О политической ситуации в Марокко накануне парламентских выборов

Через несколько недель в Марокко пройдут парламентские выборы, на которых будет принято решение о том, кто возглавит правительство на ближайшие пять лет, на фоне ожиданий жесткой конкуренции между политическими партиями страны. Партия справедливости и развития (ПСР), которая возглавляет правительственную коалицию, как ожидается, выиграет в третий раз. Политические партии Марокко будут бороться за голоса более чем 15 746 000 зарегистрированных избирателей, поскольку ни одна партия не намерена бойкотировать выборы, намеченные на 8 сентября, которые состоятся на фоне последствий пандемии коронавируса. Впервые в истории Марокко ПСР возглавляет правительственную коалицию два срока после победы на выборах 2011 и 2016 годов. ПСР, получившая 125 из 395 мест на последних по времени парламентских выборах, выбрала лозунг «Доверие, демократия, развитие» для своей нынешней избирательной кампании, заявив при этом, что ее платформа «направлена на поддержку системы управления и проведение соответствующих структурных реформ». Генеральный секретарь ПСР Саад эд-Дин Османи, который также является главой правительства, сказал в своих заявлениях для СМИ, что «партии удалось добиться значительных успехов в политическом участии … поскольку она восстановила доверие, честность и доверие к политической работе». Это не совсем так. Еще в январе партия получила весомую «оплеуху» на муниципальных выборах и потеряла ключевой опорный пункт в районе Эррачидия. ПСР, которая является филиалом «Братьев-мусульман» в Марокко, заняла третье место после Социалистического союза народных сил (USFP) и Национального объединения независимых (RNI).  Некоторые эксперты связывали поражение с позицией группы в отношении решения преподавать научные предметы в школах на французском языке и ее поддержкой соглашения о нормализации отношений с Израилем. Член генерального секретариата партии Абдельазиз Афтати отрицал, что недавнее поражение на выборах свидетельствует о падении популярности ПСР, и потребовал тщательной оценки результатов. Политолог Хафид Эззахри в этой связи четко указал, что поражение было явным предупреждением для тех, кто связан с премьер-министром С.Османи, поскольку он  также является генеральным секретарем ПСР  и столкнулся с волной критики после решения Рабата нормализовать отношения с Израилем в обмен на признание США суверенитета Марокко над спорным регионом Западной Сахары. Однако премьер-министр заявил, что решение о налаживании связей с Израилем принимает марокканский монарх, и он и его правительство не в состоянии противостоять решению короля, что конечно никого не убедило. В этой связи предстоящие выборы дадут ответ на очень интересный вопрос: является ли тема нормализации отношений с Израилем приоритетной для местных «братьев» и их сторонников, или же националистическая повестка дня (досье Западной Сахары)  перевешивает все остальные идеологические соображения.

В свою очередь, Партия аутентичности и современности (РАМ), являющаяся крупнейшей правой оппозиционной партией, готовится к участию в выборах и стремится лидировать. Генеральный секретарь РАМ Абделлатиф Вехбе объявил, что его партия имеет большие шансы на победу, подчеркнув при этом «возможность достижения этой цели путем упорной работы и эффективного общения с марокканским народом». РАМ заняла второе место на парламентских выборах 2016 года, получив 102 места в парламенте. В преддверии выборов левая Партия независимости переживает беспрецедентный динамизм в партийных рядах после отставки бывшего генерального секретаря Хамида Шабата. Некоторые связывают отставку Шабата с внутренними разногласиями после того, как его нынешний генеральный секретарь Низар Барака отказался рекомендовать своему предшественнику баллотироваться на местных выборах в округе Фес. Партия, примкнувшая к оппозиции в середине мандата предыдущего правительства (2011-2016 годы), стремится завоевать большое количество голосов. В предыдущих заявлениях средствам массовой информации Барака заявил, что Марокко нуждается в правительстве, которое пользуется доверием и народной поддержкой благодаря активному участию населени в предстоящих выборах, и призвал марокканцев выйти и проголосовать. Правоцентристское Национальное объединение независимых (RNI), входящее в правительственную коалицию, также заявило о своей готовности участвовать в парламентских выборах. RNI, которая была основана 42 года назад, стремится возглавить следующее правительство при поддержке бизнесменов. Она охарактеризована лидером партии Азизом Аханнуши на партийном мероприятии, как «близкий к королевскому дворцу Национальный митинг независимых  технократов, которые достигли отличных результатов во всех производственных секторах».  Аханнуш добавил, что его партия сосредоточена на проектах, которые позволят сельскохозяйственным, коммерческим, промышленным, туристическим и рыбным отраслям достичь беспрецедентного процветания. RNI заняла четвертое место на парламентских выборах 2016 года, получив 37 мест.

Если предстоящие выборы в Марокко  в принципе должны пройти без серьезных сюрпризов, то сама политическая архитектура в монархии нуждается в трансформации. В том числе и прежде всего с точки зрения внесения новых идеологических парадигм дальнейшего развития. По крайней мере, так полагают  ближний круг короля Мухаммеда VI и он сам.   В конце июня,  председатель Специальной комиссии Марокко по модели развития (CSMD) Шакиб Бенмусса, близкий советник  королевского дворца, представил свой соответствующий доклад королю. В некотором роде он стал новой редакцией предыдущего аналитического доклада на эту тему  «Доклад о пятидесятилетии» (2005),  документа откровенно прорежимного.  В новом докладе прежде всего была подчеркнута «роль Конституции 2011 года в подтверждении роли государства с точки зрения основных свобод … основанной на принципе доверия между государственными органами и марокканским обществом». Как полагают местные аналитики, необходимость в новых программных документах возникла в Рабате в связи с непрекращающимся социально-экономическим кризисом и всплеском протестов по всей стране. Король Мухаммед VI в этой связи  пытается за счет новых идеологических установок  ослабить социальные волнения и сохранить свою власть над политической элитой страны, независимо от представительных институтов Марокко. С момента своего вступления на престол в 1999 году Мухаммед VI неоднократно прибегал к услугам внегосударственных комиссий для решения общественных вопросов. На этот раз режиму нужно было обойти вполне реальные риски социального коллапса, предложив так называемую «альтернативу развития». Наделенный практически неограниченными полномочиями, марокканский монарх не несет политической или даже юридической ответственности за свои действия. Поэтому было крайне маловероятно, что CSMD, большинство членов которого близки к королевской семье, поставит в своих аналитических выкладках сомнение абсолютное верховенство монархии. Напротив, члены комиссии, некоторые из которых являются самопровозглашенными «интеллектуалами, приверженными демократическому правлению», а другие – «незаинтересованными научными умами», сознательно акцентировали внимание на «централизованной роли» монарха, чье имя упоминается в докладе 11 раз в связи с его более ранними королевскими речами. Главный тезис – «Институт монархии, символ исторической преемственности и стабильности, является краеугольным камнем, на котором строится это энергичное строительство, обеспечивающее нацию силой и смелостью, необходимыми ей для роста. Суверен, представитель этой общепризнанной сингулярности, гарант равновесия между сильным и справедливым государством и сильным и динамичным обществом, является воплощением лидерства, которое требуется для достижения и выживания великих исторических амбиций». При этом указывается на  амбивалентные отношения между монархией и другими ветвями власти, утверждая при этом, что эти отношения были четко определены Конституцией 2011 года. Несмотря на явный нынешний  кризис в социальной сфере в Марокко и фактах нарушения прав человека (сейчас там на слуху несколько процессов над оппозиционными журналистами) доклад никак не комментирует  вмешательство Министерства внутренних дел в политические, экономические и социальные вопросы. Согласно докладу, «мужчины и женщины Марокко привержены обеспечению приверженности своей нации миру и процветанию» — слова, как под копирку  напоминающие отрывок из текста «сделки века» бывшего президента США Дональда Трампа, также известную, как план «мир к процветанию», которого Марокко придерживалось до принятия решения о нормализации отношений с Израилем. Между тем авторы доклада пытаются выдвинуть идею «патриотизма и привязанности марокканского народа к своей стране», предлагая тезис о том, что «расширение экономических прав и возможностей является условием социальной интеграции и достоинства». Это уже отсылка к последнему миграционному кризису в испанском анклаве Сеута и вообще динамике оттока населения из страны в силу негативных экономических реалий.  Марокко занимает  сейчас 121 место из 189 стран в 2020 году, по данным ПРООН, в рейтинге  Индекса человеческого развития.
С другой стороны, авторы доклада признают, что одним из серьезных тормозов развития является традиционное кумовство и коррупция  и призывают «бороться с сговорами и конфликтами интересов, возникающими из-за отсутствия четких границ между деловыми и политическими кругами и тем самым подрывающими доверие людей к государственным институтам и политическим заинтересованным сторонам». При этом доклад не  рекомендовал применять эти меры безусловно ко всем, включая  деловых партнеров монарха, а также к людям, близким к дворцу, вовлеченным в такие сомнительные дела, как скандал с «панамскими документами».  Доклад носит в этом контексте двойственный и половинчатый характер, чем вообще грешат все практически доклады такого плана, входящие из-под пера дворцовых аналитиков.  Более критически мыслящие местные эксперты сходятся во мнении, что новый идеологический доклад CSMD имеет своей целью, прежде всего, в   преддверии парламентских выборов обеспечить гегемонию короля в формате определения политического курса страны в вопросах развития и роста, по крайней мере, на следующее десятилетие. При этом предыдущие предложения и доклады в рамках проведения конституционных реформ были тихо свернуты и положены под сукно. Иными словами новый доклад очень четко выдвигает на первое место в рамках принятия центральных политических и экономических решений именно фигуру короля без всяких надежд на усиление роли парламента.

51.92MB | MySQL:101 | 0,355sec