О причинах перерыва в переговорах по иранской ядерной программе в Вене

Иран отклонил первый проект новой ядерной сделки с Соединенными Штатами и другими мировыми державами, сославшись на юридические проблемы.  Али Рабии, пресс-секретарь уходящей администрации президента Хасана Роухани, заявил 20 июля, что Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) Ирана постановил, что эта сделка несовместима с законодательством, принятым парламентом в декабре, и высшие правительственные органы одобрили продолжение переговоров до тех пор, пока не будут выполнены все требования, установленные парламентом. Рабии не привел никаких конкретных вопросов, которые ВСНБ имеет к проекту соглашения, который не был обнародован.  Отметим, что верховный лидер (рахбар) ИРИ аятолла Али Хаменеи председательствует в ВСНБ, состоящем из 20 членов, и держит последнее слово по важнейшим вопросам безопасности и внешней политики. Иранский парламент в декабре 2020 года принял закон о Стратегическом плане действий по отмене санкций, который требует от Ирана сократить свои обязательства по ядерной сделке 2015 года. Помимо прочего, закон требует снятия санкций с военных программ Ирана, а также обязывает  правительство расширять ядерную деятельность и ограничивать инспекции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), если другие подписанты ядерной сделки не смогут «полностью выполнить свои обязательства перед Ираном». Такие обязательства включают нормализацию международных банковских отношений с Ираном и устранение препятствий для экспорта иранской нефти.  Напомним, что в Вене продолжаются ядерные переговоры между Ираном и группой «5+1», в которую входят США, Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай. После завершения шести раундов переговоров ожидается, что седьмой раунд состоится только после того, как избранный президент Эбрахим Раиси вступит в должность в следующем месяце.  Со своей стороны, Госдепартамент США отрицает, что в Вене было достигнуто какое-либо окончательное соглашение, подчеркивая после шестого раунда переговоров, что «ничто не согласовано, пока все не согласовано». На прошлой неделе президент ИРИ Хасан Роухани заявил своему кабинету министров, что если бы не декабрьское законодательство, соглашение в Вене, которое привело бы к отмене некоторых из самых жестких антииранских санкций США, можно было бы заключить, возможно, уже в марте. Администрация Джо Байдена выразила надежду, что сделка может быть согласована до того, как Роухани покинет свой пост, поскольку ожидается, что Раиси, религиозный консерватор, связанный с рахбаром Али Хаменеи, будет вести более жесткую политику. Между тем глава МАГАТЭ Рафаэль Мариано Гросси заявил 19 июля, что агентство поставлено в «неудобное положение» в связи с застопорившимися переговорами в Вене. «У нас все еще есть ряд вопросов, которые мы пытаемся прояснить с Ираном, и нам придется подождать и начать все заново с новой командой, когда они вступят в должность», — сказал Гросси в интервью AFP.

Американские аналитики в этой связи  полагают, что после приведения к присяге нового иранского руководства переговоры могут начаться через несколько месяцев, но при этом отказ Ирана от проекта соглашения с Соединенными Штатами о присоединении к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) увеличивает вероятность провала застопорившихся ядерных переговоров, несмотря на то, что обе стороны проявляют готовность их продолжать.  Решение ВСНБ сигнализирует о том, что Тегеран, скорее всего, займет более жесткую позицию в отношении требований, связанных с отменой санкций при президенте Э.Раиси. Два из наиболее спорных вопросов, которые, по-видимому, не совсем решены, включают в себя то, что Иран должен делать с некоторыми из более совершенных центрифуг, которые он установил за последние два года, и степень, в которой Соединенные Штаты снимут дополнительные санкции, введенные им против иранских деятелей. Иран также требовал предоставление гарантий, которые обеспечили бы международным финансовым институтам уверенность в восстановлении связей с финансовым сектором Ирана. Тегеран требует отмены всех новых санкций США, введенных с тех пор, как они вышли из СВПД в мае 2018 года. Это будет включать в себя решение правительства США включить Корпус стражей исламской революции (КСИР) — формальное подразделение иранских вооруженных сил — в список иностранных террористических организации в апреле 2019 года, а также санкции США, введенные в отношении Раиси в ноябре 2019 года. Соединенные Штаты настаивают на том, чтобы Иран уничтожил или привел в негодность свои центрифуги IR-4, IR-6 и IR-9 на заводе по обогащению топлива в Натанзе. Это крайне важно для достижения Соединенными Штатами цели продления сроков ядерного прорыва Ирана с двух-трех месяцев до более чем года. Для Ирана же  простое помещение центрифуг на хранение увеличит его возможности, если Соединенные Штаты снова попытаются выйти из СВПД. В Вашингтоне дали понять, что готовы приостановить некоторые из этих санкций. Но приостановка действия санкций против КСИР, в частности, повлечет за собой внутриполитический удар по администрации Байдена, учитывая, что поддерживаемые КСИР ополченцы в Ираке продолжают нападать на базы, где размещаются американские войска.

В то время как сделка между США и Ираном остается наиболее вероятным исходом, высокие ставки ВСНБ, требующие большего от Соединенных Штатов, увеличивают вероятность провала переговоров. Тегеран, по-видимому, оценил, что он может продолжать противостоять санкционной кампании Вашингтона,  которой уже более трех лет, без необходимости спешить с заключением срочной сделки на переговорах. Эта оценка, возможно, заставляет ВСНБ задуматься о том, нужна ли вообще сделка, особенно сейчас, когда иранские консерваторы и сторонники жесткой линии укрепили свою власть внутри страны. Тем не менее для США и Израиля статус-кво Ирана, увеличивающего свое ядерное обогащение и накапливающего более высокообогащенный уран, не является устойчивым. Это означает, что если переговоры затянутся, то вероятность реализации сценария, когда Израиль предпримет более агрессивные действия — вплоть до открытых военных действий — увеличивается. Сообщается также, что Соединенные Штаты обсуждают план усиления санкций в отношении торговли нефтью между Ираном и Китаем — одного из остающихся ключевых источников получения иностранной валюты в Иране. Это не только усилило бы давление на Тегеран, повысив стоимость провала венских переговоров, но и предоставило бы Соединенным Штатам план действий на случай провала этих переговоров. В данном случае нефть становится переговорным козырем для Вашингтона. Соединенные Штаты сейчас взвешивают ужесточение санкций в отношении продажи иранской нефти Китаю как способ оказать давление на Тегеран, чтобы он согласился на ядерную сделку, сообщили 19 июля изданию The Wall Street Journal американские официальные лица и источники, знакомые с этим вопросом.  Утечка в данном случае совершенно не случайна,  поскольку многосторонние ядерные переговоры с Ираном зашли в тупик в течение нескольких недель, а США обдумывают альтернативные варианты, чтобы побудить Иран остаться за столом переговоров или увеличить стоимость его ухода.  При президенте США Джо Байдене экспорт иранской нефти, в основном в Китай, вырос. «В иранской экономике осталось не так уж много места для санкций. Продажа иранской нефти Китаю — это приз», — сказал американский чиновник.  В этом плане США будут нацелены на продажу иранской нефти Пекину — главному нефтяному клиенту Тегерана — путем санкционирования  танкерных компаний, которые помогают экспортировать примерно один миллион баррелей в день. «Но новый план вступит в силу только в том случае, если ядерные переговоры провалятся», — заявили официальные лица. Иными словами, их стоит ожидать только в сентябре и они станут (если состоятся) очевидным  индикатором тупика в переговорном проекте.   По данным The Wall Street Journal, США будут агрессивно применять нынешние санкции, уже запрещающие сделки с нефтяным и судоходным секторами Ирана, путем строгого правоприменения и судебных исков. Другим рассматриваемым вариантом давления было бы использование дипломатических средств, чтобы убедить Китай, Индию и других ведущих импортеров иранской сырой нефти сократить свои закупки сырья, не нефтяные сделки, долговое финансирование и финансовые переводы на фоне растущей обеспокоенности тем, что усиление санкций может иметь отрицательные последствия и даже может побудить Иран ускорить свою ядерную программу. Республиканцы и другие критики политики Байдена в отношении Ирана заявили, что мягкость нынешней администрации и отсутствие соблюдения санкций только ободрили Тегеран. На прошлой неделе сенатор-республиканец Тед Круз внес законопроект о санкциях против рахбара Али Хаменеи и избранного президента Эбрахима Раиси. Бывший президент США Дональд Трамп вышел из многосторонней ядерной сделки в 2018 году, введя ряд эскалационных и разрушительных санкций против Тегерана. Поначалу Иран продолжал соблюдать условия соглашения, но после нескольких месяцев давления на европейских партнеров по поводу поведения Вашингтона он начал сокращать некоторые из своих обязательств, в конечном итоге выйдя из-под контроля. Теперь, когда ядерные переговоры, проходящие в Вене, затянулись на несколько месяцев, Иран заявляет, что не планирует возвращаться к переговорам до тех пор, пока новое правительство во главе с Раиси не приступит к работе в августе. Заместитель министра иностранных дел Ирана Сейед Аббас Арагчи обратился к этому вопросу в серии твитов 17 июля. «Мы находимся в переходном периоде, поскольку в нашей столице идет демократическая передача власти. Венские переговоры, таким образом, очевидно, должны ждать нашу новую администрацию. Этого требует любая демократия», — написал он в своем Твиттере.  США отреагировали на заявление Арагчи, отрицая, что была достигнута договоренность о возможном обмене задержанными. «Эти комментарии являются возмутительной попыткой отвести от себя вину за нынешний тупик. Мы готовы вернуться в Вену, чтобы завершить работу по взаимному возвращению к СВПД, как только Иран примет необходимые решения», — заявил представитель Госдепартамента Нед Прайс. Между тем напряженность между Ираном и США также усилилась в последние недели после сообщений о том, что иранские разведчики попытались похитить Масиха Алинеджада, журналиста и активиста из Нью-Йорка. Госдепартамент заявил, что, хотя ядерные переговоры рассматривались дипломатически как вопрос, отдельный от подобных инцидентов, международное сообщество, вероятно, выиграло бы в более широком плане от ядерного соглашения.

52.48MB | MySQL:104 | 0,349sec