Вопрос о Западной Сахаре в очередной раз обострил отношения между Марокко и Алжиром

По оценке американских экспертов, растущая дипломатическая напряженность между Алжиром и Марокко из-за спорного региона Западной Сахары рискует спровоцировать обмен военными и экономическими действиями на низком уровне между двумя североафриканскими государствами. 18 июля Алжир вызвал своего посла из Рабата для консультаций после того, как представитель Марокко при Организации Объединенных Наций Омар Хилале заявил, что Алжир лицемерно настаивает на самоопределении народа Западной Сахары, отказывая в этом этническим берберам в северном алжирском регионе Кабилия. МИД Алжира потребовал внести ясность в комментарии Хилале, которые он сделал на сессии ООН 13 июля, и пригрозил «другими мерами» в зависимости от официального ответа Марокко, который Рабат еще не представил. Напомним, что Алжир и Марокко являются прямыми соперниками   в Северной Африке по вопросу своего многолетнего спора о Западной Сахаре. Марокко контролирует около четырех пятых территории этого спорного региона; остальная часть контролируется поддерживаемой Алжиром Сахарской Арабской Демократической Республикой (САДР) и Фронтом ПОЛИСАРИО, которые требуют самоопределения всей Западной Сахары для коренных сахарцев, населяющих этот регион. Права этнических берберов в горном алжирском регионе Кабилия остаются спорным вопросом в Северной Африке, где Рабат и Алжир использую политику «кнута и пряника» в рамках использования берберов в собственных интересах. Растущее молчаливое международное признание своих притязаний на Западную Сахару стимулирует Марокко более активно зондировать позицию Алжира в рамках трансформации нынешнего статуса-кво в пользу Рабата как на дипломатическом, так и на географическом направлениях.  В декабре Соединенные Штаты приняли решение признать марокканский контроль над спорным регионом. Учитывая, что Вашингтон является самым мощным внешним партнером Марокко, это  побудило Рабат более агрессивно добиваться такого же признания со стороны других стран, не опасаясь дипломатических последствий.  Последние по времени провокационные заявления представителя Марокко  имеют таким образом  цель проверки   «красных линий» Алжира в вопросе Западной Сахары, в надежде на то, что остальной мир признает фактический марокканский суверенитет над богатой ресурсами территорией. Марокко также испытывает явное дипломатическое напряжение по этому вопросу с ЕС, в том числе с Германией  и Испанией, которые явно не приветствуют марокканское доминирование  в Западной Сахаре. В начале этого года Испания приняла лидера Фронта ПОЛИСАРИО в испанской больнице, что побудило Марокко использовать потоки мигрантов в качестве оружия против Мадрида. За последние 20 лет Рабат перманентно поддерживает процесс переселения марокканских предпринимателей и подданных в Западную Сахару, что должно косвенно поддержать притязания Рабата на суверенитет над этим регионом. В последние годы в контролируемых Марокко районах этой территории открылось более десятка новых иностранных консульств и дипломатических зданий, что также свидетельствует о растущем глобальном признании этих притязаний Рабата. От себя отметим, что собственно весь этот процесс признания и открытия консульств был стимулирован исключительно США, которые в эпоху Д.Трампа пошли на жесткие шаги в рамках признания суверенитета Марокко над Западной Сахарой в обмен на обещание Рабата нормализовать отношения с Израилем. Но вот новая администрация Дж.Байдена этот тренд не поддерживает так отчетливо, учитывая при этом ряд факторов. В том числе и стремление восстановить в полном объеме свои отношения с ЕС. При этом Государственный департамент никак старается не комментировать  эту тему и не делать резких движений. С одной стороны из Вашингтона не прозвучало никаких заявлений о намерении  пересмотреть прежний курс Трампа, но Госдеп и не торопится открывать в Западной Сахаре консульство. Ситуация для Рабата таким образом очевидно подвисла, отсюда и новые шаги со стороны Марокко.  С тех пор как Хилале сделал свое противоречивое заявление, марокканские и алжирские государственные СМИ активно обмениваются нападками друг на друга, создавая тем самым необходимый информационный фон в рамках обострения дезинформационной кампании по всему Магрибу, которая потенциально может усилить враждебность между марокканскими и алжирскими подданными. Например, 20 июля марокканские средства массовой информации заявили, что Алжир является плохим партнером в борьбе с транснациональным терроризмом в Сахельском регионе Африки к югу от Сахары, что вызвало немедленное противодействие и опровержение в алжирской прессе. Последствия глобального шпионского дела «Пегас» и недавнее разоблачение того, что марокканская разведка, как сообщается, внимательно следила за алжирскими активистами, также подпитывают шумиху в средствах массовой информации, которая может еще больше обострить двустороннюю политическую напряженность между Алжиром и Рабатом. Еще ранее в марте алжирская армия выгнала марокканских фермеров со спорной территории, находящейся под их контролем.

Американцы полагают, что, если Марокко пойдет по пути наращивания своих еще более провокационных дипломатических заявлений, нынешний дипломатический скандал с Алжиром из-за Западной Сахары может перерасти в экономические и/или военные действия. Риск крупного военного конфликта между Алжиром и Марокко невелик, учитывая значительные экономические и человеческие издержки, которые ни одно правительство не может себе позволить после пандемии COVID-19. Но растущая дипломатическая напряженность еще больше повышает риск небольших всплесков пограничного насилия в спорных районах Западной Сахары. Рабат также недавно дал понять, что может не продлевать трубопроводный контракт, регулирующий поставки алжирского газа в Европу через Марокко, до истечения срока его действия в октябре. Учитывая его зависимость от алжирского газа. Марокко вряд ли позволит этому контракту быть заблокированным. Но эти больше гипотетические  угрозы, тем не менее, отражают готовность Рабата использовать тактику экономического шантажа не только против Алжира, но и против европейских стран, которые также зависят от трубопровода для бесперебойных поставок природного газа. В ноябре боевики Фронта ПОЛИСАРИО объявили, что больше не будут соблюдать поддерживаемое ООН соглашение о прекращении огня с Марокко 1991 года, сославшись на разочарование отсутствием прогресса в проведении референдума о независимости Западной Сахары, который Организация Объединенных Наций обещала на протяжении десятилетий. С тех пор это привело к нескольким небольшим стычкам на границе с территорией, на которую претендует Марокко. Заявленная Фронтом ПОЛИСАРИО готовность применить силу также повышает риск повторения подобных столкновений.

51.55MB | MySQL:101 | 0,424sec