство США заявило, что Вашингтон также обязался выделить до 120 млн долларов грантовых ресурсов для финансирования облегчения долгового бремени МВФ для Судана в рамках первого этапа программы БСВЗ. Эти шаги позволят разблокировать столь необходимое финансирование и помогут создать основу для сокращения масштабов нищеты, инклюзивного развития и экономического роста. Судан является последней страной, которая погасила задолженность перед МВФ, и теперь впервые с начала 1974 года не имеет задолженности по погашению задолженности. При этом глава МВФ  Кристалина Георгиева высоко оценила «твердую политическую приверженность» правительства, которое укрепило государственные финансы, «направляя помощь наиболее уязвимым слоям населения». Но она сказала: «Продолжение приверженности реформам будет иметь решающее значение для достижения целей программы, а также для сокращения бедности и обеспечения более высокого и инклюзивного роста». В интервью  в прошлом месяце Хамдок заявил, что реформы необходимы для облегчения долгового бремени, и правительство призывает иностранных инвесторов «изучить возможности для инвестирования в Судан».

Эти уговоры правительства не подействовали. Демонстрации на прошлой неделе  также ознаменовали вторую годовщину «Марш миллионов протестов» 30 июня 2019 года, в результате которых погибли 10 человек и которые помогли провести переговоры, которые привели к формированию правящего Суверенного совета страны. Власти, арестовавшие почти 100 демонстрантов, обвинили членов исламских политических фракций и сторонников О.аль-Башира в попытке превратить протесты  в насилие. Протесты в других городах Судана включали Атбару, Донголу и Вади-Халфу на севере, Гадареф на востоке, Ньялу в Дарфуре и Кости и Эль-Обейд в центре страны. В Атбаре массовые протесты сопровождались  столкновениями между сторонниками демократии и сторонниками исламских политических группировок. Правительственные чиновники обвинили сторонников свергнутого режима в поддержке протестов с целью посеять хаос и проложить путь к перевороту. «У нас есть сообщения о том, что соратники аль-Башира готовятся превратить протесты в насилие», — сказал мне один правительственный источник, пожелавший остаться неназванным. Ряд исламских политических группировок, в том числе Суданское исламское движение, Партия «реформ сейчас»  и Форум справедливости и мира, призвали своих сторонников присоединиться к протестам, чтобы свергнуть правительство Хамдока. Однако Мухаммед Альфатих Юсеф, ведущий член Суданской профессиональной ассоциации (СПА), гражданской коалиции, которая помогла свергнуть аль-Башира, заявил, что протесты были направлены на «исправление пути революции», поскольку как военный, так и гражданский компоненты переходного правительства отказались от нее. «Эти оправдания присутствия старого режима среди протестующих нас не пугают, потому что мы уже победили режим аль-Башира в апреле 2019 года, но сейчас мы настаиваем на гражданском правлении, справедливости и демократических преобразованиях. Мы также выступаем против нынешней экономической политики МВФ, которая вынудила правительство выпустить валюту в свободное плавание, отменить субсидии и резко поднять цены», — сказал он. Вообще жупел угрозы переворота со стороны сторонников аль-Башира является неким универсальным средством для властей Судана для того, чтобы объяснить любые протесты в стране или межобщинные столкновения в том же Дарфуре. С их точки зрения даже нынешняя пробуксовка переговоров с лидером одной из повстанческих группировок аль-Хилу о примирении имеет под собой причину козней сторонников бывшего режима, хотя истинной причиной является обыкновенный секуляризм.

Еще одним знаковым моментам в этих протестах   стали  сообщения о частичной забастовке в полиции. Источник в полиции сообщил  на условиях анонимности, что некоторые полицейские не вышли на работу. Он сказал, что полиция страдает от низких зарплат, несмотря на жертвы, принесенные для стабилизации страны. «Полиция принесла много жертв, но правительство не заботится о нас, поэтому мы не вышли сегодня на работу, чтобы протестовать против этого незнания нашей важной роли. Мы хотим лучшей зарплаты, лучшего обслуживания, лучших условий труда, сверхурочных, хорошей пенсии и т. д.», — сказал источник.  Однако другой полицейский чиновник отрицал факт забастовки, заявив, что в Хартуме целые полицейские подразделения перешли на обычный режим  работы. Источник, попросивший не называть его имени, поскольку он не уполномочен общаться с прессой, сказал, что среди полицейских было несколько призывов к забастовке, но они не были услышаны. Были протесты в полиции, о чем свидетельствуют  митинг полицейских 28 июня в Хартуме, когда  десятки из них скандировали лозунги против директора полиции и министра внутренних дел.

Эти события вновь вывели на центральное место дискуссии между регулярной армией и СБП. В сообщениях говорилось, что возникли разногласия по поводу попытки интеграции СБП — военизированной группировки, обвиняемой в военных преступлениях в Дарфуре под руководством аль-Башира, — в регулярную армию. Командует СБП, а проще бывшими «джанджавидами» «второй человек» в Военном совете страны Мухаммед Хамдан Дагало (Хемити).  Армейский чиновник сообщил , что Хамдок и другие суданские лидеры выступили посредниками в разрешении разногласий между двумя сторонами. «Была серия переговоров и посреднических встреч Хамдока, некоторых лидеров повстанцев и других, чтобы избежать любых возможных неприятностей, и это удалось, по крайней мере, замедлить ситуацию на данном этапе», — сказал этот источник, пожелавший остаться анонимным. Суданский политолог Альхадж Вараг считает, что нынешние споры и хрупкость политической ситуации в стране обусловлены серьезным региональным вмешательством в дела Судана сторон, желающих установить тоталитарное правление. «Два региональных лагеря резко вмешиваются в ситуацию в Судане и хотят видеть переворот против демократических преобразований в стране. Первый лагерь Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта хочет, чтобы Суданом управляли военные, и копирует опыт своих стран, в то время как второй лагерь Катара, Турции и Ирана хочет вернуть «Братьев-мусульман» к власти в Судане. Однако мы должны отказаться от этих двух региональных стратегий и построить прочные связи с международными державами, которые поддерживают демократию в нашей стране», — заявил Вараг во время симпозиума в Хартуме. Политолог забыл третью силу, а именно коллективный Запад во главе с США, который на сегодня имеет самый мощный инструмент влияния на ситуацию  в Судане через кредиты МВФ и вообще управления темпами инкорпорации Хартума в международную финансовую систему. А эта сила поддерживает тренд на усиление «гражданских» при минимизации роли военных, что входит в жесткое противостояние с видением ситуации тех же Египта, ОАЭ и КСА.  И в этой связи она не готова пока списывать долги Судана, требуя новых уступок.

51.56MB | MySQL:101 | 0,353sec