Отношения между ИРИ и Азербайджанской Республикой при президенте Х.Роухани. Часть 3

В ходе последней по времени официальной встречи лидеров двух стран обсуждались и такие вопросы, существенно важные для экономического диалога между странами как строительство в  районе Нефтечалы при содействии иранской  автомобилестроительной компании  İran Khodro, с участием азербайджанского бизнеса,  автозавода, который станет первенцем подобной отрасли в стране, создающим в Азербайджанской Республике отечественное производство легковых автомобилей. Достаточно знаменательно и то, что в ходе визита была поставлена финальная точка в разногласиях двух стран, вылившихся в 2001 г. в вооруженный конфликт. Дело в том, что одним из подписанных соглашений стало намеченное взаимодействие между азербайджанской нефтяной компанией SOCAR и Государственной нефтяной компанией Ирана о возможной совместной разработке морских месторождений в Каспийском море. По всей видимости, речь в соглашении шла  о месторождении  «Алов-Шарг», где как раз и произошло столкновение, по причине того, что на тот период не была выяснена его принадлежность. Отметим, что в последующие годы подобное сотрудничество начало обретать реальные черты. Вот лишь один из фактов:  Национальная иранская нефтяная компания запланировала отправить одну из своих буровых установок на север страны, готовясь добывать нефть с месторождений, расположенных недалеко от границы с Азербайджаном. До последнего времени нефть в расположенные на севере нефтеперерабатывающие заводы  поступала из скважин, расположенных на юге страны, и по трубопроводам, проходящим через Тегеран. После запуска этой буровой установки создадутся возможности для более активного сотрудничества нефтяников ИРИ и АР.

Во время визита Х.Роухани много говорилось о том, что помощь в создании крупного таможенного терминала в Астаре уже дает отдачу.  Так, течение первых двух месяцев нового 1397 г. по иранскому летоисчислению (то есть, с 21 марта 2018 г.)  через таможенный контрольно-пропускной пункт в этом городе   было экспортировано  товаров из Ирана объемом более 140 тысяч тонн ненефтяных товаров на сумму 74 млн долларов. По данным СМИ, экспорт через Астару возрос на 138 % по объему и 136 % по стоимости в годовом исчислении.  Основными товарами иранского экспорта через Астару были продукция сельского хозяйства и продукты питания, а также цемент, химикаты, моющие средства, изделия ручной работы, текстиль, обувь, сумки, ковры, строительные материалы, минеральные продукты и др. Одновременно активизировался и пассажиропоток: с начала 1397 г.(т.е. с марта 2018 г.) через контрольно-пропускной пункт в Астаре проследовали почти 170 тыс. граждан двух стран в обоих направлениях.

        Что касается объемов иранского экспорта в АР, то обратимся к статистике, приведенной в иранском экономическом издании  Financial Tribune в нынешнем 2021 г. Она опирается на данные Таможенного управления Исламской  Республики Иран: Азербайджан является вторым, после России,  экспортным направлением для иранских товаров на постсоветском пространстве с объемом в 429 млн долларов (экспорт в Россию – 457 млн долларов). Эти цифры на основании реальных показателей отражают иранский экспорт 1398 иранского года ( март 2019 – март 2020 г.).  Тем самым  зарегистрирован рост иранского экспорта  на 133% по сравнению с предшествовавшим годом.

В своем недавнем пространном интервью тегеранской газете «Кейхан» начавший свою миссию в АР в 2020 г. посол Исламской Республики Иран в Баку Сейед Аббас Мусави  отметил, что происходит улучшение климата сотрудничества: «имевшиеся препятствия, которые имелись у нас в отношениях с Азербайджанской Республикой, устраняются, и сотрудничать становится проще и легче» Появляются и новации, вызванные последними событиями – «на всех встречах Азербайджанская Республика выражала свою заинтересованность в активном присутствии иранских компаний в восстановлении освобожденных регионов». Касаясь статистики конкретных объектов сотрудничества Ирана в Азербайджанской Республике, посол заявил, что реализуются около 15 крупных национальных проектов, в том числе железная дорога, строительство промышленного городка, аптеки, производство тракторов и автобусов, продуктов питания. «Посол выразил готовность своей страны к взаимодействию  в области сельского хозяйства в освобожденных районах, прямых инвестициях в эту сферу». Как видим, итоги Второй Карабахской войны сентября-ноября 2020 г., в результате которой АР были возвращены оккупированные еще в начале 1990-х гг. территории, дали возможность представителям Ирана утверждать, что «освобождение 20% земель Азербайджана должно привести к росту объемов экономических отношений между Ираном и Азербайджаном не менее  чем на  20%. Тем более что воля двух стран — расширять отношения» . Такое заявление сделал в марте 2021 г. упомянутый выше посол ИРИ в Баку С.М.Мусави, подчеркнувший, что «нет никаких политических препятствий для развития отношений».

Обратим внимание на позицию Ирана по отношению к Второй Карабахской войне осени 2020 г. Выступая 7 октября на заседании президиума правительства, президент ИРИ Х.Роухани отметил, что «война не принесет пользы никому. Вопрос можно решить дипломатическим путем. Главное, чтобы военные операции не превратились в войну в регионе. Все должны уважать территориальную целостность стран…Иран готов оказать любую помощь в этом направлении. Иран с уважением относится к праву азербайджанского народа и настаивает на восстановлении территориальной целостности Азербайджана. Азербайджан братская страна для Ирана». Однозначно высказались и иранские силовики. Заместитель главнокомандующего по политическим вопросам Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал Ядолла  Джавани заявил, что Армения оккупировала азербайджанские земли и Карабах должен быть освобожден от этой оккупации. В качестве основополагающего принципа для урегулирования Нагорно-карабахского конфликта  в Иране сослались на существующие резолюции СБ ООН, в которых указывалось, что Нагорный Карабах принадлежит Азербайджану, и эти территории оккупированы Арменией. «Иран как страна региона не может оставаться безучастным в вопросе нагорно-карабахского конфликта. Тегеран, по согласию обеих сторон, может сыграть посредническую роль в его урегулировании».  Использование  дипломатических усилий в выходе из Нагорно-карабахского конфликта обсудил со своими азербайджанскими коллегами, находясь 28 октября 2020 г. в Баку, заместитель министра иностранных дел ИРИ по политическим вопросам А.Арагчи. Он довел до сведения руководства АР план его страны по урегулированию конфликта.  Целью Тегерана, по его словам,  является мирное прекращение боевых действий и восстановление устойчивого мира между Арменией и Азербайджаном. Главными пунктами поэтапного плана Ирана  названы прекращение «оккупации земель Азербайджана, защита прав меньшинств и прав человека».  Другим направлением этого плана А.Арагчи назвал стремление полностью прекратить ведущиеся боевые действия и приступить к переговорам с участием «влиятельных стран».  Отметим, что во время встреч в столице АР высокопоставленный иранский дипломат назвал Иран и Азербайджан двумя дружественными странами, подчеркнув, что в Иране поддерживают усилия Баку «для освобождения своих оккупированных земель и городов».  А.Аракги  заверил азербайджанское руководство в том, что территориальная целостность страны и неизменность границ являются неоспоримым фактом. АР получила однозначную поддержку и со стороны иранского религиозного истеблишмента. Известный  иранский религиозный деятель аятолла Сейед Джавад Маръаши-Тебризи заявил, что все  улемы должны консолидироваться для возвращения оккупированных территорий Азербайджана: «Я жду победы Азербайджана. Чтобы Всевышний скорее даровал победу Азербайджану, и верю, что скоро получу эту радостную весть».

Как проявление братских связей двух народов можно рассматривать факт о том, что 22 иранских врача изъявили желание работать в зоне боевых действий в Азербайджане. Демонстрируя  готовность к практической реализации своих миротворческих инициатив, МИД ИРИ  заявил в октябре о подготовке комплексного плана разрешения кризиса. Хотя все предшествовавшие годы ИРИ заявлял о своей политике нейтралитета в карабахском вопросе, заявления президента Х.Роухани и других политиков, безусловно отражающее мнение аятоллы А.Хаменеи, свидетельствовали о повороте Ирана в сторону всемерной поддержки Азербайджана. Тегерану очень хотелось бы быть задействованным в решении конфликта в качестве посредника между двумя сторонами, что позволило бы ему заработать на этом политический капитал и еще раз  обозначить свою роль на Южном Кавказе. Однако, как отмечали СМИ АР, на данном этапе у Тегерана чувствовался дефицит внешнеполитического и экономического ресурса.  Учтем и то, что процесс решения конфликта формировался осенью 2020 г. другими внешними игроками – Турцией, Россией, Израилем. Вероятно, исходя из этого и был  определен выбор иранского руководства, вставшего на сторону АР. Решение, таким образом, оказалось  вынужденным. Серьезное недовольство Ирана вызвало опосредованное участие Израиля во Второй Карабахской войне, связанное с поставкой им современных видов вооружения Вооруженным силам АР. Пресс-секретарь Вооруженных сил  ИРИ Абуль-Фазль Шекарчи предупредил Азербайджан, что его страна «не потерпит того, что Израиль создает базы  вблизи ее границ». По словам пресс-секретаря, «ответственность за последствия таких действий несет страна, которое допускает подобное развитие событий». Несомненно, это высказывание было адресовано АР.

Боевые  действия, продлившись 44 дня, завершились в ночь на 10 ноября. 2020 г.  на основании Соглашения о прекращении огня, о котором  договорились лидеры Азербайджана и Армении, при посредничестве российского президента В.Путина.         В зону Карабахского конфликта пришли миротворцы,  несмотря на гипотетическое беспокойство, которое подобный  поворот событий  вызвал в Иране.  ИРИ традиционно опасалась, что в составе миротворческих сил могут быть «чужаки», то есть внерегиональные силы, которым Тегеран принципиально оппонирует.  На этот раз все было по-другому. Иран никогда не возражал, чтобы решение конфликта было бы обеспечено силами самих противоборствующих сторон, а также трёх соседних стран – России, Турции и Ирана. В этом плане миротворческая миссия под эгидой Москвы не вызвала резкого неприятия властей Исламской Республики.

Таким образом, ирано-азербайджанские отношения в период нахождения у власти президента Х.Роухани   характеризуются  углублением и укреплением двустороннего диалога, достижением взаимопонимания по большинству вопросов актуальной повестки дня, определением четкой позиции ИРИ по вопросам Карабахского урегулирования. Это может стать базой для дальнейшего продвижения по пути подлинного добрососедства, несмотря на целый комплекс причин, создающих ту или иную напряженность в отношениях двух стран, бывших когда-то единым культурно-историческим и геополитическим пространством.

53.16MB | MySQL:101 | 0,375sec