О роли Иордании в стратегических приоритетах администрации Джо Байдена

Состоявшийся 20 июля первый после президентских выборов в США визит в Вашингтон иорданского короля Абдаллы II служит важным индикатором роли, которую новая американская администрация намерена отводить своему давнему союзнику в регионе.

Иордания сегодня находится в незавидном положении, охваченная с одной стороны внутренним политическим кризисом, а с другой — испытывающая воздействие трех внешних факторов – воздействия пандемии коронавируса, присутствия с 2013 года более 1 млн сирийских беженцев и охватившей страну в 2021 году сильнейшей за последние десятилетия засухи. В результате воздействия всех этих факторов, социально-экономическое развитие страны находится в предкризисной фазе, характеризующейся низким экономическим ростом и высокой безработицей и инфляцией. Пандемия особенно ударила по сфере услуг и туризму, в результате чего только в прошлом году иорданская экономика потеряла 1.6%, и пока не подает признаков быстрого восстановления в нынешнем году. По осторожным оценкам Всемирного банка, максимальный рост экономики в нынешнем году может составить 1.4%, но это при условии преодоления основных проблем, cвязанных с пандемией. На фоне растущей угрозы третьей волны пандемии, эти прогнозы могут быть пересмотрены.

Тем не менее, правительству удается пока обеспечивать относительную стабильность. Сильного падения экономических показателей удается пока избежать благодаря традиционно сильной поддержке со стороны западных доноров и финансовых институтов во главе с США. Только в прошлом году на фискальные и монетарные меры по прямой поддержке населения и бизнеса Амман израсходовал более 10% ВВП. Резкое падение цен на нефть, которую Иордания импортирует в значительных объемах, также помогают этой стране удерживать экономику на плаву.

Разумеется, по всем магистральным вопросам иорданской повестки – от экономического восстановления и социальной поддержки населения до преодоления пандемии и других внешних вызовов – Амман всецело рассчитывает на поддержку главного союзника. Со сменой американской администрации в Аммане рассчитывают, что Иордании удастся вновь вернуться в список американских приоритетов в регионе и стать как ранее важным проводником политики США в регионе, не только в плане обеспечения стабильности, но и более конкретно в контексте урегулирования израильско-палестинского конфликта (более 60% иорданского населения – палестинцы).

Казалось, возвращению Иордании в орбиту американских стратегических интересов на Ближнем Востоке способствует целый спектр факторов. Уход администрации Д.Трампа, занимающего произраильские позиции; общая активизация внешнеполитического курса США в регионе с приходом демократов; новое, ориентированное на компромисс правительство в Израиле с июня с.г.

Примечательно, что буквально накануне визита короля Абдаллы II в Вашингтон началось наведение мостов между Израилем и Иорданией. По некоторым неподтвержденным сведениям израильской прессы, буквально накануне впервые за последние пять лет состоялся тайный визит в Амман новоизбранного премьер-министра Израиля Н.Беннета. 8 июля обе стороны подписали официальные соглашения по сотрудничеству по водной тематике, что крайне актуально для Иордании с учетом проблемы дефицита водных ресурсов и начавшейся в этом году сильнейшей засухи. В частности, стороны договорились о продаже Израилем Иордании 50 млн куб. м воды и возможном удвоении этих объемов в 2022 году (с 1994 года согласно мирному соглашению Израиль ежегодно поставляет восточному соседу 30 млн куб. м воды). Также в рамках договоренностей планируется существенное расширение иорданского экспорта в Палестину  с нынешним 160 млн долларов до 700 млн долларов ежегодно.

Таким образом, был подготовлен хороший задел для предстоящего визита иорданского короля в Вашингтон. Тем не менее, больших прорывов по итогам встречи Байдена и Абдаллы II не произошло. Вашингтон обещает модернизировать иорданский парк истребителей F-16, что логично и важно для США в контексте сирийского противостояния. Также США помогут с вакцинацией и поставят Иордании в ближайшее время до 500 тысяч доз вакцин, что тоже достаточно понятно. В Иордании на сегодня полностью вакцинировано 19%, что является хорошим показателем среди бедных стран региона, но существенно уступает развитым странам, а также богатым соседям среди арабских стран Персидского залива (Cаудовская Аравия, ОАЭ, Катар).

Помимо этого, никаких стратегических договоренностей либо новых финансовых обязательств со стороны Вашингтона на этом саммите озвучено не было. Ясно, что иорданский сюжет, пускай и важный, не входит в число ключевых приоритетов американской внешнеполитической повестки на этом этапе. Вашингтону важно сохранить союзнический характер отношений с Амманом и продолжать курс на налаживание иордано-израильского сотрудничества, но при этом воздерживаясь от крупных политических и финансовых инвестиций в страну. Поддержание внутренней стабильности в Иордании, предотвращение рисков социальных потрясений и сохранение этой страны в качестве важного буфера для противостояния Дамаску – вот, пожалуй, главные цели американского внешнеполитического аппарата на иорданском направлении в среднесрочном периоде.

C другой стороны, иорданскому руководству предстоит продемонстрировать востребованность и подтвердить ключевую роль этой страны в регионе для американских интересов. Это позволит Иордании не только вернуться в группу доверенных союзников Вашингтона, но и как следствие продолжать получать финансовую помощь США в прежних объемах, угроза сокращения которой стала реальной в период нахождения у власти Д.Трампа. CША по-прежнему остаются главным двусторонним донором Иордании, выделив в 2020 году 1.5 млрд долларов на поддержку этой страны. Кроме того, по линии гуманитарного содействия сирийским беженцам в Иордании c начала сирийского конфликта Вашингтон ассигновал Амману 1.7 млрд долларов США.

Маневры Аммана для сохранения своей стратегической значимости в ближневосточной политике Вашингтона довольно ограничены. Это прежде всего посреднические усилия по арабо-израильскому треку, что подразумевает сложную задачу сохранения и улучшения отношений с Израилем. Амману также важно позиционировать себя в качестве важного моста для диалога США с арабским миром в целом, и в этом контексте недавний трехсторонний саммит в Багдаде в формате Ирак-Египет-Иордания призван служить важным сигналом в сторону США. Появляется также возможность отыграть назад инициированный Д.Трампом крен США в сторону Саудовской Аравии и ОАЭ, на которых была сделана главная ставка в американской политике в арабском мире, когда Иордания была фактически задвинута на периферию ближневосточной игры. Тот факт, что президент Д.Трамп вообще не консультировался с королем Абдаллой II при формулировании и запуске в начале 2020 года известного Плана по Ближнему Востоку, говорит о многом. Сегодня король Абдалла II рассчитывает вновь вернуться в большую ближневосточную политику, но сделать это будет непросто. Итоги состоявшегося визита иорданского короля в США скорее оцениваются со знаком плюс, но до реальных перспектив восстановления прежнего статуса Иордании пока далеко, в том числе с учетом объективно иных на сегодня стратегических приоритетов американской администрации.

52.47MB | MySQL:104 | 0,310sec