Иранские эксперты о ситуации в Афганистане и Ираке. Часть 3

Не меньшую озабоченность вызывает в иранском экспертном сообществе ситуация в Ираке. С 2005 года в этом соседнем с Ираном государстве у власти стоит коалиция шиитских партий, связанных с Ираном. Вооруженные формирования  «Аль-Хашд аш-Шааби», придерживающиеся проиранской ориентации и получающие помощь из Тегерана, созданные в 2014 году согласно фетве великого аятоллы Али ас-Систани, являются фактором силового присутствия ИРИ в этой арабской стране. В то же время в Тегеране растет опасение того, что иранское влияние в Ираке пойдет на спад. Этому способствуют несколько факторов.

Во-первых, массовое протестное движение в стране против коррупции и неэффективного управления, начавшееся в 2019 году. Многие его участники выступали с антииранскими лозунгами. Это тем более настораживает Тегеран, что большинство протестующих были шиитами. Во-вторых, все большая самостоятельность, проявляемая премьер-министром Мустафой аль-Казыми. 2 июля с.г. в Багдаде состоялся саммит премьер-министра Ирака, короля Иордании и президента Египта, на котором при явном американском одобрении было объявлено о создании «Сообщества Леванта» с масштабными экономическими проектами, способными поставить под угрозу ирано-иракское экономическое сотрудничество. В-третьих, в Иране беспокоятся за будущее «Аль-Хашд аш-Шааби». Два последних кабинета министров этого арабского государства стремились к тому, чтобы ликвидировать самостоятельность этих вооруженных формирований и включить их в состав иракских вооруженных сил. Пока все попытки такого рода потерпели неудачу. Июнь и начало июля с.г. ознаменовались конфронтацией между «Аль-Хашд аш-Шааби» и американскими военными силами в Ираке, что не прибавляет стабильности в этой стране. В конце июня американские ВВС нанесли удар по позициям «Аль-Хашд аш-Шааби» на сирийско-иракской границе (конкретно по позициям двух групп – «Катаиб Хизбалла» и «Катаиб Сайид аль-Шухада»). В результате погибли четверо иракских бойцов.  Удар был нанесен после воздушных нападений беспилотников «Аль-Хашд аш-Шааби» на позиции американцев и их союзников по Антитеррористической коалиции в столице Иракского Курдистана Эрбиле. В ответ Координационная комиссия иракского сопротивления, созданная в октябре 2020 года для согласования действий различных групп «Аль-Хашд аш-Шааби», обещала скорое отмщение. Между 28 июня и 7 июля они нанесли с помощью дронов и ракет шесть ударов по американским военнослужащим вблизи нефтяного месторождения «Аль-Омар» на северо-востоке Сирии, по американской военной базе Айн аль-Асад в провинции Анбар и международному аэропорту Эрбиля.

Военное давление, оказываемое шиитскими ополченцами на американцев, явно идет по указке из Тегерана. В преддверии заключения новой ядерной сделки иранское руководство хотело бы вынудить США вывести войска из Ирака и тем лишить их дополнительного рычага давления на Иран. В этой связи в Тегеране болезненно переживают репрессивные меры иракского правительства против «Аль-Хашд аш-Шааби», в частности арест одного из полевых командиров Касема Муслеха в мае 2021 года. Иранцы считают, что Мустафа аль-Казыми старается максимально ослабить эти вооруженные формирования в преддверии парламентских выборов, назначенных в Ираке на 10 октября с.г.

Иранская исследовательница международных отношений из Тегеранского университета Наджме Муассер опубликовала на сайте «Иранская дипломатия» статью под названием «Ирак после парламентских выборов: туманная картина или ясная перспектива?». По мнению иранского эксперта, «Несмотря на значительные перемены в общественном мнении иракцев и массовые народные протесты, идущие с осени 2019 года, результаты парламентских выборов этого года вряд ли будут отличаться от их аналога в 2018 году». Президент Ирака Бархам Салих заявил в мае этого года о том, что «Предстоящие парламентские выборы вселяют надежду на последующее оздоровление экономики, структурные реформы и установление более справедливого порядка». Иракцы, по мнению Муассер, ждут от выборов улучшения экономической ситуации и жизненных условий. Они связывают с ними последующее проведение реформ и обуздание коррупции.

После начала протестных выступлений  в октябре 2019 года в Ираке появился ряд новых политических партий и движений, выражающих интересы протестующих. К ним относятся: «Аль-Бейт аль-Ватани» («Дом Родины»), Иракский Союз за созидание и права человека, Движение за истинную демократию, Фронт «Тишрин» («Октябрь»). Тем не менее, все эти партии и группировки не имеют доступа к средствам массовой информации, достаточных финансовых ресурсов и не входят в коалиции со статусными политическими партиями, располагающими обширной базой поддержки. Муассер не исключает и возможности подкупа иракских избирателей некоторыми статусными партиями, как это делали, например, сторонники Нури аль-Малики из партии «Даава» в 2018 году. В то же время, по мнению Муассер, Ирану целесообразно установить диалог с представителями протестного движения. Это необходимо для того, чтобы не оказаться в роли покровителя коррупционеров и не способствовать распространению антииранских настроений в Ираке. Для представителей протестного движения иранская исследовательница предлагает довольно неожиданный выход на гендерной основе. По ее словам, в иракском парламенте сейчас 83 женщины-депутата  от разных партий (25% депутатов парламента). Она предлагает «протестантам» войти в союз с женщинами-депутатами, которые, по ее мнению, более чутко воспринимают настроения народа (1).

Наджме Муассер опубликовала на том же портале еще одну статью под названием «Необходимость реформ концепции «Аль-Хашд аш-Шааби»». В ней она пишет о трансформации образа «Аль-Хашд аш-Шааби» в Ираке. В 2014-2017 годах эти отряды воспринимались большинство иракцев как народные герои, защитники стран от террористов из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Это позволило их блоку занять второе место на выборах в парламент страны в 2018 году. В то же время сейчас многие иракцы, даже из числа шиитов, относятся к ним негативно. Они ставят в вину «Аль-Хашд аш-Шааби» то, что те являются проводниками иранского влияния и ущемляют суверенитет страны. Одновременно многие иракцы недовольны сотрудничеством «Аль-Хашд аш-Шааби» с политиками-коррупционерами. Для исправления имиджа «Аль-Хашд аш-Шааби» иранская исследовательница предлагает им сменить милитаристский образ и наряду с обеспечением безопасности Ирака заняться вопросами экономического восстановления страны, как это сделал в Иране КСИР в 1991-1992 годах (2).

В последнее время в иранской прессе и экспертных кругах участилась критика известного политика Муктады ас-Садра, лидера блока «Саирун», набравшего большинство на выборах 2018 года. Многие иранские аналитики считают Муктаду ас-Садра интриганом и приспособленцем, не оправдавшим доверие ИРИ.  Иранский эксперт Али Мусави Хальхали в статье «Муктада ас-Садр стремится получить прибыль от марджията» прогнозирует, что М.ас-Садр попытается стать духовным лидером шиитов Ирака вместо нынешнего великого аятоллы Али ас-Систани, которому недавно исполнилось 92 года. Здесь нужно пояснить, что термин Марджа-э-таклид («образец для подражания») у шиитов означает духовного лидера. Претензии Муктады ас-Садра вовсе не беспочвенны, так как его отец Мухаммед Садык ас-Садр, убитый спецслужбами Саддама Хусейна в 1998 году, был духовным лидером иракских шиитов. По мнению иранского эксперта, Муктада ас-Садр аккумулировал у себя в Неджефе значительные денежные средства (от 2 до 3 миллиардов долларов), которые он готов пустить на подкуп верующих и избирателей. Одновременно, согласно прогнозу автора, ас-Садр постарается, чтобы в будущем парламенте Ирака большинство мест заняли его сторонники.

Али Мусави Хальхали пишет о том, что нынешний премьер Мустафа аль-Казыми нуждается в ас-Садре как во влиятельном шиитском политике, противостоящем «Аль-Хашд аш-Шааби». Аль-Казыми не принадлежит ни к одной политической партии и заявляет о том, что не хочет быть новым премьером Ирака после выборов, но все это может быть только «дымовой завесой». Тогда он будет нуждаться в поддержке сторонников ас-Садра в парламенте (3). Автор также обращает внимание на неожиданный политический альянс, заключенный совсем недавно Муктадой ас-Садром с лидером Демократической партии Курдистана (ДПК) Масудом Барзани. Для ас-Садра он важен тем, что обеспечит ему поддержку депутатов от ДПК, составляющих солидную фракцию в парламенте Ирака. Что касается Масуда Барзани, то он надеется стать следующим президентом Ирака вместо нынешнего Бархама Салиха (представителя Патриотического союза Курдистана). Масуд  Барзани также хотел бы, чтобы его партия вытеснила ПСК из политической жизни Иракского Курдистана и надеется в этой связи на политический союз с Муктадой ас-Садром.

  1. http://irdiplomacy.ir/fa/news/2003890
  2. http://irdiplomacy.ir/fa/news/2003578/
  3. http://irdiplomacy.ir/fa/news/2003580
52.49MB | MySQL:104 | 0,324sec