О причинах, препятствующих установлению отношений между Пакистаном и Израилем

В конце июня в Пакистане вспыхнули волнения после сообщения израильского источника о том, что высокопоставленный член пакистанского правительства, который в то время был близким помощником премьер-министра Имрана Хана, тайно посетил Израиль в прошлом году и провел встречи с руководством Кнессета. Хотя правительство заявило, что эта информация  была ложной, она, тем не менее, подлила масла в огонь аргументов о том, что дипломатические отношения между Пакистаном и Израилем будут установлены  в течение 2021 года. К этим циркулирующим слухам добавились новости об участии обеих стран военных учениях в Черном море с 28 июня по 10 июля, совместно организованных ВМС США и Украины. За последний год ситуация на Ближнем Востоке изменилась, прежде всего в контексте  нормализации отношений  ОАЭ и Бахрейном с Израилем. Дискуссия о возможном признании Пакистаном Израиля — некогда запретная тема  — набрала обороты на различных СМИ по всей стране. Не секрет, что Пакистан давно имеет тайные отношения с Израилем. Генерал Мохаммад Зия-уль-Хак, бывший президент Пакистана, когда-то назвал Пакистан и Израиль идеологическими близнецами и открыл тайный канал связи между Моссадом и Межведомственной разведкой (ISI). Эти две спецслужбы, в частности, активно сотрудничали в 1980-х годах против СССР в Афганистане. В июле 2003 года тогдашний президент Первез Мушарраф призвал к внутриполитическому обсуждению перспектив установления  дипломатических отношений с Израилем, предположив, что двустороннее взаимодействие может служить противовесом Индии. Это, кстати, очень спорно, если иметь в виду уровень ВТС между Индией и Израилем.  Два года спустя при содействии Турции министры иностранных дел обоих государств провели в Стамбуле встречу, которую в Израиле назвали «огромным прорывом». И согласно отчету WikiLeaks, опубликованному в 2010 году, ISI связалась с израильскими официальными лицами, чтобы предотвратить потенциальные атаки на израильские цели после терактов в Мумбаи в 2008 году. На официальном и публичном уровнях, по крайней мере, дебаты об уровнях пакистано-израильского сотрудничества, казалось, отошли на второй план, пока в октябре 2018 года против нового пакистанского правительства не были выдвинуты обвинения в том, что израильский бизнес-джет оставался в аэропорту в Исламабаде почти 10 часов. Пакистанское правительство опровергло эти сообщения.

Затем, после установления дипломатических отношений рядом арабских государств с Израилем, в прошлом году появились сообщения о том, что на Пакистан оказывают давление могущественные, «дружественные» страны, чтобы сделать то же самое. В одном из интервью Имран Хан указал на это, и хотя он отказался назвать страны, о которых идет речь, широко распространено мнение, что это были Саудовская Аравия и ОАЭ. Опять же выразим сомнения в отношении КСА, которое сейчас занимает очень осторожную позицию по этому вопросу. По крайней мере, на официальном уровне. Другое дело – ОАЭ. Во время пандемии коронавируса запрет ОАЭ на выдачу рабочих виз пакистанцам также был связан с отказом Исламабада признать Израиль, поскольку Индия, в которой было больше случаев заболевания коронавирусом, не была добавлена в список стран с преимущественно мусульманским большинством, которым ОАЭ отказали во въезде. В следующем месяце бывший лидер «Джамиата Улема-и-Ислам» Маулана Аджмаль Кадри заявил, что бывший премьер-министр Наваз Шариф отправил его в Тель-Авив с «ознакомительной поездкой», где он провел переговоры с различными израильскими официальными лицами. Однако снова и снова пакистанское руководство яростно опровергает любую информацию, касающуюся темы Израиля. Причины такого поведения можно разделить на три основные категории.

1.Прежде всего, это Кашмир. Пакистан всегда строил свою аргументацию на параллелях между израильскими «зверствами» в отношении палестинцев и индийскими репрессиями в отношении кашмирцев. Пакистан не может продолжать осуждать Индию за угнетение кашмирцев и одновременно установить отношения с Израилем. Пропаганда в отношении проблемы Кашмира является краеугольным камнем внешней политики Пакистана. Во время недавней эскалации насилия в Газе Пакистан был на переднем крае в рамках поддержки призывов к прекращению огня. Пакистанское руководство ясно дало понять, что ни при каких обстоятельствах не будет даже думать о признании Израиля, пока не будет достигнут мир в Палестине. «Зверства» Индии против кашмирцев, как сообщают СМИ Пакистана, накладывают свой отпечаток на действия Израиля в Палестине.

  1. В силу географической близости с Ираном, Пакистан делает заметные шаги по улучшению отношений со своим западным соседом, в том числе посредством визита министра иностранных дел Пакистана в Тегеран в начале этого года, который включал обсуждение вопроса об укреплении трансграничных рынков. В свете китайско-иранской сделки, объявленной в марте, Иран теперь официально является частью обширной китайской инициативы «Пояс и путь» (BRI). Китайско-пакистанский экономический коридор, флагманский проект инициативы, несомненно, дополнит проекты BRI в Иране. Учитывая явное беспокойство Вашингтона по поводу экономического подъема Китая и тот факт, что и США, и Израиль считают Иран принципиальным врагом, не говоря уже об их стратегической связи с Индией, Исламабад вряд ли может позволить себе какие-либо отношения с Израилем.
  2. Внутриполитическая ситуация в Пакистане. После подписания «соглашений Авраама» десятки тысяч пакистанцев протестовали против нормализации отношений арабских государств с Израилем. В январе этого года в Карачи состоялся «марш миллионов человек» против перспективы нормализации израильско-пакистанских отношений, ясно дав понять, что за любым таким шагом последует волна негативной реакции общественности и повышенных рисков для безопасности. Если бы Исламабад признал Израиль, это предоставило бы дополнительный козырь сторонникам жесткой линии внутри страны. Таким образом, для Пакистана альтернативные издержки установления официальных связей с Израилем слишком велики. Пакистан в последнее время добился успехов в соответствии со своим внешнеполитическим поворотом в сторону «геоэкономики» — сосредоточения внимания на региональной интеграции и устойчивом развитии, что, несомненно, способствует укреплению международного имиджа. Любой неверный шаг в такой момент был бы сродни выстрелу себе  в ногу.
52.77MB | MySQL:104 | 0,305sec