Американские эксперты о российских ЧВК в Сирии и Ливии. Часть 2

 Ливия

По информации авторов доклада, Россия  начала развертывание ЧВК в Ливии в 2015 году, чтобы поддержать командующего ЛНА Халифу Хафтара и правительство на востоке страны в городе Тобрук в его гражданской войне с Правительством национального согласия (ПНС) в Триполи, поддерживаемым ООН. То, что началось как ограниченная миссия в 2015 и 2016 годах, состоящая всего из десятков бойцов ЧВК для подготовки и оснащения войск ЛНА, превратилось в наиболее значительное боевое развертывание за пределами Сирии Россией, ЧВК «Вагнер» и другими организациями, связанными с Е.Пригожиным. Активность российских ЧВК резко возросла летом 2019 года, чтобы купировать  провал наступление Хафтара на Триполи. К 2020 году от 800 до 2000 бойцов ЧВК «Вагнер» находились  в Ливии и получали поддержку с воздуха от российских боевых самолетов. Несмотря на серьезные неудачи ЛНА под Триполи из-за контрнаступления сил ПНС при поддержке Турции и последующего вывода оттуда  сил ЧВК «Вагнер», присутствие российских ЧВК в Ливии было устойчивым, сотни сотрудников на местах были развернуты на нескольких учебных площадках, передовых базах и ключевых объектах энергетики и инфраструктуры. Они выполняли различные жизненно важные миссии по обеспечению  наступления Хафтара и  поддержке российских интересов в Ливии.  Развертывание Россией ЧВК в Ливии следует понимать в контексте более широкой поддержки Х.Хафтара и его политических союзников на востоке Ливии. В 2015 году Россия начала оказывать военную, дипломатическую и финансовую поддержку   правительству в Тобруке и Палата представителей (парламент) в их войне против ПНС. Но с учетом боевых достижений России и режима Башара Асада в Сирии в 2017 и 2018 годах Москва увидела возможность использовать боевой опыт и возможности ЧВК из Сирии и перенести их опыт в Ливию. Поступая таким образом, Кремль надеялся поддержать усилия Хафтара по захвату контроля над всей Ливией и получению жизненно важного союзника и даже доверенного лица для России в Северной Африке, имеющей стратегическое значение. Действительно, прибытие в гавань Тобрука российского авианосца «Адмирал Кузнецов2 в январе 2017 года и его посещение  Халифом Хафтаром  ознаменовали новый этап участия России в Ливии и ее использование ЧВК в конфликтах.  Роли российских ЧВК и миссий развивались и расширялись за время ливийского конфликта, но последовательно служили более широким геополитическим, дипломатическим интересам Москвы в более широком регионе Северной Африки и Средиземноморья.  ЧВК проигнорировали установленный ООН крайний срок для того, чтобы иностранные боевики покинули Ливию к 23 января 2021 г. Вместо этого строятся дополнительные инженерные и оборонительные сооружения, которые могут подорвать процесс объединения страны.

Роли и задачи. Примерно с 2016 года деятельность российских ЧВК стала сосредотачиваться на оснащении, обучении и подготовке персонала, консультировании ЛНА и ее командующего Халифы Хафтара. Эти действия были оплачены, поскольку Египет и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) являются спонсорами этой деятельности в Ливии.  Авангардом российских военных усилий была ЧВК «Вагнер», в составе  несколько сотен бойцов -возможно, до 2000 в разгар российского участия в 2020 году—на нескольких аэродромах и передовых базах в Восточной и Центральной Ливии для поддержки ЛНА. Несмотря на продолжающиеся усилия по установлению мира и объединению страны, протурецкие правительственные СМИ сообщили в апреле 2021 года, что ЧВК «Вагнер» готовится развернуть дополнительные 300 человек из Сирии в Бенгази, чтобы оказать давление на племена на юге Ливии в рамках их поддержки Хафтара, поскольку его роль сейчас ослабла после создания Правительства национального единства во главе с А.Х.Дбейбой.

Оснащение. Российские самолеты материально-технического обеспечения, как сообщается, начали поставки оружия и материальных средств в аэропорт Тобрука еще в 2015 году при поддержке Египта. Ранние этапы российской поддержки помогли Хафтару и его политическим сторонникам: они   захватывают и укрепляют контроль над ключевыми объектами на востоке Ливии. В 2016 году силы ЛНА, вооруженные поставляемым Россией оружием, включая транспортные средства для пустыни, ракеты с инфракрасным наведением и боевые самолеты, способные наносить ночные удары, захватили ключевые нефтяные терминалы в центральном ливийском «нефтяном полумесяце» после многолетних боев с местными ополченцами. В 2017 году российское вооружение привело силы Хафтара к победе в жизненно важном городе Бенгази, снова после нескольких лет  сражений. Усовершенствованные вооружения и техника, предоставленных силам ЛНА в ходе российского вмешательства, в том числе передовые боевые машины и штурмовики содействовали успехам ЛНА.

Обучение. Во время оснащения подразделений ЛНА в Восточной Ливии персонал российских ЧВК в 2016 году начал специализироваться на обучении войск Хафтара тактике ведения наземной войны и использования современных систем вооружения, которые в настоящее время предоставляет Россия, включая танки, артиллерию и штурмовики. К 2017 году ЧВК «Вагнер» создала две тренировочные базы в Бенгази и Тобруке для  проведения обучения сил ЛНА. К 2018 году  в Бенгази было развернуто 300 бойцов ЛНА и их обучение сил ЛНА было сосредоточено на боевом вооружении, включая артиллерию, танки и беспилотные летательные аппараты. ЧВК «Вагнер» в течение этого периода времени также занималась созданием и расширением своего учебного присутствия на границе с Египтом, обучением сухопутных войск ЛНА и операциями с использованием беспилотных летательных аппаратов на аэродроме Сиди-Баррани, расположенном примерно в 60 милях от египетско-ливийской границы и на аэродроме Марса-Матрух, недалеко от египетского побережья.

Включение. После того, как силы Хафтара совместно с ОАЭ и Египтом начали наступление на юг и центр страны, российская ЧВК и ее персонал начали напрямую обеспечивать операции ЛНА по нанесению воздушных ударов, разведке и поддержке радиоэлектронной борьбы, а также взаимодействовать с передовыми подразделениями ЛНА, чтобы  консультировать и направлять ее продвижение. Специалисты из группы спецназа ЧВК усилили свое присутствие в Сиди-Баррани, чтобы координировать воздушную активность ЛНА. После того, как силы ЛНА продвинулись в Центральную Ливию и взяли под контроль стратегическую авиабазу Эль-Джуфра в 2018 году, группа «Форвард» из ЧВК «Вагнер» была развернута там в следующем году в качестве основного центра для обеспечения продвижения ЛНА на север к Триполи. Российские ЧВК также предоставили танковые и артиллерийские расчеты для оказания помощи ЛНА. Ее партнеры обеспечили жизненно важную материально-техническую и боевую поддержку за счет  расширяющегося присутствия ЧВК, включая боевую медицину, техническое обслуживание транспортных средств, оружия и управление логистикой.

Боевые задачи.  В то время как российские спецназовцы и ЧВК обучали и оснащали силы ЛНА с 2015 годаактивность ЧВК возросла летом 2019 года, чтобы поддержать начавшуюся наступательную кампанию Хафтара в Западной Ливии после первоначальной неудачи весной 2019 года.  К началу 2020 года от 800 до 1200 бойцов ЧВК  «Вагнер» находились в Ливии и получили поддержку с воздуха, благодаря прибытию российских боевых самолетов. Начиная с осени 2019 года силы ЧВК «Вагнер» начали играть непосредственные боевые роли в наступлении на Триполи, когда несколько сотен бойцов этой ЧВК выдвинулись вперед вместе с подразделениями ЛНА. Российские бойцы ЧВК выполнили множество ключевых боевых задач, хотя и со смешанным боевым успехом. Десятки снайперов группы из ЧВК «Вагнер», некоторые якобы с опытом боевых действий на Донбассе и Сирии,  начали прибывать в Ливию в рамках развертывания 200 бойцов осенью 2016 года, что обеспечило  дополнительное преимущество в ходе наземных боевых операций.  Снайперы ЧВК «Вагнер» были развернуты на линии фронта во время  ожесточенных боев между ЛНА и силами ПНС на подступах к Триполи.

Ракеты и снаряды. Российские ЧВК продолжают укреплять боевую мощь ЛНА путем развертывания нескольких различных систем  огневых средств наземного базирования. Подразделения противотанковых управляемых ракет  ПТРК «Корнет» были развернуты в районе Триполи осенью 2019 года, эти силы были способны наносить удары по объектам и силам ПНС с повышенной точностью и без прямой видимости.  Специалисты ЧВК также развернули высокоточные артиллерийские и ракетные системы, начиная с Эль — Джуфры, прежде чем продолжить развертывание на север в Триполи.

Воздушная мощь и тесная поддержка с воздуха. Россия усилила свое прямое военное участие в Ливии весной 2020 года, развернув боевые самолеты, которые, возможно, пилотировали летчики  из ЧВК «Вагнер», с целью усиления застопорившегося наступления ЛНА после турецкого вмешательства. На снимках, опубликованных AFRICOM в мае 2020 года, запечатлено развертывание по меньшей мере 14 российских самолетов, включая штурмовики Су — 24, истребители МиГ-29 и самолеты сопровождения перехватчиков Су-35, с баз в России и Сирии на аэродромы Аль-Хадим и Эль-Джуфра в Ливии. На снимках CSIS было зафиксировано прибытие истребителей МиГ-29 и штурмовиков Су-24 в Эль — Джуфру, а также соответствующие модернизации  материально-технического обеспечения и объектов для обеспечения постоянного присутствия в воздухе. Это включало персонал, оборудование и 130-мм артиллерийскую батарею, из Бани-Валида. Авианаводчики  ЧВК «Вагнер» были  развернуты на земле с силами ЛНА, чтобы обеспечить повышенную поддержку с воздуха и наступательную огневую мощь ЛНА и противодействие  турецким БПЛА. Россия развернула несколько систем противовоздушной обороны  в Ливии, в основном эксплуатируемых специалистами из ЧВК «Вагнер», которые дислоцируются на аэродромах и военных объектах для защиты от турецких авиаударов по  российской авиации, вооружению и объектам материально-технического обеспечения. Расследование CSIS с июня 2020 года установило, что российские противоракетные комплексы «Панцирь С-12  были развернуты на северной стороне Аль-Джуфры. ЧВК «Вагнер» также развернула и эксплуатировала системы ПВО «Панцирь С-1» на авиабазе Аль-Ватия к юго-западу от Триполи, начиная с 2019 года, которые, вероятно, были ответственны за сбитый американский беспилотник, работавший в этом районе.  Однако в ноябре 2019 года российские ЧВК потеряли несколько систем ПВО «Панцирь-С-1» в результате турецких авиаударов и в конечном итоге были вынуждены были  уйти с базы   Аль-Ватия в апреле 2020 года.

Разведка. Как считают авторы доклада, российские офицеры разведки сыграли ключевую роль в консультировании и руководстве силами Хафтара, одновременно пытаясь укрепить российское влияние внутри ЛНА и правительственных органов в Тобруке. Развертывание российской разведки включало в себя сочетание офицеров разведки ГРУ, элитны войск спецназа и бойцов ЧВК, некоторые из которых ранее служили в ГРУ или спецназе. Хотя трудно точно определить, какие подразделения выполняют различные  миссии, авторы доклада оценивает, что бойцы ЧВК—в первую очередь из ЧВК «Вагнер» — выполняли  военные и оперативные разведывательные функции, в то время как офицеры ГРУ выполняли функции по связям с разведкой ЛНА и тайным операциям влияния, основываясь на традиционных ролях и миссиях. Военная российская разведка к 2018 году создала две базы в Тобруке и Бенгази с десятками офицеров ГРУ и спецназа для выполнения функций подготовки, связи и обмена разведывательными данными с подразделениями разведки ЛНА. По мере того как российское военное присутствие расширялись с продвижением ЛНА на запад, специалисты по разведке ЧВК «Вагнер»  начали осуществлять поддержку 28 беспилотников Wing Loong ОАЭ с авиабаз Эль-Джуфра и Аль-Ватия. Сообщается, что БПЛА ЧВК «Вагнер», предоставили жизненно важную тактическую разведывательную информацию для усиления ЛНА вокруг Триполи в конце 2019 года, в то время как вооруженные версии Wing Loong, наносили точные удары по целям и позициям правительства Триполи.

Тайное влияние. При предоставлении Хафтару и ЛНА  военной, политической и разведывательной поддержки российские ЧВК одновременно проводили против них разведывательные операции, пытаясь культивировать Хафтара в качестве российского посредника и консолидировать российское влияние для долгосрочного преимущества. Первоначальная цель российской разведки состояла в том, чтобы усилить влияние Москвы на Хафтара путем предоставления советников и военной помощи для поддержки его наступления в Центральной Ливии. Продвижение ЛНА застопорилось в 2019 году, и российская разведка начала хеджирование  ставок против чрезмерной уверенности в Хафтаре, который оказался как в военном, так и в политическом отношении неэффективным и устойчивым к давлению Москвы. Российские оперативники пытались окружить Хафтара пророссийскими чиновниками, особенно давними партнерами из служб безопасности эпохи Каддафи, одновременно продвигая сына Каддафи, Сейфа аль-Ислама, в качестве еще одного будущего ливийского лидера.

Информационные операции.  Дополняя российские государственные и спонсируемые государством сети, медиакомпании, связанные, в том числе с Пригожиным, воспользовались приобретением региональных СМИ и социальных сетей для оказания влияния на операции путем сочетанию пропаганды и дезинформационных операций о ливийском конфликте. Цель Москвы состояла в том, чтобы распространять  дезинформацию против ПНС, Турции и США среди ливийской и региональной аудитории.

 Пропаганда. Примерно с 2015 года российские государственные и спонсируемые государством арабские СМИ, включая RT и Sputnik Arabic, начали транслировать основные сюжеты Кремля о ливийском конфликте по телевидению, радио, онлайн-сайтам и связанным с ними аккаунтам в социальных сетях. В них намеренно усиливалась маргинализация роли Триполи, Турции и Соединенных Штатов. Но, начиная с 2018 года, российские ЧВК начали играть «тихую роль» в распространении этой пропаганды, когда фирмы, связанные с Пригожиным, приобрели телеканал «Аль-Джамахирия» бывшей ливийской государственной организации телерадиовещания и Ливийской спутниковой сети, который был связан с информационным агентством ДЖАНА.  Специалисты PMC media также начали консультировать  «Аль-Хадат», спутниковый новостной канал на востоке Ливии. Через эти вещательные платформы российский персонал продвигал ключевые темы Москвы, варьируя уровень поддержки и позитивного освещения Каддафи и Хафтара, исходя из российских целей того времени.

Онлайн-влияние. Используя традиционные медиа-платформы для трансляции пропаганды, связанные с ЧВК субъекты также вели кампанию онлайн — влияния в попытке сформировать мнение граждан Ливии о конфликте и привести местную медиасреду в соответствие с интересами Кремля. Для своих онлайн-кампаний российские оперативники использовали  смешанные аутентичные и неаутентичные аккаунты в социальных сетях; организации, работающие в онлайн-СМИ и связанные с ними страницы в Facebook, а также социальные сети и интернет-страницы традиционных средств массовой информации, таких как телеканал «Аль-Джамахирия».  В октябре 2019 года, Facebook удалил  14 аккаунтов, 12 блогов и одну учетную запись Instagram, которые возникли в России,  были сосредоточены на  Ливии, и непосредственно были связанны с Пригожиным. Учетные записи используют  сочетание подлинного египетского домена и фальшивых и взломанных аккаунтов для привлечения трафика на спонсируемые новостные сайты и прокремлевские издания, уделяя особое внимание пропаганде в интересах Хафтара и Сейфа аль-Ислама аль-Каддафи.

Экономика. Персонал из группы RSB и ЧВК «Вагнер» развернут на нескольких нефтяных, газовых, инфраструктурных и портовых объектах в Восточной и Центральной Ливии, включая Тобрук, Дерну, Бенгази и Сирт, для обеспечения безопасности объектов и оказания других специализированных услуг. Получая доход за свои услуги, ЧВК также использовали развертывание служб безопасности для получения рычагов влияния на ливийские национальные и частные компании в рамках уступок российским фирмам и, в некоторых случаях, в интересах получения политического преимущества для Москвы.

Инфраструктура и логистика. Одно из первых российских развертываний ЧВК в Ливии произошло в 2017 году, когда оперативники из группы RSB были развернуты на промышленном объекте — как сообщается, цементном заводе — в Бенгази  после приглашения от Хафтара для проведения работ по разминированию в этом районе после многолетних боев с местными ополченцами. Группа RSB также оказывала услуги по техническому обслуживанию и ремонту на ливийских военных объектах.

Нефть, газ и порты. Основные меры безопасности объектов сосредоточены на обеспечении российскими ЧВК контрактов на нефть и газ, охраны газовых терминалов, нефтехимических комплексов и нефтяных месторождений вдоль побережья Ливии и южной пустыни. ЧВК «Вагнер» сыграла свою первую важную роль в обеспечении безопасности нефтегазовых объектов в 2019 году во время штурма ЛНА стратегического города Сирт. Подразделения ЧВК «Вагнер» оставались развернутыми в Сирте до 2020 года для защиты от сил ПНС  и Турции  нефтяной инфраструктуры, включая размещение наземных мин и самодельных взрывных устройств (СВУ) вдоль линии фронта. Российские ЧВК стали более агрессивными в милитаризации нефтегазовых объектов по всей стране в 2020 году, когда Москва и ее союзное правительство Палаты представителей в Тобруке искали рычаги влияния на Триполи и его международных покровителей. ЧВК «Вагнер» обладала несколькими ключевыми функциями в рамках охраны объектов Национальной нефтяной корпорации, в том числе нефтехимический комплекс Лануф, нефтяной порт Зейтина и нефтяное месторождение Залла, а в июне 2020 года она взяла на себя обеспечение безопасности на крупнейшем нефтяном месторождении Ливии РЕНА. Хафтар при поддержке российской ЧВК, по сути, усилил блокаду «нефтяного полумесяца» Ливии, лишив ПНС критически важных доходов.

Ключевые факторы.  Российские ЧВК, такие как «Вагнер», послужили основой для достижения Москвой различных развивающихся, взаимодополняющих целей в Ливии путем вмешательства в гражданскую войну. На это повлияло сочетание геостратегических, дипломатических, военных и экономических интересов Российская поддержка ЛНА расширилась от скромной, скрытой финансовой и тактической поддержки с 2015 по 2017 год до значительного расширения боевой поддержки с 2018 по 2021 год. В конечном итоге она включала развертывание персонала ЧВК и их усиление обычными российскими вооруженными силами, такими как ударная авиация. По мере продолжения процессов установления мира и восстановления в Ливии ЧВК «Вагнер» оставалась в стране, несмотря на призывы к ее выводу. Скорее всего, это попытка сохранить российское влияние и свои стратегические интересы во время и после объединения страны, а также в отношении контрактов на реконструкцию. В целом, присутствие Москвы в Ливии было обусловлено сочетанием геополитических, военных и экономических целей, в то время как Россия использовала многогранные возможности ЧВК в их попытках их достичь.

Геополитика.  Как считают американские эксперты, в и предыдущие интервенции в Украине и Сирии, решение Москвы  активизировать свое участие в Ливии было как геостратегическим—в попытке усилить свое геополитическое положение в Северной Африке и Средиземноморье с прицелом на Европу — так и оппортунистическим — в использовании воспринимаемого политического вакуума и двойственности отношения Соединенных Штатов к конфликту.  Россия восприняла гражданскую войну в Ливии как открытую для эксплуатации нестабильность и возможность для  расширения российского влияния с использованием ЧВК, чтобы поддержать Хафтара, склонить конфликт в свою пользу и пожинать геополитические плоды нового стратегического плацдарма. Вмешательство России также было направлено на продвижение всеобъемлющего желания Кремля усилить положение Москвы на мировой арене и стать центральным игроком в пересекающихся региональных делах Ближнего Востока, Африки и Европы. Конкуренция велась не только с традиционным соперником Кремля  Соединенными Штатами, но и все чаще и с Турцией, с которой Москва участвовала в конкуренциях по доверенности в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе. Укрепляясь в Ливии и приобретая влияние на внутренних игроков Ливии, Россия также стремилась обеспечить конечное состояние конфликта, отвечающее российским интересам. Как и в случаях с Женевским процессом по Сирии и Минским процессом по Украине, вмешательство России дало ей место за дипломатическим столом и де-факто наложило ее вето на любое урегулирование конфликта. Действительно, благодаря дипломатическим рычагам, полученным от  влияния на местах, Москва смогла обеспечить выбор приемлемого списка представителей в переходном правительстве Ливии.  Москва стремилась позиционировать себя в качестве  «посредника» в дипломатических переговорах, одновременно помогая и позволяя одной стороне в лице ЛНА укрепить свои позиции в коллективных переговорах о будущем Ливии. Использование ЧВК также способствовало достижению цели региональной внешней политики: укреплению связей для региональных игроков, таких как ОАЭ и Египет. Россия, ОАЭ и Египет углубили свое сотрудничество посредством совместных военных операций в поддержку Хафтара и сохранили относительно единый фронт в дипломатических переговорах. Отношения Москвы с Каиром, в частности, углубились благодаря их сотрудничеству в Ливии. С 2017 года российские ЧВК развернуты на египетском аэродроме Баррани для направления совместной российско-египетской военной поддержки Хафтару, а также в морском порту Мерса-Матрух на египетском побережье. Развертывание Москвой ЧВК в Ливии, особенно после расширения сил ЧВК «Вагнер» в 2019 году, позволило России преследовать ключевые военные цели и задачи в области безопасности. На самом широком уровне использование ЧВК позволило России продемонстрировать свою мощь, создать новый военный плацдарм в Северной Африке и изменить баланс сил за счет относительно ограниченных средств и затрат, сохраняя при этом степень правдоподобного отрицания непосредственного участия  Кремля в этом досье. Более конкретно, у Москвы было несколько ключевых целей в области безопасности — некоторые прагматичные, некоторые экспансионистские — это определяло ее вмешательство и приоритеты на поле боя. Во-первых, Кремль и президент В.Путин, в частности, рассматривали вмешательство  в Ливию и поддержку Хафтара как средство восстановления стабильности и порядка, жизненно важных в стране, где, как считает Москва,  Соединенные Штаты создали значительный хаос и нестабильность после военной операции по свержению Муаммара Каддафи в 2011 году. В Хафтаре Россия видит родственную душу — сильного человека, приверженного восстановлению порядка и борьбе с воинственностью терроризма. Москва и ее союзники в Ливии —  Египет, Объединенные Арабские Эмираты и, в некоторой степени, Франция — видят опасность возникновения там салафизма (хотя Хафтар и ЛНА сотрудничали с ливийскими салафитами в лице фракции Мадхали для ключевых операций). ЧВК, таких как «Вагнер», предложили средства, чтобы помочь Хафтару захватить и установить контроль — хотя и с переменным успехом или без него – в ключевых городах, таких как Бенгази, Сирт и Триполи. Во-вторых, Москва рассматривает Хафтара не только как союзника, но и как потенциальную прокси-силу, которую персонал ЧВК смог помочь культивировать, что позволило России сохранить свое военное вмешательство ограничено, и не вести  прямую войну для достижения своих целей.   Благодаря целенаправленной и эффективной поддержке, такой как переброска персонала ЧВК «Вагнер» на застопорившиеся линии фронта в Триполи осенью 2019 года, Москва стремилась обеспечить роль Хафтара как эффективного и лояльного доверенного лица. Более того, полагаясь на эту доверенную структуру, а не на развертывание регулярных сил, Россия сохранила определенную степень отдаленности от конфликта. Это особенно важно в отношении Турции. Избегая прямой конфронтации с турецкими силами, Москва смогла преследовать свои интересы и конкурировать с Анкарой, не нарушая других направлений российско-турецкого сотрудничества. В-третьих, как острие российской боевой мощи, ЧВК предоставили средства для расширения военного присутствия России на нескольких ключевых объектах в Ливии в рамках наступления Хафтара на запад,  и потенциал для долгосрочного военного базирования обычных или открытых военных средств на ливийском театре военных действий. ЧВК «Вагнер»  совместно с регулярной армией России является частью системы военного присутствия на Средиземном море. Тем не менее, надежное базирование и расположение России на полудюжине объектов в Ливии и Египте, обеспеченные ЧВК, предоставили Москве средства для усложнения, сдерживания и потенциального противодействия военным операциям США и Турции в регионе.

Посредством развертывания ЧВК и обеспечения военной кампании Хафтара Москва также искала рычаги для расширения своего экономического влияния в Ливии и получения ключевых уступок для российских фирм в обмен на российскую военную поддержку. Группа RSB, а затем ЧВК «Вагнер»  оперативно заключили контракты для защиты месторождений нефти, газа, портов, инфраструктуры, и других промышленных объектов.  Это было способом не просто перевести эти операции на самоокупаемость, но и   как способ  для более значительных инвестиционных возможностей России. Как сообщается, Хафтар пообещал Москве крупные экономические уступки, в том числе в энергетическом, транспортном, строительном и оружейном секторах. Россия также помогла Хафтару, напечатав валюту,  восстановить ликвидность в экономике в областях, находящихся под его контролем. Нефтегазовый сектор Ливии, в частности, стал ключевым фактором российской деятельности в Ливии. Контроль российской ЧВК над экспортными терминалами Национальной нефтяной компании на побережье  Средиземного моря и нефтяными и газовыми месторождениями в глубине страны, вероятно, обеспечил России предпочтительный доступ к ливийским энергетическим ресурсам, а также выгодные контракты для обеспечения безопасности, что стало ключевым рычагом влияния в рамках принятия решений, как в Триполи, так и в Тобруке. Как и большинство других российских усилий и мотиваций в Ливии, влияние на энергетические отрасли и порты Ливии усилило ее экономическое и геостратегическое положение по отношению к Турции. В 2021 году, в рамках продолжающихся усилий по объединению Ливии под руководством переходного правительства, Россия будет использовать влияние и доступ ЧВК для обеспечения выгодных контрактов на реконструкцию и возможностей экономического развития. В апреле декабря 2021 года В.Путин сообщил премьер-министру ПНЕ Ливии Абдель Хамиду Дбейбе, что Россия «продолжит содействовать межливийскому политическому процессу в целях достижения долгосрочной стабильности в Ливии, сила которой заключается в ее суверенитете и единстве, а также в обеспечении поступательного мирного процесса».

Оценка и перспективы.

По оценке американских экспертов, вмешательство России в Ливию и развертывание ЧВК привело к  значительным территориальным завоеваниям ЛНА, одновременно укрепляя геостратегические позиции Москвы в Ливии. Но оно также раскрыло лимитированность возможностей  своих прокси-сил в лице ЧВК. Что касается успехов, то ЧВК «Вагнер» сыграла ключевую роль в обеспечении продвижения в Центральную и Западную Ливию, включая ключевые районы вдоль ливийского побережья и «нефтяного полумесяца», а также стратегические объекты в Центральной Ливии, такие как авиабаза Эль-Джуфра. Готовность России применить силу—хотя и наполовину отрицаемую — в форме ЧВК позволила Москве укрепить военное, дипломатическое, разведывательное и экономическое присутствие и  свое влияние в Восточной Ливии — и все это за разумные, ограниченные затраты. Это позволило Москве повлиять на состав переходного правительства в Ливии и, потенциально, обеспечить дальнейшее экономическое и военное влияние в регионе на протяжении всего процесса восстановления. Однако вмешательство России в Ливию и развертывание ею ЧВК не достигли своей главной цели: перевернуть баланс гражданской войны в Ливии в пользу Хафтара и захватить столицу Триполи. Контрнаступление сил ПНС при поддержке Турции весной 2020 года вынудило сотни бойцов ЧВК «Вагнер» покинуть фронт в Триполи. ЧВК «Вагнер» потеряла сотни человек убитыми в бою, а также ключевые системы вооружения — особенно от действий турецких ударных беспилотников. При оценке ограниченной эффективности использования российских ЧВК в Ливии надо выделить несколько факторов.

Контрэскалация: Нападение ЛНА на Триполи спровоцировало серьезную контрэскалацию со стороны Турции, которую Россия не могла и не хотела решительно купировать, продолжая вместо этого полагаться на ограниченный и квазиотрицательный подход к ливийскому досье через ЧВК. Турция смогла перехватить инициативу с решительным использованием передовой военной техники, такой как смертоносный и эффективный беспилотный летательный аппарат Bayraktar TB2 и тысяч собственных наемников из Сирии. Другими словами, Турция переняла российские технологии и ориентированный на наемников подход в рамках собственного вмешательства со значительным эффектом. В отличие от Сирии, российским ЧВК в Ливии не хватало высококлассной обычной российской военной поддержки и боеспособности союзников и партнеров.  Но, как и в Сирии, когда ЧВК «Вагнер» столкнулась с технологически превосходящим противником в лице Турции результатом стали значительные потери.

Несовершенный прокси: Пределы подхода Москвы, при использовании  ЧВК в Ливии, также были обусловлены пределами ее партнера и потенциального прокси Халифы Хафтара. В ЧВК к 2019 году оценили присущие Хафтару недостатки, включая его несовершенное руководство и принятие военных непродуманных решений, но, вероятно, надеялись смягчить эти проблемы за счет усиления военной поддержки. Ни то, ни другое не сработало, поскольку военные недостатки ЛНА были более значительными по сравнению с поддерживаемыми Турцией силами ПНС. Кроме того, Хафтар отклонился от предпочитаемого  в России курса действий, как в военном, так и дипломатическом плане. Кроме того, с учетом неспособности Хафтара держать под контролем неоднородную коалицию союзников в Восточной и Центральной Ливии, его способность обеспечить российские интересы стала весьма сомнительна. Уверенность Москвы в  Хафтаре в качестве эффективного лидера и своего прокси поубавилась,  пришлось начать налаживать связи с потенциальными альтернативами, такими как Сейф аль-Ислам аль-Каддафи.

Военное и цифровое воздействие: В то время как ограниченный российский подход к экспедиционной войне имеет множество преимуществ, его способность скрывать свои операции стала почти невозможной. AFRICOM регулярно публикует спутниковые снимки, свидетельствующие о том, что Россия нарушила эмбарго ООН на поставки оружия, развернула боевые самолеты и перебросила оружие и персонал ЧВК на театр военных действий.  Потенциальные тайные усилия ЧВК в цифровой сфере  тоже проблематичны. Эти цифровые фронты имели неумелые и неудачные подходы,  что приводит к многочисленным сбоям кампании дезинформации в социальных сетях.   В то время как вмешательство России с использованием ЧВК достигло своего предела на линии фронта в Триполи, оно также обеспечило новый стратегический плацдарм в Северной Африке и Средиземноморье. Благодаря своему вмешательству Москва также получила рычаги влияния на правительство в Триполи и на другие международные организации.  Несмотря на то, что ООН установила крайний срок для вывода иностранных боевиков из Ливии в январе 2021 года, ключевые активы ЧВК, такие как боевые самолеты, вероятно, останутся развернутыми в Эль-Джуфре и Аль-Хадиме, в обозримом будущем. Скорее всего, Москва по-прежнему будет поддерживать Хафтара в течение переходного периода. Влияние ЧВК может быть использовано в качестве рычага давления для обеспечения соглашений в области экономики и безопасности с временным правительством, которые обеспечивают финансовые выгоды для олигархов, поддерживающих ЧВК, и обеспечивают долговечность российского влияния в регионе.

52.13MB | MySQL:101 | 0,316sec