Некоторые штрихи к политико-экономической ситуации в Иране

Хотя основные политические баталии, связанные с будущими президентскими выборами в Иране, еще впереди, политическую обстановку в стране нельзя назвать спокойной. Ставшая характерной для нынешнего правительства частая смена министров свидетельствует о кризисе доверия, охватившем политическую систему Ирана.

Присущий президенту страны волюнтаризм все чаще становится объектом критики со стороны иранских законодателей и средств массовой информации. Совсем недавно духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, явно покровительствующий главе правительства, неодобрительно отозвался о крайне критической позиции некоторых СМИ в отношении оценки деятельности правительства М. Ахмадинежада. По мнению Али Хаменеи, эти же СМИ, используя критику спикера парламента Али Лариджани в адрес девятого правительства, действуют во вред интересам страны. В этой связи на состоявшейся 1 декабря пресс-конференции газета «Абрар» задала вопрос Али Лариджани по поводу упомянутого высказывания духовного лидера. Как и следовало ожидать, признав правдивость слов духовного лидера в деле необходимости создания благоприятного политического климата в стране, спикер парламента указал на необходимость существования политического плюрализма. Правда, Али Лариджани счел уместным пожурить СМИ за то, что критику деятельности правительства со стороны законодателей они представляют в виде злонамеренного действия с целью его подрыва. По его убеждению, критика должна быть предметной и допускающей свободное высказывание других мнений. Между прочим, председатель экономической комиссии нынешнего парламента Мисбахи Мокаддам также считает, что критику правительства со стороны депутатов парламента никоим образом не следует считать подрывным действом. По его убеждению, депутат волен высказывать свое мнение.

На этой пресс-конференции Али Лариджани был задан вопрос о возможности сплочения рядов фундаменталистов с целью выдвижения единого кандидата в президенты и о том, кого можно считать самым сильным соперником для нынешнего президента М. Ахмадинежада. В связи с этим спикер парламента ответил, что никто из политических групп до сих пор еще не выставил свою кандидатуру, так что рано говорить о расстановке сил на президентских выборах 2009 г. По его заявлению, среди фундаменталистов много отдельных личностей и они входят во многие различные политические партии, которые еще не приняли окончательного решения по вопросу об участии в президентских выборах.

В целом, позицию парламента восьмого созыва и его спикера в отношении деятельности правительства М. Ахмадинежада можно назвать критической. Если вспомнить о том, фундаменталисты представляют подавляющее большинство в иранском парламенте, впрочем, как и в правительстве, то острое противостояние парламента с исполнительной властью можно было бы назвать внутрипартийным расколом. Между прочим, аналогичного мнения придерживается и бывший председатель общественной комиссии иранского парламента пятого и шестого созывов Абулькасем Сархадизаде. По его словам, «фундаменталисты, которые со стороны кажутся сплоченными, на самом деле расколоты, и это очевидно». Трудно сказать, насколько глубоко зайдет этот процесс, однако, без сомнения можно утверждать, что он не пройдет бесследно, и это может отразиться на следующих президентских выборах. Несмотря на критику деятельности девятого правительства, М. Ахмадинежад надеется набрать очки на выборах благодаря своей популистской политике. Тем не менее следует полагать, что все будет зависеть не столько от личности будущего кандидата от фундаменталистов, сколько от того, кого выставят реформаторы. Среди реформаторов созрела мысль о необходимости сплочения своих рядов и использования напряженной внутриполитической и экономической ситуации для выдвижения своей политической программы. На состоявшейся недавно встрече двух ведущих фигур лагеря реформаторов, Мохаммада Хатами и Мехди Кярруби, ее участники пришли к выводу, что на будущих президентских выборах важнее всего добиться коллективной победы. В Иране полагают, что из числа известных реформаторов кандидатура М. Хатами может стать самой сильной фигурой в будущей политической борьбе за власть.

Политическая обстановка в Иране накаляется также вследствие растущего противостояния между парламентом и Наблюдательным советом. Так, 6 декабря Наблюдательный совет, имеющий право на пересмотр решений парламента и их соответствия конституции ИРИ, а также на интерпретацию текста конституции, отверг принятое парламентом страны ужесточение правил для кандидатов в президенты. Как известно, еще в начале ноября парламентом была утверждена поправка к закону о выборах, согласно которой были установлены новый образовательный ценз и возрастные рамки для будущих кандидатов в президенты. Согласно поправке к закону о выборах, кандидатом в президенты может быть избран мужчина в возрасте 40-75 лет, имеющий степень бакалавра. Далее: в качестве кандидата в президенты могли быть избраны лица, занимавшие ранее пост президента или вице-президента, министра, законодатели, военные и должностные лица, а также мэры крупных городов. Как известно, окончательное решение вопроса за Советом по целесообразности принимаемых решений, во главе которого стоит бывший президент страны Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Решение вопроса весьма актуально, поскольку до президентских выборов в Иране остается всего полгода.

3 декабря правительство должно было передать на рассмотрение парламента долгожданный «план экономического преобразования», однако, вопреки ожиданиям, этого не произошло. Несмотря на свое обещание явиться в парламент для представления депутатам упомянутого плана, переданное по телевидению, М. Ахмадинежад там не появился. Кстати, это не первый случай, когда рассмотрение данного плана откладывается по вине самого правительства. По утверждению правительства, оно работало над этим планом два с половиной года и считает необходимым его срочное выполнение. Одной из основных целей данного плана, по заявлению М. Ахмадинежада, является уменьшение доли нефтяных поступлений в государственный бюджет страны. По его объяснению, «нефть — это национальное достояние и не должно использоваться для покрытия расходов правительства». Однако следует напомнить, что задолго до этого оппоненты М. Ахмадинежада ставили ему в вину именно разбазаривание поступлений от продажи нефти для нужд правительства! Он обвиняет своих оппонентов, выступающих против немедленного введения в действие данного плана, в политической ангажированности. По его заявлению, «некоторые друзья» уговаривают его приступить к осуществлению задуманного плана после президентских выборов. Дело в том, что большой спор вызывает целенаправленное субсидирование, которое, по мнению многих иранских экономистов, способно еще более взвинтить инфляцию. Уже три недели, как правительством разработан проект о целенаправленном субсидировании, однако он, как стало известно, до сих пор не передан на рассмотрение парламента, вполне может быть, из-за имеющихся в нем недоработок.

Нетрудно догадаться, что осуществление политики целенаправленного субсидирования позволит набрать немалый политический капитал, столь необходимый на будущих президентских выборах. Об этом хорошо знают и в парламенте, где не намерены без изучения всех сторон плана экономического преобразования дать ему зеленый свет. Между прочим, многие убеждены в том, что без предварительного широкого применения статьи 44 конституции ИРИ даже говорить об успехе плана экономического преобразования бессмысленно. В парламенте опасаются, что поспешное его введение вместо пользы может принести ущерб — подстегнуть инфляцию, которая уже подошла к 30%-ному рубежу. Так, председатель парламентского Центра по исследованиям Ахмад Тавакколи убежден, что в случае поспешного ввода в действие плана по экономическому преобразованию можно ожидать неконтролируемый скачок инфляции. В этой связи следует заметить, что специальная комиссия по изучению плана экономического развития парламента уже успела представить два отчета по данному вопросу, в которых правительству были заданы 15 вопросов, однако до сегодняшнего дня оно так и не ответило на них! Все это, по справедливому заключению А. Тавакколи, свидетельствует о том, что по данному вопросу парламент и правительство так и не пришли к общему мнению.

На фоне все углубляющегося мирового финансово-экономического кризиса, вызвавшего резкое падение цен на нефть основного источника валютных поступлений страны, правительство продолжает утверждать, что отрицательный эффект влияния кризиса на иранскую экономику равен, практически — нулю. М. Ахмадинежад объясняет это таким образом: поскольку иранская экономика не интегрирована в мировую экономику из-за экономических санкций, на ней не отражается мировой экономический кризис. По мнению иранского президента, «неуязвимость» иранской экономики заключается в том, что, в отличие от капиталистической экономики, в ее основе лежит принцип самодостаточности (ходкяфаи), подразумевающий развитие за счет внутренних ресурсов. Как бы ни объяснял президент специфику экономического развития Ирана, он не может игнорировать статистические данные, свидетельствующие об углублении экономического кризиса в Иране. Председатель Центра стратегических исследований при Совете по целесообразности принимаемых решений Хасан Рухани недавно отметил, что влияние и последствия мирового экономического кризиса на Иран отрицать невозможно. Он признал прямую зависимость экономического развития Ирана от цен на нефть. Более того, согласно ему, за последние годы зависимость государственного бюджета от нефтяных доходов не только не убавилась, а напротив, растет изо дня в день. Эту зависимость он назвал «исторической болезнью». Х. Рухани полагает, что доходы от нефти являются национальным достоянием и не должны использоваться правительством для своих текущих нужд.

Согласно докладу Центрального банка Ирана об экономическом положении, страна занимает первое место в регионе по темпам и размерам инфляции. О состоянии экономического развития можно судить и по соотношению, существующему между импортом и экспортом. Согласно отчету таможенной службы Ирана, объем импорта за 8 месяцев текущего года в три раза превысил экспорт. По данным таможни, за указанный отрезок времени в страну были импортированы товары на сумму 38 млрд 267 млн ам. долларов. Основные статьи импорта — бензин, железо, сталь, пшеница, легкие масла.

Некоторые депутаты парламента открыто заявляют об ухудшении экономического положения в Иране и о том, что из-за дороговизны страдает народ. Так, депутат Мохаммад Али Кярими, член парламентской общественной комиссии, во время своего выступления перед избирателями своей провинции заявил о том, что «сегодня мы являемся свидетелями нерадостной атмосферы среди народа» и что из-за безработицы молодежь беспокоится за свое будущее.

Наконец, как бы иранские политики не оценивали свои возможности по исправлению политико-экономической ситуации в Иране, ясно, что в ближайшем обозримом будущем она не изменится к лучшему. Все указывает на то, что в Иране попытаются предпринять какие-то значительные шаги уже после президентских выборов. Немалое влияние на ситуацию, безусловно, может оказать состояние ирано-американских отношений в свете последних заявлений новоизбранного американского президента Барака Обамы.

43.9MB | MySQL:92 | 0,947sec