Иранские эксперты о ситуации в Афганистане и Ираке. Часть 1

Иранское экспертное сообщество уделяет пристальное внимание ситуации в сопредельных государствах – Афганистане и Ираке. В Афганистане Иран сталкивается с вызовом падения центрального правительства в Кабуле и установлением контроля над территорией страны со стороны движения «Талибан». После соглашения, достигнутого в феврале с.г. между правительством США и движением «Талибан», отряды этой радикальной исламистской организации начали победоносное шествие по Афганистану, занимая населенные пункты и военные базы. Отношения между Ираном и движением «Талибан» колебались на протяжении последних 25 лет. В 1998 году  захват талибами Мазари-Шарифа и убийства дипломатов генерального консульства ИРИ  чуть было не спровоцировали ввод войск ИРИ на территорию Афганистана для борьбы с «Талибаном». В конце 1990-х годов Иран вместе с Россией и Индией оказывали поддержку так называемому «Северному альянсу» афганских моджахедов, воевавшему с талибами. В последнее время отношения Тегерана с талибами изменились. Иранский МИД и другие ведомства стали вести диалог с талибами, а в ряде случаев оказывали им политическую поддержку. 7 июля с.г. в столице Ирана при посредничестве МИД ИРИ стартовали переговоры между движением «Талибан» и афганским правительством.  Все же в Иране растет беспокойство того, что в случае победы талибов в Афганистане либо будет установлен радикальный исламистский режим с репрессиями против оппозиции и сторонников нынешней власти Ашрафа Гани, что вызовет приток беженцев на территории Ирана, либо страна вновь погрузится в пучину полномасштабной гражданской войны, что уже было в 1990-е годы.

При знакомстве с иранскими экспертными оценками ситуации в Афганистане бросается в глаза их различие и чрезвычайная дифференциация в отношении к движению «Талибан». Статья эксперта по вопросам международных отношений Тегеранского университета Джалала Хош Чахрэ «Афганистан в центре игры великих держав», опубликованная на портале «Иранская дипломатия», проникнута враждебным отношением к движению «Талибан». Он называет 1996-2001 годы, когда правительство талибов находилось у власти в Кабуле,  «самым черным периодом в истории Афганистана». Автор считает, что данный исторический период характеризовался террором, преследованием инакомыслящих и религиозных меньшинств, в том числе шиитов, дискриминационной политикой по отношению к женщинам. В то же время он признает, что экспансия талибов стала естественным результатом десяти лет советской оккупации и пяти лет гражданской войны.   Моджахеды, пришедшие к власти в Кабуле в 1992 году, показали неспособность управлять страной и погрузились в междоусобные распри и конфликты. Все это привело к усталости афганского населения от нестабильности и военных конфликтов и облегчило победоносное движение «Талибана».

Автор считает, что в настоящее время захват талибами власти в стране будет не таким легким делом, как в 1990-е годы. Во-первых, афганцы уже имеют опыт власти талибов и их, по мнению автора, «будет нелегко обмануть тем, что движение стремится к справедливости и внедрению ценностей истинного ислама». Хазарейцы, таджики и узбеки Афганистана обеспокоены тем, что костяк талибов составляют радикально настроенные пуштуны. Во-вторых, соседние с Афганистаном государства, прежде всего Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан обеспокоены появлением баз джихадистов возле своих границ и предпринимают меры безопасности. В-третьих, великие державы, такие как Китай и Россия, несмотря на развитые контакты с движением «Талибан» не хотели бы, чтобы талибы полностью доминировали в афганской политике. Джалал Хош Чахрэ выделяет несколько государств, которые  будут оказывать влияние на ситуацию в Афганистане после вывода американского контингента. К ним относятся Иран, Пакистан, Китай, Россия, Турция, Катар и ОАЭ. По его словам, Россия хотела бы использовать свои контакты с «Талибаном», чтобы обезопасить своих союзников в Центральной Азии. «Русские будут убеждать талибов создать буферную зону в северных и северо-восточных провинциях Афганистана. В то же время, учитывая долгосрочную политику России по выходу к Индийскому океану, они будут использовать талибов как средство в своей игре с Пакистаном и Индией», – пишет иранский эксперт (1).

С большой тревогой констатирует успехи талибов в Афганистане другой иранский аналитик Али Мусави Хальхали, сотрудничающий в Центре стратегических исследований бывшего министра иностранных дел Ирана Камаля Харрази. Его статья называется «Развитие ситуации в Афганистане и Иран». Автор пишет о том, что афганские города один за другим, часто без единого выстрела переходят в руки талибов, которые, по его данным контролируют уже около 60% территории Афганистана. При этом части Афганской национальной армии разбегаются, а полицейские переходят на сторону боевиков. Причина этого, по мнению автора, заключается в непопулярности центрального правительства в Кабуле, коррумпированного и неспособного к эффективному управлению, а также в усталости афганцев от 40 лет военных действий. Автор пишет: «Народ Афганистана устал от войны и часто согласен на любую власть, которая принесет мир». В дополнение он пишет о том, что афганские военнослужащие уже шесть месяцев не получали зарплату.

Али Мусави Хальхали пишет об исключительной важности мира в Афганистане для безопасности Ирана. Во-первых, Афганистан имеет протяженную границу с важной в географическом и политическом отношении иранской провинцией Хорасан. Столицей Хорасана является Мешхед, третий по величине город страны после Тегерана и Исфахана. На территории Мешхеда находится она из наиболее значительных шиитских святынь – гробница Имама Али Реза. Многие представители высшего исламского духовенства являются выходцами из Хорасана. Во-вторых, на территории Ирана находятся около двух миллионов афганских беженцев, и их количество может вырасти после захвата территории страны талибами. В-третьих, Иран несет ответственность за своих союзников в Афганистане. К ним относятся, прежде всего шииты-хазарейцы и таджики Герата (этот город находится под сильным влиянием иранского протеже, бывшего полевого командира Исмаил Хана).

Али Мусави Хальхали допускает гипотезу о том, что захват талибами городов и военных баз является результатом их сговора с американцами. Хальхали пишет: «Нам неизвестно, о чем говорили и договорились в Дохе 30 апреля делегация талибов и специальный представитель Госдепартамента США Залмай Халилзад. Во всяком случае  талибы без боя захватывают бывшие американские военные базы. При этом американцы не эвакуируют имеющееся там оружие и военное снаряжение, а оставляют его боевикам движения «Талибан». Как подчеркнул один из полевых командиров талибов в интервью телекомпании Sky News, только за последние дни у них в руках оказались 70 артиллерийских орудий и ракетных установок, 9000 автоматов и винтовок, 30 джипов «Хаммер», 20 грузовиков» (2).

Иранский эксперт пишет также об особых интересах Пакистана в афганском конфликте. По его убеждению, Пакистан старается сохранить свое влияние в Афганистане с помощью талибов. Для Исламабада чрезвычайно актуальным является пуштунский вопрос, так как большая часть пуштунов проживает на пакистанской территории. Между тем, многие правительства в Кабуле предъявляли пакистанцам территориальные претензии. Хальхали не исключает, что пакистанские генералы также имеют отношение к поставкам оружия талибам. Он предлагает выявить связи между афганским и пакистанским «Талибаном», так как пакистанские талибы, по его данным, находятся под контролем Межведомственной разведки Пакистана.

  1. http://irdiplomacy.ir/fa/news/2003845
  2. http://irdiplomacy.ir/fa/news/2003887
51.54MB | MySQL:101 | 0,404sec