Об экономических и социальных проблемах Израиля. Часть 5

В Израиле на специализированных площадках представители соответствующих министерств и эксперты «фабрик мысли», занимающихся вопросами социально-экономического развития еврейского государства, обсуждают проблемы в системе здравоохранения, занятость населения, вопросы профессиональной подготовки, переход к экономической деятельности с низким уровнем выбросов углерода, ситуацию в системе высшего образования (например, растущее число выпускников с дипломом о высшем образовании).

Проф. Йотам Маргалит из Израильского института демократии рассматривает проблему дуализации (двойственности) и классов на израильском рынке труда. Он отмечает, что общественный дискурс о социально-экономическом неравенстве в Израиле обычно заключается в растущей дифференциации доходов населения в последние десятилетия. Тем не менее, помимо этой тенденции, еще одним важным событием в израильской экономике стала постепенная сегментация рынка труда на ряд «классов», различающихся не только доходом, но и перспективами трудоустройства тех, кто к ним принадлежит, сопутствующими социальными льготами и гарантированным пенсионным обеспечением. Данный процесс связан с «дуализацией», в результате которой создается серьезный разрыв между инсайдерами («своими») на рынке труда – работниками, которые пользуются относительной защитой посредством традиционных механизмов найма, – и не принадлежащими этой когорте работниками, которые подвержены колебаниям рынка и имеют лишь ограниченную защиту.

Отмечается, что такое раздвоение стало центральной чертой рынков труда во многих странах с развитой экономикой; но, как показывает исследование эксперта IDI, характеристики и последствия этого явления в Израиле особенно сложные.

Для понимания ситуации в Израиле выделяется два фактора: позиционирование работников и уровень их образования. По мнению Й.Маргалита, многое можно узнать о появлении отдельных классов на израильском рынке труда за последние десятилетия, исследуя трудовые ресурсы по следующим двум параметрам: во-первых, различать инсайдеров (членов профсоюзов или сотрудников, подпадающих под действие коллективного договора) и аутсайдеров (все остальные работники на рынке труда); и, во-вторых, внутри каждой из этих двух групп проводить различие между работниками с ученой степенью и без нее. Таким образом выделяются четыре группы работников.

Анализ израильского эксперта показывает, что самый большой разрыв между инсайдерами и аутсайдерами наблюдается среди работников без высшего образования с точки зрения их перспектив и условий трудоустройства, дохода и пенсионного обеспечения. Эти две группы также резко различаются в том, как они видят свое положение на рынке труда и свое экономическое будущее. По сравнению с аутсайдерами, не имеющими ученой степени (это самая большая группа, составляющая почти половину всех наемных лиц), инсайдеры без ученой степени остаются на работе более длительные периоды времени (в среднем в 2,1 раза дольше), зарабатывают больше (в среднем на 37 %), и получают более высокие пенсии и пособия. Напротив, разница между инсайдерами и аутсайдерами, имеющими диплом колледжа или университета, намного меньше.

Разрыв между инсайдерами и аутсайдерами увеличивается по мере того, как первые работают больше лет и получают выгоду с увеличением опыта работы. В 2001 г. доход репрезентативного инсайдера (среднего еврейского мужчины около 40 лет) без ученой степени был почти идентичен доходу аутсайдера с аналогичными характеристиками, тогда как примерно через полтора десятилетия разница в доходах между ними выросла до 13% в пользу инсайдера. Разрыв между аутсайдерами без ученой степени и инсайдерами со степенью увеличился с 11% в начале рассматриваемого периода до примерно 49% в конце.

В дополнение к этим пробелам исследование также показывает, что между двумя группами существует небольшая мобильность. Это особенно заметно среди аутсайдеров без ученой степени: около 91% работников, относившихся к этой категории в начале исследуемого периода, остались аутсайдерами десять лет спустя.

Среди факторов, лежащих в основе этих тенденций, отмечаются и те, которые связаны с экономическими и технологическими изменениями, характерными для всех индустриальных экономик, в то время как другие присущи только израильскому рынку труда. Уникальные для Израиля факторы включают структурные изменения, такие как резкий упадок организованного труда, а также законы о социальном обеспечении и труде.

Эксперт выделяет ряд шагов, которые могут помочь смягчить негативные последствия дуализации на рынке труда Израиля. Среди прочего, они включают:

— расширение государственных инвестиций в активную политику на рынке труда (например, финансируемые государством программы переподготовки), которые расширят возможности трудоустройства неквалифицированных рабочих;

— законодательные изменения, которые повысят мобильность работников за счет ослабления связи между правом на получение социальных выплат и продолжительностью работы на конкретного работодателя;

— ужесточение соблюдения трудового законодательства;

— внесение поправок в законодательство, касающееся создания профсоюзов, чтобы сделать коллективные соглашения на уровне секторов более реализуемыми.

Принятие этих предложений, полагает Й.Маргалит, укрепит экономическую безопасность работников и поможет установить правила трудовой деятельности, которые лучше подходят для нового и развивающегося рынка труда.

Доктор Эйтан Регев и Габриэль Гордон из Израильского института демократии рассматривают вопрос готовности израильской системы высшего образования к принятию растущего числа выпускников средних школ, сдавших экзамен по математике с пятью единицами сложности? Отметим, что для получения «полного» аттестата зрелости, студент должен сдать экзамен, по крайней мере, по одному предмету с уровнем сложности в 5 единиц и набрать не менее 21 учебной единицы на всех экзаменах, сдаваемых для получения «теудат-багрут» («аттестата зрелости» об окончании средней школы, являющегося в Израиле обязательным для поступления в вуз).

В 2013 г. в Израиле была запущена инициатива «5×2» в связи со значительным сокращением числа выпускников средних школ, сдавших экзамены с пятью единицами сложности по математике, физике, химии и др. техническим предметам, а также растущей нехваткой соответствующих учителей. По мнению экспертов, эта и другие инициативы, такие как «Поставить пятерку» и «Курсанты научно-технического направления», принесли плоды.

Так, в период с 2011/2012 по 2018/2019 учебные годы на 10 200 человек выросло количество учащихся, сдавших экзамен по математике с пятью единицами сложности (многие из которых поступают на программы STEM в вузах; STEM – обозначение таких академических дисциплин, как естественные науки, технологии, инженерия и математика; это подход в образовании, продвигаемый в вузах США).

В связи с таким ростом встает ряд вопросов, связанный с предполагаемым увеличением спроса на университетские программы STEM в следующие пять академических лет (2021/2022–2025/2026), в течение которых ожидается зачисление выпускников школ: насколько увеличится число претендентов на научные и инженерные программы в ближайшие пять лет; и обладают ли вузы ресурсами, достаточными для того, чтобы справиться с возросшим количеством студентов?

Анализ поступающих в университеты, сдавших экзамен по математике с пятью единицами сложности, в частности, записывающихся на естественно-научные и инженерные программы, показывает, что многие школьники действительно изучают эти предметы и их больше, чем достаточно. Ожидается, что такая ситуация серьезно увеличит спрос на научные и инженерные программы в следующие пять лет. Большую часть тех, кто сдают экзамен по математике с пятью единицами сложности, эксперты относят к более устойчивым слоям общества, проживающим в основном в благополучных в социальном и экономическом плане регионах. Этот факт подтверждает предположение о том, что большинство недавних выпускников, сдавших экзамен по математике повышенной сложности, могут получить ученую степень в области естественных наук или инженерии. Эксперты прогнозируют, что при сохранении наметившейся тенденции в следующие пять лет спрос на научные и инженерные программы превысит текущие возможности академических институтов примерно на 45%. Данная цифра близка к целевому показателю, установленному израильским Советом по высшему образованию (40%).

Однако между направлениями STEM существуют некоторые различия. Что касается биологических наук, то в ближайшие пять лет ожидается, что спрос превысит имеющиеся возможности на 44,3%; в инженерии и архитектуре – на 38,6%, в математике, статистике и информатике – на 41,4% и в естественных науках – на 83,4%.

Таким образом, в некоторых высокотехнологичных направлениях высшего образования (например, информатике и естественных науках) наблюдается большой избыток квалифицированных кандидатов, тогда как в других областях STEM ситуация спокойная. На более востребованных направлениях, т.е. на тех, которые в последующем своим выпускникам сулят высокие зарплаты, университеты испытывают трудности в удовлетворении избыточного спроса, что вынуждает их повышать вступительные требования. Основными препятствиями для удовлетворения спроса на эти программы называются нехватка старших преподавателей, помощников преподавателей и состояние материально-технической базы.

Наем новых преподавателей – самая большая проблема. Несмотря на то, что университетам предоставляется полная свобода действий по набору персонала, они испытывают трудности из-за «эффекта каннибализации» в индустрии высоких технологий (частные компании «перехватывают» наиболее талантливых потенциальных преподавателей).

Эксперты Израильского института демократии допускают обострение проблемы в следующие пять лет из-за резкого увеличения числа выпускников, сдающих экзамен по математике с пятью единицами сложности, и их стремления поступить в вузы.

Они делают ряд рекомендаций, исходя из того, что дефект рыночного регулирования университетских программ высоких технологий не будет решен с помощью частного сектора. Только государственное вмешательство и выделение адекватного бюджета могут решить проблему стимулов (или, точнее, их отсутствия), которые снижают способность бюджетных учреждений нанимать преподавателей по направлениям STEM. Поэтому существенное увеличение государственного финансирования необходимо для расширения приема в колледжи и на университетские программы STEM. Эксперты рекомендуют Министерству финансов, Совету по высшему образованию и академическим учреждениям рассмотреть возможность реализации ряда мер.

  • Министерству финансов они советуют:

— предлагать щедрые стипендии и гранты студентам, работающим в высокотехнологичных областях, которые хотят продолжить обучение и затем присоединиться к преподавательскому составу; при этом отмечается наличие прецедентов в израильской системе здравоохранения (например, востребованные резидентуры – последипломная больничная подготовка врачей, врачи на периферии);

— пересмотреть политику заработной платы в университетах и ​​государственных колледжах, чтобы учесть различия между спросом и предложением в различных областях науки и рынка труда;

— поощрять инвестиции и предлагать государственные стимулы и со стороны благотворителей для модернизации материально-технической базы научных и инженерных программ также в колледжах, не финансируемых из бюджета.

Рекомендации Совету по высшему образованию и университетам:

— создать совместные программы бакалавриата/PhD и привлекать в них отличившихся студентов в качестве помощников преподавателей до завершения учебы;

— постараться увеличить использование технологий в университетских программах, чтобы снизить потребность в персонале и повысить доступность имеющихся преподавателей;

— рассмотреть возможность расширения профессорско-преподавательского состава за счет найма экспертов из частного сектора, которые будут преподавать в университетах в дополнение к своей основной деятельности;

— в краткосрочной перспективе (то есть в течение ограниченного переходного периода), чтобы справиться с текущей нехваткой, рассмотреть возможность найма преподавателей из-за границы[i].

 

[i] The Eli Hurvitz Conference on Economy and Society 2021. Background Materials // IDI. 29-30 June — https://en.idi.org.il/media/16529/the-eli-hurvitz-conference-on-economy-and-society-2021-background-materials.pdf

52.49MB | MySQL:104 | 0,378sec