Издание «Единый подход Турции к обеспечению безопасности». Часть 6.

В 2020 году в турецкий свет появилась книга «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности». В подзаголовке книги значится «От энергетики – к здравоохранению, от миграции до внутренней и внешней безопасности, многомерная национальная оборона». Книга была издана компанией оборонно-промышленного комплекса STM и созданным при ней издательством Think Tech. Технологический мозговой центр.

Продолжаем разбираться с этим изданием. Часть 5 нашего обзора опубликована на сайте ИБВ по ссылкеhttp://www.iimes.ru/?p=78748#more-78748 .

Напомним, что мы остановились на «китайском факторе», который разбирается турецкими авторами в том духе, что Турция «успешно боролась за то, чтобы не допустить возвращения России (на постсоветском пространстве – И.С.)». Как отмечается авторами, Центральная Азия не вернулась в сферу влияния России, что есть — турецкий успех.

Однако, самой большой альтернативой России на этом пространстве является Китай. При этом, что характерно, турецкие авторы смотрят на китайские возможности не как на безграничные, а как на имеющие достаточно серьезные ограничения. В частности, в плане природных (энергетических) ресурсов. Ещё одна мысль заключается в том, что китайский ВМФ достаточно слаб на фоне своих конкурентов.

И, наконец, возможно самая главная мысль, которую нередко можно слышать о турецких экспертов, заключается в том, что в мире нет никакой многополярности. Есть полюс в виде США, окруженных союзниками. Но тот же Китай не может рассматриваться в качестве полюса, поскольку он – не в состоянии сплотить вокруг себя союзные страны. Так что, он претендует лишь только на то, чтобы называться центром силы. Но, отнюдь, не полноценным полюсом, противостоящим США.

Второй раздел первой главы книги озаглавлен как «Как должна формироваться архитектура безопасности Турции?».

В свою очередь, напомним, что он разбивается на следующие подразделы: «Сложности внешней политики и национальный потенциал сдерживания», «Трансформация, обеспеченная со стороны НАТО», «Турция не может принадлежать никакому из мест», «Изменения турецкой силы», «Большая стратегия США и Генеральный секретариат Совета Национальной безопасности Турции», «Где Турция находится в ядерном мире?», «Правота Турции с точки зрения международного законодательства в своей борьбе в Сирии», «Век неупорядоченности и смысл терроризма «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.)», «Историческое значение операций «Оливковая ветвь» и «Щит Евфрата»», «Важно также продолжать дипломатию», «Необходимость в платформе по разработке стратегии».

Начинаем разбираться с заголовка «Сложности внешней политики и национальный потенциал сдерживания».

Как отмечается авторами, новая парадигма и новый подход ко внешней политике должны подразумевать комплексное управление. И путь к этому, по их словам, проходит через развитие на национальном уровне способности Турции к сдерживанию и способности страны к маневрированию. Отметим сразу, что данная мысль – не нова, в частности, она звучит и в подробно разобранном нами издании для ИБВ, «Большая стратегия Турции», где ровно о том же говорили авторы.

Процитируем авторов: «Внешняя политика – это уже сложное (комплексное) управление. Мы не можем строить односторонний, одновекторный расчет, расчет с одной переменной. Мы должны рассматривать множество переменных».

При этом авторами указывается, что большое влияние на турецкий подход имеет географическое расположение Турции. По их словам, должен проводиться анализ, направленный на разные «географические бассейны», должны приниматься в расчет «различные динамики», «на различных уровнях».

С другой стороны, окружающая среда, если рассматриваться длинный исторический процесс, для Турции и её оборонной сферы и сферы безопасности, несет определенные новшества. Новшество же заключается в следующем: история изменений цивилизации в определенные периоды времени либо ускоряется, либо замедляется. В настоящее время, как отмечается авторами, мы находимся в периоде ускорения.

Обосновывается это следующим образом: в 2008 году, с экономическим кризисов, экономическая система (старая – И.С.) закончила свое существование, возникла новая экономическая система. Эта система проецируется на каждую сферы и, по всей видимости, приведет к более значительным изменениям.

В частности, эти процессы могут рассматриваться с точки зрения технологий оборонно-промышленного комплекса. Как отмечается авторами, как в сфере производства есть возможность исключить преимущество Китая, заключающееся в наличии человеческого капитала, так и в военной сфере это следует сделать ровно таким же образом.

В такой среде, как отмечается необходимым является развивать сдерживающую мощь Турции и её способность к маневрированию. Разумеется, непременно следует развивать разного рода союзы, их требуется оберегать, потому что строить их является делом не простым.

Однако, как пишется авторами, не опираясь излишне на подобные системы в экономическом, военном и в политическом смыслах, приоритет должен отдаваться «потенциалу национального сдерживания». При этом, подчеркивается, что под сдерживанием следует понимать «национальную проекцию силы». Статическое сдерживание является недостаточным. В частности, как пишется авторами, Турции удалось это сделать в Сирии.

Как отмечается турецкими авторами, «одна из парадигм подошла к своему концу». Речь идет о вопросе, которым Турция занимается уже почти 80 лет – речь идет о курдском вопросе. Хотя значительное большинство курдов предпочитают жить в Турецкой Республике. Лишь только одна группа, как пишет издание, настаивает на отделении. Эта группа продолжает свое существование лишь только благодаря той поддержке, которую она получает извне. Как пишется авторами, надо понять, что «этому настал конец». Необходимо увидеть, что парадигма изменилась: Турция за своими границами формирует буфер и обеспечивает свою защиту против определенных вооруженных групп, ведущих определенную деятельность (имея в виду курдский сепаратизм – И.С.). Было важным продемонстрировать это на практике.

Говоря о концепции сдерживания, авторы приводят слова отставного генерала Алпаслана Эрдогана, который говорит, что сдерживание является очень важным с точки зрения демонстрации национальной и военной мощи страны. При этом, впрочем, не стоит ограничиваться лишь только военным аспектом – в равной степени важным представляется и дипломатическое измерение.

Как указывается отставным генералом, «сдерживание формирует свое собственное право». Армии не создаются для того, чтобы постоянно воевать, они нужны для того, чтобы демонстрировать свои возможности. И там, где это не является необходимым, армии не должны ступать на землю. Армии используются только в случаях вынужденности.

В этом смысле, турецким военнослужащим приводится пример продолжающихся проблем Турции в Эгейском море (речь идет о разграничении территориальных вод, а также исключительных экономических зон с Грецией и с Кипром – И.С.). Как пишется автором, (в результате действий Турции в Восточном Средиземном море – И.С.), «немедленно был сделан шаг назад».

Со своей стороны, впрочем, отметим, что, строго говоря, шага назад ни Греция, ни Кипр не сделали. Речь идет о том, что Греция и Кипр заручились поддержкой Европейского Союза, который осуществляет мониторинг турецкой деятельности на 3-месячной основе. В том случае, если Турция продолжит свои действия, ЕС выразил готовность применять по отношению к стране санкции. Не просматривается, во всяком случае на данном историческом отрезке, ситуации, чтобы Турция получила бы доступ к морским территориям, которые она провозгласила своими, и получила бы там возможность проводить разведку и разработку природного газа. Пока об этой ситуации речи не идет. В лучшем для Турции случае, можно вести речь о некоем клинче, в который она вошла с Грецией и с Кипром. Ну и о том, что Турция продемонстрировала, что её намерения в регионе являются вполне серьёзными. Как отмечается отставным турецким военным, серьезность турецких намерений стала понятна, благодаря подходу страны к Ираку и к Сирии.

Как отмечается отставным военным, турецкий потенциал сдерживания продолжается, невзирая на «некоторые пережитые отрицательные моменты». Под этим автором, очевидно, подразумеваются кадровые чистки турецкой армии последних двух десятков лет.

Тем не менее, потенциал турецкого сдерживания, как отмечается автором, продемонстрировал свои возможности в ходе последней по времени операции «Оливковая ветвь» в Сирии.

Цитируем:

«Если то оружие, те машины, те системы, которые используют вооруженные силы, вы произвели, опираясь на собственные возможности, именно тогда никто вам не поставит ограничений, вы можете их использовать по своему усмотрению. Последний по времени пример – это свободное использование БПЛА, а также БПЛА, несущих вооружения. В прошлом, на нас накладывала ограничения Германия, даже на использование бронемашин. Мы все это пережили вместе в ходе борьбы с террором (в восточных и юго-восточных провинциях страны – И.С.). Почему они не могут делать этого в наши дни? Никто в этой сфере вам ничего сделать не может, если у вас хватает силы, если у вас хватает сдерживающей мощи, если вы являетесь обладателями достаточной военной, экономической, политической и дипломатической силы».

Разумеется, уже классическим примером для турок является их программа создания беспилотных летательных аппаратов. Как напоминает отставной турецкий генерал, в 2008 году Турция отправила в США запрос на поставку 4-х несущих вооружения БПЛА. За чем последовал ответ от США с просьбой переформулировать запрос. Повторно он был отправлен в феврале 2009 года. Как отмечается турецким генералом, вплоть до настоящего времени, с 2009 года, этот запрос не был даже передан в Конгресс. При том, что за это время США осуществили поставки этой техники и в Великобританию, и в Италию. Сейчас же ситуация кардинально изменилась: Турция осуществляет свободное использование своих собственных БПЛА, а также имеет возможность, не сталкиваясь с ограничениями, осуществлять их продажу в третьи страны. Этого страна добилась благодаря тому, что она запустила собственное производство техники. И БПЛА стали одним из факторов, который обеспечил успех операции «Оливковая ветвь». С их использованием было уничтожено приблизительно 1000 террористов: половина с использованием лазерных систем наведения на них ВВС страны, половина – с использованием оружия, которое несли сами БПЛА.

Цитируем: «Раньше мы все думали: «То, что делают иностранцы – это хорошо. Если это произведено в США, в Великобритании – это очень хорошая система, это очень хорошее оружие». Теперь же, мы изменили этот подход, но обеспечить этот разворот было совсем не легко».

Следующий раздел книги озаглавлен как «Трансформация, обеспеченная со стороны НАТО».

На самом деле, тема смысла нахождения Турции в НАТО обсуждается внутри страны. Хотя сразу стоит оговориться в том, что большинство турецких экспертов сходятся во мнении в том, что, невзирая на все сложности, Турция не должна рассматривать для себя вариант выхода из Североатлантического альянса. Даже с учетом того, что, допустим, повестки НАТО и Турции в сфере безопасности являются, в значительной степени, расходящимися. Самым главным для Турции здесь, пожалуй, является то, что НАТО не признает Партию демократический союз и Силы народной самообороны в качестве ответвлений / филиалов Рабочей партии Курдистана. То есть, не видит в них террористические организации, а, следовательно, не считает их и угрозами для Турции, как для члена Альянса. Турция предпринимала на НАТО несколько «заходов» по этому поводу, в частности, пытаясь ветировать важные для Альянса решения. Однако, каждый раз, стране приходилось делать шаг назад при том, что её требование о признании ПДС / СНС в качестве террористических организаций так и оставалось неудовлетворённым.

Каждый раз такая ситуация вызывает в Турции к жизни разговоры о том, «не пора ли Турции – на выход из НАТО?». Причем, даже первые лица страны могут в таком духе выразиться. Однако, все эти истории, со всей неизбежностью, заканчиваются на мысли о том, что быть в НАТО для Турции является и полезным, и правильным.

Вот что по этому поводу пишет турецкое издание, которое опять цитирует отставного генерала Алпаслана Эрдогана.

Как отмечается высокопоставленным отставным турецким военным, значительная доля развития Вооруженных сил Турции была обеспечена благодаря нахождению Турции в составе НАТО. И это является самой важной особенностью НАТО – обеспечение проведения реформ. Даже ещё 10-летие назад было Командование по преобразованиям, с которым Турция тесно работала. Как пишет Алпаслан Эрдоган, Турция находится в положении страны, которая преобразуется параллельно с НАТО, которая обеспечила преобразования, как в системе планирования своих сил, так и в вопросе планирования обороны. Именно благодаря НАТО, Турция постепенно ушла от «прусской модели» и перешла к «англосаксонской» и «американской» моделям. Как подчеркивается турецким экспертом, НАТО очень много добавили Турции. В свою очередь, и Турция внесла свою большую лепту в Североатлантический альянс. Как он отмечает, альянсы не воздаются с легкостью, союзы нужны. Нельзя думать в терминах сиюминутных раздражений и обид, и, опираясь на них, говорить о возможности выхода. Необходимо думать долгосрочным образом и хладнокровно.

Следующий раздел озаглавлен как «Турция не может принадлежать никакому из мест». Это в контексте тех дискуссий, которые нередко можно слышать в Турции о том, «с кем Турция должна быть, с Востоком или с Западом?». На этом тему есть немало сторонников у обоих точек зрения.

Первые опираются на идеи о том, что Турция, будучи провозглашена в 1923 году, взяла курс на Запад, в рамках замысла основателя и первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Вторые говорят о том, что Турция совершенно напрасно отказалась от своего национального своеобразия и исторического пути. И, следовательно, ей надо «припасть к живительным истокам своего прошлого». Однако, в турецком руководстве, все же, преобладают вслух озвучиваемые идеи о том, что Турции надо проводить политику так называемых «360 градусов». То есть, извлекать для себя пользу по всем возможным направлениям своих партнёрств.

Свое развитие эти идеи получают и в рассматриваемом нами разделе. С поправкой на то, что нами сейчас наблюдается период хаоса. И в этих условиях, «первоочередной обязанностью страны» является серьезная подготовка с опорой на собственные возможности и на собственный потенциал.

В этом смысле, авторами цитируется профессор международных отношений Билькентского университета Эрсель Айдынлы. Как отмечается турецким профессором, в период хаоса и неопределенности необходимо следовать принципу не полагаться ни на кого, кроме самих себя.

Именно по этой причине, страны должны оценивать свои собственные возможности и силы, они должны рассматривать собственные стратегии и разрабатывать собственные парадигмы. И, в настоящее время, мир переживает один из тех периодов времени, которые в наибольшей степени требуют разработку подобного рода парадигмы.

Вторая особенность, о которой говорит турецкий профессор – это, как раз, «принадлежность» Турецкой Республики. А, точнее, тот факт, что Турция уже не может принадлежать никакому из направлений. В любом случае, сложно описать место в современном мире, с геополитической точки зрения. Как выразился турецкий профессор: «сегодня Турция танцует почти что со всеми, с тем, чтобы ни за кого не выйти замуж». А это предполагает, в свою очередь, то, что страна проводит разнонаправленную, многостороннюю политику, которая предполагает отношения со множеством акторов. Разумеется, кроме этих условий, существует и реальность хаотических и изменяющихся международных отношений.

51.92MB | MySQL:109 | 0,364sec