Что принесет Германии программа защиты афганских помощников Бундесвера?

В конце июня министр обороны А.Крамп-Канненбауэр объявила об окончательном завершении миссии Бундесвера в Афганистане, когда в аэропорту близ Ганновера приземлились последние три транспортных самолета с 264 военнослужащими на борту, включая 20 представителей сил специального назначения, прикрывавших вывод германского контингента. По статистике, приведенной СМИ ФРГ, в зоне конфликта за 20-летний период побывали порядка 150 тыс. человек, 59 погибли. Подводя итог важного этапа в политике Берлина в регионе, А.Крамп-Канненбауэр отметила завершение активной фазы миссии, в то время как дальнейшая поддержка Кабула, по ее словам, будет продолжена.

Отдельно глава федерального оборонного ведомства подчеркнула ошибочность ожиданий, что возможно было «быстро превратить Афганистан в государство, основанное на европейской модели», из чего следует, что Берлин не отрицает наличие рисков разного характера, способных вылиться в новую масштабную эскалацию. В этой связи власти ФРГ все же решили взять на себя обязательства по репатриации в федеральную республику местных жителей, сотрудничавших с Бундесвером и силами германской полиции при осуществлении операции. Согласно статистике, приведенной в СМИ, 23 таких помощника уже покинули Мазари-Шариф, воспользовавшись услугами турецкого авиаперевозчика. Еще 30 по состоянию на конец июня ожидались в ближайшее время. До момента завершения пребывания Бундесвера в общей сложности было выдано около 470 таких разрешений. Важно, что речь идет именно о самом афганском персонале, который может взять с собой в Германию детей и супругов. Таким образом, речь идет еще о более чем 2 тыс. человек. Наконец, дополнительно было объявлено, что аналогичным правом смогут воспользоваться те, кто помогал Бундесверу и полиции, начиная с 2013 г., а это, по тем же данным прессы, не менее 350 чел. с соответствующим количеством ближайших родственников.

Впрочем, программа, объявленная недавно и представленная А.Крамп-Канненбауэр как быстрый и лишенный бюрократии механизм защиты, уже столкнулась с волной критики по нескольким причинам. Во-первых, те афганские помощники, которые не смогли подать заявление до вывода войск ФРГ, сейчас фактически не имеют такой возможности, поскольку, с одной стороны, страна крайне небезопасна для передвижений. С другой стороны, подать заявление попросту некуда, т.к. лагерь Бундесвера закрыт, а посольство ФРГ в Кабуле заморозило работу с посетителями. Предполагается, что поддержку указанной категории лиц будет оказывать координационный центр ООН, однако о точных сроках начала его деятельности данных нет. Кроме того, эта инстанция представляет собой местный офис Международной организации по миграции – специализированного учреждения в составе ООН, которое будет решать проблему целостно. Так, не исключено, что именно этой структуре придется иметь дело с афганскими военными, бегущими от талибов в Таджикистан. И не исключено, что данный вопрос получит приоритет.

Помимо этого, те, кто не контактировал с представителями Бундесвера на финальной стадии его пребывания в стране, как выяснилось, попросту не знали о существующей опции. И речь идет не только о местном персонале прошлых лет, но и об афганцах, работавших через субподрядчиков, к примеру, по доставке грузов в лагерь или даже местных поварах, которые также опасаются за жизнь, поскольку талибы вряд ли станут вникать, кем работал человек на иностранный контингент. Наконец, далеко не все виды работы попали под программу. Так, она не коснулась журналистов, которые сотрудничали с Германией косвенно, а также, к примеру, тех, кто выполнял строительные работы. Между тем в лагере в Мазари-Шарифе была возведена даже своего рода часовня.

Следующее разочарование связано с тем, что, согласно данным ответа на парламентский запрос партии СвДП, вид на жительство, который получают афганские помощники временный и составит 3 года. Далее, для того, чтобы остаться на территории Германии нужно будет доказать успешность интеграции своей семьи и отсутствие каких-либо совершенных правонарушений. При этом правительство, учреждая программу, не информировало общественность и членов Бундестага об этой ее особенности, исходя из чего оппозиционные депутаты полагают, что власти ввели всех в заблуждение. В частности, инициатор запроса В.Шинненбург подчеркивает: «заявления федерального правительства оказываются пустыми обещаниями. Афганцы, которые помогли нам в миссии и рисковали своей жизнью, не заслужили этого».

Основным инициатором сдерживания программы и придания ей более жестких рамок вполне предсказуемо стало МВД страны, которое опасается многочисленных последствий от новой волны предоставления убежища. Кроме того, внутриполитическое ведомство, если верить документам, попавшим в СМИ, придерживается крайне размытых формулировок в том, что касается сопровождения процедуры переезда, говоря не о контактном центре ООН конкретно, а о неком механизме, позволяющем создать условия для безопасного обращения. А вот основную ответственность  за работу с критическими замечаниями взял на себя МИД, который не только оправдывается за увеличенные сроки открытия центра ООН, но и уверяет, что есть механизм отправки прошений через электронную почту.

Впрочем, есть то, что объединяет два ведомства – МИД и МВД – это депортации в Афганистан тех, кто убежище в стране не получил. По словам главы МИД ФРГ Х.Мааса, несмотря на рост насилия он «считает предыдущую практику оправданной». Его коллега, глава Министерства внутренних дел Х.Зеехофер является сторонником депортаций давно и, по сути, можно предположить, что сдерживание программы поддержки афганских помощников также основано на опасениях, что прием их на особых условиях приведет к отказу от отправки домой афганских просителей убежища в целом.

Таким образом, кроме внешнеполитических вызовов вывод Бундесвера с афганской территории добавил Берлину сложностей в разрешении миграционного кризиса. В то время как федеральное правительство пытается изменить общую стратегию отношения к беженцам и взаимодействия по этой проблематике с партнерами по ЕС, прежде всего на ливийском и сирийском треках, его активность серьезно сдерживается ситуацией в Афганистане. Для перемещения туда лиц, не получивших в Германии статус беженца, необходимы стабилизация страны и гарантии безопасности для мирного населения. Однако необходимость выдать виды на жительство в ФРГ афганским помощникам германских военных является дополнительным свидетельством того, что события развиваются по противоположному сценарию, угрожая новой эскалацией. Впрочем, и не выполнять своих обязательств Берлин не может, поскольку они вписываются не только в сферу конкретных обещаний, данных местному персоналу миссии, но и в общие заверения федерального правительства о том, что после вывода войск оно будет поддерживать ранее начатую активность, в том числе защиту прав и свобод местных жителей. Соответственно, отказ от этого весьма вероятно приведет к откату назад в региональной политике ФРГ и отношениях с ООН по вопросам урегулирования международных конфликтов.

Впрочем, у проблемы есть и другая сторона. После недавнего убийства в соседней Австрии выходцами из Афганистана девочки-подростка в обществе и политических кругах призывы к депортации стали сильнее. Подобные явления порождают всплеск правых антимигрантских настроений, что для Европы, а особенно для ФРГ, готовящейся к выборам, крайне невыгодно, особенно принимая во внимание активность партии «Альтернатива для Германии». В этой связи власти ФРГ, а особенно политики, стремящиеся попасть в новый кабинет министров, предпочитают действовать более жестко, в том числе внося в перечень требований, предъявляемых к просителям убежища из числа лиц, помогавших бундесверу, отсутствие за время пребывания в стране правонарушений.

52.47MB | MySQL:104 | 0,313sec