Эксперты Фонда Карнеги о ситуации в курдском сегменте сирийско-иракской границы. Часть 2

Далее авторы доклада детально описывают ситуацию на КПП сирийско-иракской границы, находящихся под контролем курдов. Речь идет о секторе границы протяженностью в 150 километров, начинающегося на севере в районе сирийско-иракско-турецкого треугольника и простирающегося до  района Баадж провинции Найнава с иракской стороны и района Аль-Шаддади с сирийской. В этом секторе расположены четыре КПП: Рабийя-Ярубийя, Сималка — Файш Кабур, Аль-Валид и Аль-Фао.

Из этих четырех только Рабийя-Ярубийя признается сирийским и иракским правительством в качестве законного пункта перехода границы. В 2013 году он был закрыт, так как с сирийской стороны попал под контроль антиправительственных боевиков-джихадистов. В октябре 2013 года он перешел под контроль курдских ОНС. Правительство Ирака не захотело вновь открывать этот КПП, так как оно было связно союзными отношениями с Дамаском и не хотело легитимировать Автономную администрацию курдских районов Сирии. Вместо этого усилия Дамаска и Багдада были сосредоточены на оживлении КПП Каим – Аль-Букамаль, который и был вновь открыть в ноябре 2019 года. В 2020 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) настаивала на открытии Рабийя – Ярубийя в связи с пандемией коронавируса и необходимостью поставок в САР гуманитарной помощи. Однако реакция Дамаска и Российской Федерации, поддерживающей правительство Башара Асада, было резко негативной, Они опасались, что открытие КПП для международных организаций будет нарушением сирийского суверенитета. Данный район населен арабским суннитским племенем Шаммар, транснациональным этносом, проживающим на территории Сирии и Ирака. Часть этого племени проживает на территории Саудовской Аравии. Шаммар издавна считается одним из наиболее влиятельных племен Северного Ирака. Племя Шаммар поддерживает хорошие отношения с ДПК Масуда Барзани, но после провала в 2017 году курдского референдума о независимости стало ориентироваться также на Багдад.  На этой территории действуют арабские суннитские вооруженные формирования входящие в «Аль-Хашд аш-Шааби»:  «Аль-Навадир» во главе с местным шейхом и депутатом иракского парламента Абдель Рахимом аль-Шаммари и «Львы Найнавы» под командованием Ахмеда аль-Мадлуля. В последнее время в районе развернула свое присутствие 15-я пехотная дивизия иракских вооруженных сил.

КПП Сималка – Файш Кабур изначально был пунктом для нелегального перехода людей, особенно курдских боевиков,  на другую сторону границы. Как полноценный КПП стал функционировать после сооружения понтонного моста через Евфрат и подписания 26 января 2013 года соглашения Хевлер-1 между СДС и Курдским национальным советом, организацией сирийских курдов, находящейся под влиянием ДПК Масуда Барзани. Согласно ему переход был открыт для передвижения коммерческих товаров и переезда в Ирак раненых и больных сирийских курдов для лечения в больницах Иракского Курдистана. Движение осуществляется между сирийским населенным пунктом Сималка, расположенным в районе Маликийя, и иракским населенным пунктом Файш Кабур в провинции Дохук (Автономный регион Курдистан, АРК). С сирийской стороны контролируется СДС, а с иракской – ДПК Масуда Барзани. Иногда движение на этом направлении полностью или частично закрывается. Например, в мае 2013 года правительство АРК закрыло КПП для всех целей кроме перевозки пациентов после ареста боевиками ОНС 75 членов Сирийской курдской демократической партии, связанной с ДПК. В апреле 2014 года с иракской стороны был прорыт 17-километровый ров, чтобы помешать контрабанде товаров. Правительство АРК стремится превратить этот КПП в главный пункт лицензированной торговли. Процветанию КПП Сималка – Файш Кабур содействовали два фактора. Во-первых, закрытие Рабийя – Ярубийя. Во-вторых, присутствие в зоне, контролируемой СДС и Иракском Курдистане американских военных контингентов, пользующихся продовольствием и снаряжением, доставляемым через этот КПП. В октябре 2017 года после референдума в Иракском Курдистане федеральное правительство Ирака пыталось взять этот пункт под контроль, но данная акция закончилась неудачей из-за вооруженного сопротивления со стороны «Пешмерга Рожавы», находящихся под влиянием ДПК. В курдской прессе Ирака это было превознесено как «победа над иракско-иранско-турецким заговором».

КПП Аль-Валид расположен в районе Заммар провинции Дохук вблизи стыка границ Ирака, Сирии и Турции. С иракской стороны контролируется ДПК, а с сирийской —  Автономной администрацией (СДС). В апреле 2017 года обе стороны официально договорились об открытии пункта пересечения границы. В октябре 2019 года этим КПП пользовались американские военные, выведенные Дональдом Трампом из северо-восточной Сирии в Ирак.

КПП Аль-Фао является неформальным пунктом пересечения границы. Расположен с  иракской стороны границы между северным и южным Синджаром, с сирийской – между Ярубийей и Аль-Холь. В 2011-2014 годах использовался как пункт для ввоза в Сирию продовольствия и гуманитарной помощи. Затем был захвачен боевиками «Исламского государства» и отбит у них сирийскими курдами. В настоящее время во многом контролируется элементами, связанными с РПК.   В 2015-2016 годах им воспользовались десятки  тысяч езидов, бежавших от террора ИГ в Сирийский Курдистан. В конце 2020 года между федеральным правительством  Ирака и АРК было подписано соглашение, согласно которому в этот район стали перебрасываться соединения сил безопасности иракской армии для того, чтобы ограничить здесь подрывную деятельность РПК.

Возросшая торговля между курдами Сирии и Ирака приносит доходы как контрабандистам, так и администрациям приграничных территорий.  В первые годы гражданской войны в Сирии через границу перемещались, главным образом, люди. На территорию АРК переместилось в 2011-2017 годах 250 тысяч сирийских беженцев. 150 тысяч человек временно пересекли границу. В настоящее время эти пункты все больше используются для коммерческих обменов. Главными торгуемыми товарами являются сталь, сахар, цемент и минеральные удобрения. Все это ввозится из Иракского Курдистана в Сирийский. Со стороны АРК компания, аффилированная с ДПК, занимается таможенными сборами с таких товаров как пластик, мобильные телефоны, текстиль и электроника. Из Сирии в Ирак идут продукты питания, особенно фрукты и овощи. В районе Захо-Дохук появилась целая группа трейдеров, занимающаяся оптовой закупкой овощей из Сирии. Эти товары перемещаются через КПП Сималка – Файш Кабур. Вторым по значению пунктом для торговли является Аль-Валид. В последнее время значение этого КПП возрастает, так как товаропоток через Сималка – Файш Кабур ограничен грузоподъемностью понтонного моста в 35 тонн. Торговля через Аль-Валид ведется акционерным обществом Hefkarten (основано в 2015 году), где имеют доли правительство АРК и группа бизнесменов, изначально созданная в 1990-е годы как Движение за демократическое общество, тесно сотрудничавшее в ту пору с РПК.

Американские эксперты утверждают, что в последние годы около двух тысяч бизнесменов в Иракском Курдистане «поднялись на ноги» за счет торговли с сирийскими территориями. Торговля с Сирийским Курдистаном чрезвычайно выгодна для иракских курдов. На территорию, контролируемую СДС, поступают из АРК 600 тысяч тонн цемента. В АРК цена одной тонны составляет 30 долларов, а на сирийской стороне границы она продается за 80 долларов. Одновременно ежесуточно в Сирийский Курдистан экспортируется одна тысяча тонн стали. АО  Hefkarten закупает тонну стали за 450 долларов, а продает сирийским курдам за 650. Что касается сахара (2000 тонн ежесуточно), то в Иракском Курдистане он стоит 450 долларов за тонну, а на северо-востоке Сирии – 550 долларов.

Правительство АРК и Автономная администрация стремятся извлечь выгоды из этой расширяющейся торговли. Каждый коммерсант, занимающийся приграничной торговлей, обязан заплатить от 160 до 200 тысяч сирийских фунтов для лицензирования своей деятельности, включая расходы на охрану своего груза силами безопасности. После этого он должен внести на депозит Автономной администрации 50 тысяч сирийских фунтов.

Важное место в приграничной торговле занимает и контрабанда. Эксперты Фонда Карнеги напоминают, что в 1979 году, после резкого ухудшения иракско-сирийских отношений (разрыв между двумя ветвями партии Баас) граница была официально закрыта. В то же время отсутствие естественных барьеров и проживание по обе стороны трансграничных арабских суннитских племен создавали благоприятные условия для контрабандной торговли. Центрами контрабандной активности на сирийской территории являются села Сувейдийя, Кальдаман и Калаат аль-Хасан, а на иракской – Сихела и Джозик. Иногда контрабандные маршруты используются для перехода людей. Так, в октябре 2019 года после захвата турецкой армией Рас аль-Айна и Телль-Абъяда десятки тысяч беженцев ушли по контрабандным тропам в Иракский Курдистан.

Однако, если в 1980-1990 годы основными ее товарами были скот и табак, то  в настоящее время ими являются нефть, оружие и наркотики. В Иракский Курдистан идет сирийская нефть с месторождений, захваченных боевиками СДС. Часть ее, переработанная в нефтепродукты, возвращается потом к сирийским курдам. Автономная администрация  продает нефть по цене 60 долларов за тонну, а трейдеры продают ее нефтепереработчикам в АРК за 240-260 долларов. Затем бензин и солярка возвращаются обратно в Северо-Восточную Сирию.

51.91MB | MySQL:101 | 0,442sec