О причинах и политических последствиях водного кризиса в Алжире

Волну оппозиционных выступлений в АНДР усиливают «водные протесты». Жители целого ряда столичных районов, а также южных и юго-восточных регионов страны выходят на улицы, чтобы выразить негодование относительно неполучения ими воды в течение нескольких дней подряд.

Так, находившееся без воды в течение нескольких дней население столицы выходило перекрывать автотрассы, блокировать офисы местных чиновников, организуя перед ними сидячие акции протеста.

Особенно сильные оппозиционные выступления были отмечены на юге, в традиционно проблемной Уаргле. Там и в соседних провинциях отмечается высокая концентрация безработных.

В результате ряды протестующих серьезно усилились за счет недовольных «водной тиранией» власти.

Происходящее служит отражением неспособности алжирских властей разрешить минимальные потребности своего населения. В условиях резкого сокращения имеющихся у них водных ресурсов они пошли на нормирование потребления воды для домохозяйств.

Поэтому алжирские власти вынуждены реагировать на это с одной стороны, попытками проведения вспомогательных работ по получению дополнительных объемов воды путем углубления и модернизации имеющихся водохранилищ, ввода в строй новых артезианских скважин и опреснительных установок.

С другой стороны это осуществляется карами в отношении чиновников профильных ведомств, оказавшихся неспособными если не решить, то «самортизировать» водный кризис.

Так, за последний месяц по подозрению в совершении коррупции при исполнении служебных обязанностей были помещены под стражу два бывших министра водных ресурсов, А. Барраки и Х. Несиб.

По версии следствия, при них гидротехнический сектор страны поглотил колоссальные для Алжира многомиллиардные средства в долларах на строительство крупных гидротехнических сооружений, однако это не привело к решению стоявших перед ними задач.

Особенно много обвинительного материала набрано на Хосина Несиба, занимавшего должность министра водных ресурсов дважды, в 2012 – 2015 и 2017 – 2019 годы.

Он был арестован вслед за А.Барраки, севшим в его кресло в январе 2020 года, а с 2015 по 2019 годы бывшего генеральным директором государственного Национального агентства по плотинам (ANBT).

Причем дело последнего расследуется в связи с деятельностью бывшего премьер-министра Абдельмалека Селлаля, с которым они якобы и вели соответствующие коррупционные дела.

И, судя по всему, в скором будущем список обвиняемых в создании водного кризиса заметно расширится: сейчас следствие опрашивает десятки бывших и действующих руководителей министерства водных ресурсов, глав ANBT, Национального управления по санитарии (ONA), Алжирского управления водными ресурсами (ADE) и его дочерних компаний по обвинениям в совершении коррупционных деяний.

Причем по данным следствия, выделяемые правительством многомиллиардные средства, в течение последних 20 лет расходились строго между тремя олигархическими группами (предприятия братьев Кунинеф, Хаддад – Аменхид, Шелгум) и не доставались другим строительным фирмам.

Точная сумма «усвоенных» ими средств до сих пор не известна. Впрочем, можно установить их приблизительный объем, исходя из того, что они создали 35 крупных водохранилищ с сопутствующей инфраструктурой, стоимость создания каждого из которых обошлась алжирской казне в сотни миллионов долларов.

Однако техническая их эффективность оказалась низкой и не рассчитанной на длительную алжирскую засуху. В частности, согласно следственным утечкам, строители при создании данных объектов использовали более дешевые материалы при строительстве, их глубина была ниже запланированной и т.д. И все это при недопустимом завышении стоимости их исполнения.

Причем согласно анализу алжирского Центра исследований в области прикладной экономики и развития (Cread), в секторе водных ресурсов наблюдался «более значительный рост капитальных расходов, чем в общем по стране (+674%) за 2001 – 13 годы.

Причем если в 1990 — 2000 годы затраты на него составили 36.2 млрд динар, то в 2001 — 2013 годы – 279 млрд динар.

Эти деньги в частности были затрачены не только на строительство 35 водохранилищ, но и развитие водоснабжения района Маскара – Оран и переброски воды в южном направлении из Ин-Салаха в Таманрассет на расстояние 750 км.

Причем только на последний проект официально ушло 2.5 млрд долларов, не решив, однако, водную проблему для населения этого региона.

Еще одна неоправданно высокая цена, по неофициальным источникам, была уплачена за установку 12 опреснительных станций.

И наряду с общественным сектором на обеспечение водными ресурсами Алжир потратил за последние 20 лет рекордные средства из всего гражданского сегмента государственных расходов.

Но, несмотря на затраченные огромные суммы, значительная часть которых по версии следствия была украдена, Алжир оказался в беспрецедентном водном кризисе, и проблема питьевой воды одновременно возникла во многих местах страны.

В результате с начала лета нормированное распределение воды затронуло многие миллионы алжирцев.

Многие из них не воспринимают объяснения властей относительно наложения друг на друга трех последних засушливых лет, не давших возможности заполнить водой требуемые объемы водохранилищ.

Да, отчасти в создавшемся кризисе виноваты природные особенности Алжира, занимающего 29-е место в мире по уровню остроты водного кризиса и находящегося по шкале проблемных стран между полузасушливыми и засушливыми государствами.

И если по состоянию на май текущего года местная компания-распределитель воды Seaal направляла ежедневно на потребление одной столицы 1.2 млн куб. м драгоценной жидкости в день, то уже в июне в ее распоряжении осталось менее 0.8 млн куб. в день.

Заметим, что ранее 60% потребляемой воды бралось из водохранилищ, и по 20%– из опреснительных установок и подземных вод.

Причем общий уровень заполнения водохранилищ на середину июля снизился до 14%.

Следовательно, возникает вопрос, чем к концу августа текущего года заменить воду из водохранилищ в условиях дороговизны опресненной воды и незначительности запасов подземных вод во многих местностях?

Соответственно, при таком раскладе алжирские власти должны были заранее снижать критическую зависимость в стратегической водной безопасности от дождей в первую очередь за счет сахарских запасов, на освоение которых и следовало бросить как оказывается напрасно потраченные на водохранилища ресурсы.

Дело в том, что из последних от испарения безвозвратно теряется не менее трети их объема.

Но время для диверсификации водных источников уже было упущено, тогда как проблему необходимо решать сейчас.

Для экстренного исправления данной ситуации Министерство водных ресурсов страны приступило к осуществлению обширной программы модернизации водохранилищ. Однако независимые эксперты считают, что при нынешнем уровне расходов воды и ее добычи ее может хватить лишь до конца одного из наиболее засушливых месяцев в стране – августа.

По их мнению, основная проблема кроется в неспособности властей эффективно использовать имеющиеся водные ресурсы. И речь в данном случае идет не только об эксплуатации гигантских запасов воды, скрытых под песками Сахары.

При этом немалая часть воды (около 40%) теряется в результате обветшания водопроводов, еще часть перерасходуется потребителями и, наконец, неполучение ее в столице зачастую объясняется неэффективной конструкцией подачи, осуществляемой компанией Seaal.

Не случайно, что многие столичные протестующие выходили под лозунгами «правильного распределения воды», заявляя, что «привилегированные богатые районы» получали ее в отличие от них почти бесперебойно, заявляя о необходимости «справедливого распределения».

На это руководство Seaal заявляет, что происходящее обусловлено тем, что за время прекращения на тех или иных участках водоснабжения в пустые трубы поступает воздух и когда туда снова направляют воду, она не может снова пройти по ним к потребителям.

И чтобы исправить данное положение, лидеры компании объявили о закупке специального оборудования, включая несколько сотен специальных клапанов.

Удастся ли это? Покажет время. Однако протесты наблюдаются не только в столице, но и других районах страны, где столичная проблема непропуска воды не столь актуальна. Соответственно, она гораздо глубже сугубо технических моментов.

Причем главную проблему – осуществление контроля над выделяемыми ресурсами – при нынешней непрозрачной системе управления решить практически невозможно.

Соответственно, можно ожидать повторения коррупционных историй с новыми витками водных протестов населения, которые, судя по всему, в будущем станут новой алжирской реальностью.

52.48MB | MySQL:104 | 0,313sec