Тунис: переворот или смена формулы власти?

Текущая неделя приковала внимание арабской и международной общественности к Тунису. События, происходившие в этой  небольшой (население -11 млн человек) стране трактовались неоднозначно. Являются ли недавно принятые президентом Туниса Кайсом Саидом решения  государственным переворотом или попыткой навести порядок.

Действительно в последние полгода Тунис переживал острый социальный и экономический кризис. Население не получало необходимой помощи от государства в борьбе с  COVID-19. Основные политические институты государства практически бездействовали. В стране процветала коррупция. В подобной ситуации взрыв социального протеста мог произойти в любой момент.

С другой стороны, на протяжении последнего года в политической элите Туниса стало складываться мнение о неэффективности существующей системы правления и администрирования. Некоторые политики и военные считали, что парламентская форма правления не оправдала себя, а Тунис должен вернуться к президентской республике. Одним из сторонников данной идеи, как говорят, был президент страны К.Саид.

Возможно, данный вопрос можно было бы решить демократическим путем; через референдум и выборы. Это соответствовало бы духу идей, порожденных «арабской весной», которая, как известно, началась именно с Туниса.

Вероятно, К.Саид решил не медлить и жестко перехватить власть. Тем более, как сообщают некоторые источники, накануне событий К.Саид провел серию закрытых встреч с руководством армии и органов безопасности. Он сумел заручиться их полной поддержкой и договорился о координации действий. Важно было также обеспечить  позитивный нейтралитет  профсоюзных организаций Туниса, которые являются реальной силой в стране. И эта задача была успешно решена К.Саидом. Политические партии и организации, парламент и правительство, естественно, не принимались в расчет. Тем более, К.Саид, который на выборах получил 73% голосов избирателей, рассчитывал на поддержку большинства населения Туниса.  А дальше, было все просто; по обычной схеме государственных переворотов.

Президент использовал 80 статью Конституции Туниса, на основании положений которой (слегка их подправив — А.В.) распустил кабинет министров, заморозил на 30 дней работу парламента, предварительно сняв иммунитет с депутатов и взял себе все прерогативы власти в чрезвычайной ситуации.

Однако сложно предположить, что избиратели К. Саида ожидали от него подобных действий. Те же граждане Туниса отдавали свои голоса спикеру парламента Р.Ганнуши и премьер-министру  Х.Мешиши. Для них и представляющих их партий «Ан-Нахда» и «Кальб Тунис» положения статьи 80 предписывают президенту предварительно согласовывать свои действия в чрезвычайной ситуации с премьером и спикером.

Естественно последние оказались застигнутыми врасплох действиями президента. По некоторым данным, Х.Мешиши исчез, а Р.Ганнуши призвал народ выйти на улицы и защитить революционную законность. Понятно, что действия К.Саида однозначно трактуются как переворот, монополизация власти и установление авторитарной системы правления

Однако выносить окончательные оценки, на наш взгляд, пока еще рано. Преждевременно радоваться очередному провалу исламистов в лице «Братьев-мусульман», как это делают некоторые обозреватели. К.Саида поддержали реальные силы армия и профсоюзы. На улицах столицы прошли марши в поддержку «независимого» президента. В этих шествиях приняли участие и исламисты, которые поддерживают «Ан-Нахду». К тому же, нелишним будет напомнить, что профсоюзы традиционно используются «Братьями-мусульманами» как площадка для пропаганды своих идей и участия в выборном процессе.

Сейчас важно дождаться дальнейших шагов К.Саида. Повернет ли он Тунис в сторону свергнутого «арабской весной» режима З.А. Бен Али (проверенного и надежного) или поведет страну некой таинственной тропой в сторону неомодернистской демократической модели государства.

За развитием событий особенно внимательно следят в соседней Ливии. На днях Президентский совет Ливии охарактеризовал события в Тунисе как политический рубеж*  и заявил, что Тунис является «архитипом» демократии в регионе. Противники «Братьев-мусульман» в ливийском парламенте расценили «поражение» «Ан-Нахды» как изменение позиции США в отношении «братьев». По их мнению, если прежде Вашингтон поддерживал «братьев», видя в них силу, способную контролировать и сдерживать другие экстремистские исламистские организации, то теперь американцы разочаровались в потенциале организации, после серии поражений в Египте и  Тунисе. Напомним, что в самой Ливии организация, представляющая «братьев» сменила название на «Аль-Ихъя»**и погрузилась в религиозно-просветительскую работу, отойдя на время от политики. Оставим на совести ливийских парламентариев вышеприведенные суждения. Тем более что они обеспокоены возможностью ремейка тунисских событий на ливийской почве.

На самом деле, есть куда более важные вопросы. Означают ли события в Тунисе начало нового цикла «цветных революций» на Ближнем Востоке и, если да, то кто их «заказал»,  кто будет в них действующей силой?  И кто может им противостоять? Захотят ли военные вновь выступить в авангарде событий и предпримут ли исламисты новую попытку перехвата власти? Будут ли эти исламисты из числа «Братьев-мусульман» или стоит ожидать прихода отъявленных радикалов, джихадистов и такфиристов, с которым нельзя договориться.

Возможно развитие событий в Афганистане и Ливии, Египте и Сирии даст ответы на поставленные вопросы.

 

         * точка невозврата?

        ** Возрождение

52.47MB | MySQL:102 | 0,520sec