Американские эксперты о перспективах развития политической ситуации в Ливане на фоне обострения ситуации в сфере безопасности

Как пролагают американские эксперты,   возобновление новых вспышек социальных протестов в Ливане, вызванных годовщиной прошлогоднего взрыва в порту Бейрута, может перерасти в широкомасштабное политическое насилие, если антиправительственные протесты начнут представлять экзистенциальную угрозу для существующих в стране партий. Напомним, что в результате взрыва погибли, по меньшей мере, 214 человек, некоторые из которых до сих пор официально не учтены в правительственных подсчетах, около 6500 получили ранения и 300 000 остались без крова, поскольку десятки тысяч домов были серьезно повреждены. По меньшей мере, 85 человек получили ранения вечером 4 августа в столкновениях между демонстрантами и силами безопасности на бейрутской площади Мучеников во время протестов, посвященных годичной годовщине смертоносного взрыва в порту. Спецназ применил слезоточивый газ, водометы и резиновые пули против демонстрантов, которые кидали камнями в силовиков, сообщает катарский телеканал Al Jazeera. Помимо основных столкновений, члены политической партии «Ливанские силы» (ЛС) нападали на демонстрантов у офисов партии. Взрыв в порту прошлым летом, унесший сотни жизней и разрушивший целые кварталы Бейрута, был вызван случайным возгоранием хранившейся там аммиачной селитры. Грубая халатность правительства вызвала возмущение населения в отношении чиновников, имеющих какое-либо отношение к общественной безопасности или администрации порта, что в конечном итоге вынудило тогдашнего премьер-министра Хасана Диаба уйти в отставку. В годовщину катастрофы 4 августа Human Rights Watch опубликовала доклад, подтверждающий более ранние слухи о том, что Диаб и президент Мишель Аун якобы были проинформированы об опасности взрывчатых материалов, хранящихся в порту до катастрофы, и не приняли никаких мер по перемещению этих материалов. Отметим, что этот доклад, который не подтвержден реальными уликами, подоспел очень вовремя и был оперативно распространен в самом Ливане.  Американские аналитики полагают, что несмотря на то, что последние повремени протесты были локализованными, эти события прошлой недели дают возможную «дорожную карту» для будущего ухудшения обстановки в плане безопасности Ливана в дополнение к потенциальной возможности возобновления межконфессионального насилия. События, связанные со взрывом в порту Бейрута, особенно вероятно, спровоцируют демонстрации против укоренившихся политических элит Ливана, включая «Хизбаллу». В случае будущих протестов по поводу портового вопроса и, в частности, во время будущих годовщин, судебных решений и заявлений о проведении расследований ливанские официальные лица, скорее всего, попытаются сдержать протесты и вмешаться в них, развернув дополнительные силы безопасности и дополнив их воинскими подразделениями. Но силы безопасности страны также все больше маргинализуются, страдая как от низкой оплаты труда, так и от низкого морального духа (армия сейчас питается благодаря только катарской и французской продовольственной помощи), что создает перспективу пробелов в обеспечении безопасности. В среднесрочной перспективе и при достаточной общественной поддержке протестное движение может эволюционировать в рамках  формирования вызова истеблишменту, либо путем создания жизнеспособных новых политических партий, либо путем радикализации и начала нападений на политических деятелей и их сторонников. Есть шанс, хотя и небольшой, что протестное движение сможет объединиться и сформировать новые межсектантские партии, которые могли бы эффективно бросить вызов укоренившимся партиям на выборах 2022 года. Появление таких новых партий, скорее всего, побудит существующие традиционные партии начать кампании запугивания избирателей в преддверии выборов следующего года путем нападения на сотрудников избирательных кампаний и участия в актах запугивания. Если протестное движение начнет скоординированные физические нападения на инфраструктуру существующих партий и на самих политиков и их дома, это также может спровоцировать ремилитаризацию политики в стране, где группы ополченцев, связанные с политическими партиями, либо дополняют, либо вытесняют силы безопасности и используют чрезмерное насилие для борьбы с демонстрациями. Сложившиеся политические партии в Ливане и их сторонники исторически бурно реагировали на политические и физические вызовы своей власти. Например, во время протестов в октябре 2019 года сторонники «Хизбаллы» напали на демонстрантов, протестующих против коррупции. Все эти события накладываются на экономический кризис прежде всего. В прошлую среду, когда страна отмечала первую годовщину взрыва в бейрутском порту, организованная ООН донорская конференция для Ливана попыталась собрать столь необходимые средства для охваченной кризисом страны . Президент США Джо Байден пообещал Ливану дополнительную помощь в размере 100 млн долларов, призвав его провести реформы. «Сегодня я объявляю о выделении почти 100 миллионов долларов на новую гуманитарную помощь. Но никакой внешней помощи никогда не будет достаточно, если ливанские лидеры не возьмут на себя обязательство провести тяжелую, но необходимую работу по реформированию экономики и борьбе с коррупцией», — сказал Байден на виртуальной конференции во главе с Францией. Президент Франции Эммануэль Макрон, который намерен собрать не менее 350 млн долларов в качестве чрезвычайной помощи для бывшей подмандатной территории Франции, заявил, что ливанские лидеры «обязаны своему народу правдой и прозрачностью» в отношении обстоятельств разрушительного взрыва в прошлом году. «Ливанские лидеры, похоже, делают ставку на тупиковую стратегию, о которой я сожалею и считаю ее историческим и моральным провалом», — сказал Макрон в своем вступительном слове в качестве ведущего международной конференции доноров.  Макрон заявил, что Франция предложит (118 млн долларов) французскую помощь и пожертвование в размере 500 000 прививок от коронавируса, в то время как Германия пообещала 40 млн евро (47,5 млн долларов).   У Берлина также были резкие слова в адрес ливанской политической элиты. «Позвольте мне быть откровенным: этот кризис в основном рукотворный. Ливанские политические деятели не оправдали своих обязанностей и законных ожиданий ливанского народа», — заявил на конференции министр иностранных дел ФРГ Хейко Маас. Прошлогодняя конференция после взрыва собрала около 280 млн  долларов, причем чрезвычайная помощь оказывалась вне государственных инструментов распределения  и направлялась через НПО и группы помощи. Новая помощь будет безусловной, заявил офис Макрона, но около 11 млрд долларов, собранных для Ливана в 2018 году, остаются закрытыми и обусловленными проведением ряда реформ. Международное сообщество отказывается подписывать более масштабный план спасения до тех пор, пока в Ливане не будет сформировано новое правительство, приверженное борьбе с коррупцией и проведению экономических реформ. На прошлой неделе ЕС заявил, что готов ввести санкции в отношении членов правящей элиты, которые препятствуют попыткам улучшить управление и подотчетность государственного сектора. Франция уже запретила нескольким ливанским чиновникам въезд на свою территорию, не называя их публично. Три человека, либо близкие к Свободному патриотическому движению, возглавляемому Джебраном Басилем, либо члены его, как утверждают некоторые французские источники, входят в секретный список ливанских граждан, которым запрещен въезд на французскую территорию, который Париж хотел бы расширить еще больше. При этом французские службы упорно молчат по этому вопросу. Министерство иностранных дел не пожелало подтвердить, был ли объявлен запрет на въезд в страну Оскару Ямину, Элиасу Бу Саабу и Салиму Джрейссати. Министерство предпочло бы сохранить свой список запрещенных лиц в секрете, пока оно продолжает вести переговоры со своими европейскими партнерами об общей политике в отношении санкций против некоторых ливанских лидеров. Ямин, возглавляющий ливанские нефтяные компании Coral Oil и Liquigas Liban — обе из которых часто обвиняются в предполагаемых поставках топлива в Сирию,  близок к Джебрану Басилю, лидеру Свободного патриотического движения и зятю ливанского президента Мишеля Ауна. Таким образом, это уже ясный негативный сигнал ливанскому президенту лично. Уже находясь под санкциями США с ноября, Басиль также находится в центре угроз французского МИД о дальнейших санкциях. Сааб занимал пост министра образования, а затем министра обороны. В настоящее время он является депутатом парламента от округа Метн в губернаторстве Маунт-Ливан и близок к президенту Ауну, с которым часто видится. Он также до сих пор имеет связи с британскими дипломатическими кругами в Бейруте, учился в Американском колледже в Лондоне, где жил до основания Американского университета Дубая в 1995 году. Джрейссати также занимал министерские посты в период с 2012 по 2020 год, от труда и юстиции до президентских дел, прежде чем сосредоточиться на своей роли советника Ауна. Политик сейчас является участником судебного разбирательства  во Флориде. В ноябре супружеская пара подала иск, обвиняя  его, Басиля и других высокопоставленных членов Свободного патриотического движения в «похищении, жестоком допросе и жестокой тактике пыток» двух граждан США и Ливана, которые приехали в Ливан для урегулирования вопроса о наследстве. Ливан был без правительства в течение всего прошлого года, после того как Хасан Диаб подал в отставку с поста премьер-министра после взрыва. Бывший назначенный премьер-министр Саад Харири отказался от своих усилий по формированию нового правительства в прошлом месяце после почти 10 месяцев неспособности договориться о его составе с Ауном. Наджиб Микати, богатый бизнесмен, который до этого дважды был премьер-министром, стал новым назначенным премьером 26 июля. В то время как Микати надеялся сформировать кабинет к годовщине взрыва, ссоры из-за постов кабинета продолжаются. Критики утверждают, что никакие существенные изменения в управлении не могут действительно произойти до тех пор, пока одни и те же политические деятели продолжают удерживать власть. До взрыва в порту Бейрута Ливан уже страдал от разрушительного экономического кризиса, который с тех пор обострился и стал одним из «самых тяжелых» в мире с середины 19-го века. На сегодня помимо дефицита лекарств и продовольствия, Ливан сталкивается и с топливным кризисом. Попытки купировать его путем запрещения отгрузки  дизтоплива на ливано-сирийской границе и закупку нефти в Ираке пока результат не дали. Багдад хочет получить оплату натурой за свое топливо в виде ливанской медицинской экспертизы или продуктов питания, которые охваченный кризисом Бейрут не в состоянии предоставить. В этой связи иракские танкеры так и не дошли до Ливана.

На этом фоне произошла очередная вспышка эскалации напряженности между Израилем  и «Хизбаллой». Американские эксперты полагают, что попытка Израиля купировать силовым образом последний по времени   ракетный обстрел со стороны Ливана рискует спровоцировать еще больший конфликт с Бейрутом и «Хизбаллой» на его северной границе, а также вдохновить боевиков из сектора Газа возобновить нападения на его южную границу. Израиль нанес авиаудары по Южному Ливану в ночь на 4 августа, нацелившись на стартовые площадки, с которых накануне были выпущены ракеты по северу Израиля. Министр обороны Израиля Бени Ганц заявил, что нападение было «призвано послать сигнал» палестинской группировке в Ливане, которая, по его мнению, нанесла недавние ракетные удары по Израилю. Ганц также предупредил, что Израиль «может сделать гораздо больше», но выразил надежду, что до этого не дойдет. Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) предупредила Ливан, чтобы он также избегал «дальнейших попыток причинить вред израильскому гражданскому населению». Лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла в свою очередь заявил, что, хотя его группировка до сих пор предпочитала отвечать на израильские авиаудары по открытой местности, в будущем она может применить и другую стратегию, если потребуется. Насралла, выступая на пресс-конференции 7 августа, предостерег Израиль от дальнейших нападений на ее объекты в Южном Ливане после нескольких дней взаимных ударов. «Мы не ищем войны, и мы не хотим идти на войну, но мы готовы к ней», — сказал он, повторив аналогичные комментарии, сделанные израильскими официальными лицами на этой неделе. «Хизбалла» выпустила 19 ракет по израильским силам 6 августа, получив ответный огонь от Израиля на третий день трансграничных атак на фоне обострения экономического кризиса в Ливане. Во время субботней пресс-конференции Насралла сказал, что «Хизбалла» хотела показать, что на израильские авиаудары будет отвечать «надлежащим и пропорциональным образом», добавив, что она может нацелиться на любую открытую территориюв «северной оккупированной Палестине», Галилее или на оккупированных сирийских Голанских высотах. Он также предостерег Израиль от предположения, что «Хизбалла» в настоящее время больше озабочена внутренним кризисом в Ливане. «Для нас ясна наша ответственность, которая заключается в защите нашего народа», — сказал Насралла. Назвав последние события «очень опасным развитием событий», он заявил, что такого уровня напряженности не было достигнуто за 15 лет, ссылаясь на войну Израиля с «Хизбаллой» в 2006 году. 6 августа пресс-секретарь израильских военных подполковник Амнон Шефлер заявил журналистам, что Иран вел огонь по открытым районам на Голанских высотах вместо населенных, «чтобы не обострять ситуацию». Пресс — секретарь заявил, что Израиль ответил «ударом по ракетным пусковым площадкам в Ливане». Позднее в тот же день Госдепартамент США опубликовал заявление, в котором осудил ракетный обстрел «Хизбаллы» «самым решительным образом», отметив, что американские официальные лица продолжают поддерживать отношения с израильскими и ливанскими коллегами, а также с ливанскими вооруженными силами. «Это насилие подвергает риску израильтян и ливанцев и ставит под угрозу стабильность и суверенитет Ливана. Мы призываем ливанское правительство в срочном порядке предотвратить такие нападения и взять этот район под свой контроль», — заявила представитель Госдепа, также призвав ливанское правительство облегчить полный доступ миротворцев ООН в Ливане (ВСООНЛ). Представитель ВСООНЛ назвал последнюю по времени вспышку насилия как «очень серьезную ситуацию», призвав «все стороны прекратить огонь». Израильские нападения на ливанскую территорию относительно редки, и Израиль утверждает, что не наносил таких ударов с 2014 года. Израиль не решается применить силу в Ливане, опасаясь разжечь еще один конфликт с «Хизбаллой», подобный безрезультатной и разрушительной войне 2006 года. «Мы призываем ливанское правительство в срочном порядке предотвратить такие нападения и взять этот район под свой контроль», — продолжила она, также призвав ливанское правительство облегчить полный доступ миротворцев ООН в Ливане. В этой связи отметим, что риск перерастания этой локальной эскалации в полномасштабную войну на сегодня ничтожен. В том числе и по причине четкой позиции Вашингтона.  Как говорят те же источники в Госдепе, Соединенные Штаты уже оказали соответствующее давление на премьер-министра Израиля Нафтали Беннета, чтобы он не менял нынешние правила конфронтации (отвечать военным способом только на открытые обстрелы) с союзным Ирану ливанским движением «Хизбалла», поскольку новый раунд ядерных переговоров между Тегераном и мировыми державами должен начаться в сентябре.  Как следствие, Израиль и «Хизбалла» направили ВСООНЛ сообщения о том, что они не заинтересованы в изменении правил ведения боевых действий после давления на них со стороны Соединенных Штатов и Франции. Потенциальное противостояние на юге Ливана, помимо угрозы осложнения переговорной динамики по СВПД,  также угрожает ливанскому правительству и увеличивает шансы на распад страны, чему Вашингтон и Париж пытаются помешать. Тем временем ряд бывших генералов израильской армии заявили, что ожидают неминуемой военной конфронтации с Ливаном. «Мы идем на региональную войну против Ирана, нам нужно взять инициативу в свои руки», — заявил бывший высокопоставленный офицер израильской армии. Израильская телекомпания «Кан» со ссылкой на свой источник сообщила, что ситуация в Ливане вызывает беспокойство, и теперь стало ясно, что на северной границе открыт фронт. Премьер-министр Израиля Нафтали Беннетт заявил, что с тех пор, как новый президент Ирана Эбрахим Раиси вступил в должность, «иранская агрессия усилилась в каждой точке Ближнего Востока по суше, воздуху и морю». Но это все риторика, тем более в основном отставных военных. А в реальности США сейчас выставили «красные флажки», которые лимитируют ответные меры Израиля на подобного рода инциденты.

51.52MB | MySQL:101 | 0,348sec