Американские политики и эксперты о роли «Хизбаллы» в политической жизни Ливана

Американский сенатор Крис Мерфи заявил 10 августа, что Вашингтон должен деприоритизировать сдерживание против Ирана, сократить свое военное присутствие на Ближнем Востоке, а также призвал Саудовскую Аравию «примириться» с влиянием «Хизбаллы» в Ливане. «Мы должны посмотреть на наши следы безопасности в регионе. Мы тратим миллиарды долларов на размещение огромного количества войск на базах, разбросанных по всему региону. Я не думаю, что это на самом деле отвечает нашим интересам безопасности», — сказал Мерфи во время интервью подкаста Центра стратегических и международных исследований. Сенатор, который является председателем подкомитета Сената по международным отношениям, занимающегося вопросами Ближнего Востока, сказал, что снижение общего «милитаристского следа» в регионе также включает помощь в области безопасности Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), которая, по его словам, не ослабила риск конфликта в регионе. Мерфи сказал, что вместо этого США должны уделять приоритетное внимание возобновлению иранской ядерной сделки — бывший президент Дональд Трамп отказался от соглашения в 2018 году — и достижению других долгосрочных соглашений с Тегераном. «Я думаю, что наличие некоторых успешных долгосрочных дипломатических соглашений между Соединенными Штатами и иранцами поможет укрепить доверие к другим дипломатическим соглашениям, формальным или неформальным, которые, возможно, снизят температуру в регионе. Я не думаю, что наша нынешняя позиция в регионе, когда мы, по сути, даем саудовской стороне все, что ей нужно, на самом деле ведет к этой разрядке или к этому разговору», —  сказал он. Во время подкаста Мерфи также возложил частичную вину за ситуацию в Ливане на участие Саудовской Аравии в борьбе с влиянием «Хизбаллы» внутри Ливана. Ливан страдает от разрушительного экономического кризиса, который обострился и стал одним из «самых тяжелых» в мире с середины 19-го века. «[Саудовцы] глубоко недовольны той ролью, которую играет «Хизбалла». Саудовцы должны смириться с тем, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе — «Хизбалла» станет частью политической инфраструктуры там. Для Саудовской Аравии было бы гораздо лучше быть партнером с Соединенными Штатами, с Францией и другими странами, чтобы попытаться предложить такую экономическую поддержку, которая могла бы спровоцировать политические реформы, которые в конечном итоге позволили бы технократам и несектантским акторам иметь большее влияние в правительстве. Это уменьшило бы влияние «Хизбаллы», — сказал он. В предыдущие годы Саудовская Аравия отменила миллиардную помощь ливанским военным в знак протеста против влияния поддерживаемой Ираном «Хизбаллы». Сенатор также отверг опасения, что сокращение американского военного присутствия и помощи в области безопасности своим союзникам на Ближнем Востоке создаст возможности для геополитических противников Вашингтона, а именно Китая. Он сказал, что США должны «играть жестко» с Эр-Риядом, добавив, что он не верит, что «саудовцы собираются уйти от союза безопасности с Соединенными Штатами. Они никогда не получат от китайцев и русских того, что получают сегодня от Соединенных Штатов.… Они хотят, чтобы мы были жестче с Ираном, но у них нет другого потенциального партнера, такого как Соединенные Штаты». Вопрос о растущем влиянии Китая в регионе был освещен на слушаниях подкомитета Сената по международным отношениям во вторник. Ранее в этом году комитет по международным отношениям выдвинул законопроект, направленный на борьбу с экономическим и военным влиянием Пекина на Ближнем Востоке, которое, по его словам, идет в ущерб интересам национальной безопасности США. Мерфи, однако, отметил, что опасения Китая опередить США есть не в военной сфере, а в сферах развития и экономической помощи — указав на конкретный пример Египта. В Египте Китай создал Суэцкую зону экономического и торгового сотрудничества-экономический и торговый центр, принимающий китайские предприятия и предприятия. Пекин также строит Центральный деловой район в новой административной столице страны. «Все, что мы имеем сейчас в Египте, — это публичный позор и отказ от военной помощи, в то время как китайцы придут с гораздо более значительными экономическими перспективами, чем Соединенные Штаты сегодня», — сказал Мерфи. Мы привели эти высказывания американского сенатора по той простой причине, что они во многом совпадают с основной концепцией внешней политики нынешней администрации США в отношении Ближнего Востока.

Заявления Мерфи в отношении роли «Хизбаллы» в Ливане подкрепляются и основными выкладками влиятельного аналитического центра США «Стратфор». Его эксперты полагают, что подрыв позиции «Хизбаллы» как законного защитника ливанских интересов подвергает ее возрастающим  рискам внутренних вызовов, таких как протестующее население, оппозиционные партии и конкурирующие кланы, что повышает реальность сценария  того, что воинствующая группировка прибегнет к силе, чтобы сохранить свою власть в Ливане. Движение «Хизбалла»  выпустило несколько ракет в сторону Израиля 6 августа во многом для того, чтобы поддержать и укрепить свою репутацию основного ливанского национального движения сопротивления, создав тем самым гипотетический потенциал для эскалации конфликта с израильской армией. В то время как такой сценарий был быстро купирован американцами в первую очередь, поддерживаемая Ираном группировка боевиков и политическая партия столкнулись с заметной критикой за свои действия. В значительном инциденте, когда-то дружественные друзские жители на юге, где доминирует «Хизбалла», захватили ракетную платформу этой партии 6 августа. Несколько дней спустя давний критик «Хизбаллы», патриарх маронитов Бехара Бутрос аль-Раи, призвал ливанскую армию взять под контроль южную границу страны. «Хизбалла»  уже столкнулась с большим внутренним давлением с тех пор, как лиывнское протестное движение вспыхнуло осенью 2019 года. «Хизбалла» — одна из нескольких политических партий в Ливане, которая блокирует глубокие политические реформы, опасаясь, что изменения в государственных расходах подорвут ее способность обеспечивать рабочие места и выделять помощь для своих сторонников, а также выполнять социальный контракт в отношении них с учетом резко упавшей финансовой поддержки со стороны  своего основного спонсора в лице Ирана. В опросе, проведенном в декабре 2020 года, Вашингтонский институт ближневосточной политики обнаружил снижение позитивных настроений в отношении «Хизбаллы» среди ливанских шиитов. Причем число тех, кто сказал, что они придерживаются «очень позитивных» взглядов на эту группу, упали с 83% в 2017 году до 66% в 2020 году. «Хизбалла» также подверглась критике за свое участие в сирийской гражданской войне наряду с Ираном и режимом президента Башара Асада в Дамаске. Некоторые ливанцы опасаются, что сектантский характер сирийского конфликта может распространиться и на их страну. Экономически напряженный Ливан также стал приютом для  1 млн сирийских беженцев, что усилило критику войны в стране. Ливанцы также в целом настороженно относятся к  войне 2006 года с Израилем, которая привела к значительному экономическому ущербу и гибели тысяч людей, что делает их более чувствительными к действиям, которые могут спровоцировать большую военную эскалацию, таким как удары 6 августа, нанесенные «Хизбаллой». Таким образом, позиционирование  «Хизбаллы» себя как основного представителя национального движения сопротивления будет подвергаться более политическим и информационным нападкам в Ливане, но такое повышенное внимание вряд ли изменит ее идентичность как проиранского посредника. Эта критика, вероятно, будет усилена, если Европейский союз во главе с Францией введет новые санкции против правящей элиты Ливана, чтобы заставить ее реформироваться. Имея ограниченные активы на Западе и  подверженные таким санкциям, «Хизбалла» и ее проиранские союзники смогут лучше выдержать этот репутационный удар, чем другие группировки, что будет потенциально вызывать дополнительные разногласия между «Хизбаллой» и некоторыми ее политическими союзниками, такими как Свободное патриотическое движение, лидеры которого регулярно ездят в Европу и США и владеют значительными активами за рубежом. Кроме того, Израиль будет продолжать вести свою тайную войну против Ирана в Сирии, что, вероятно, приведет к потерям «Хизбаллы» в этом процессе, который потенциально может подтолкнуть ее к проведению новых нападений на Израиль из Ливана. Но новые раунды конфликта с Израилем будут непопулярны в Ливане и столкнутся с еще большим общественным протестом на фоне прогрессирующего экономического кризиса. Больше ливанских граждан могли бы даже попытаться напрямую сдерживать военные маневры «Хизбаллы», как жители друзской деревни в недавнем инциденте с захватом ракетной установки. Но, несмотря на эти возросшие ограничения, руководство «Хизбаллы» не будет рисковать своими отношениями ни с Ираном, ни со своими воинствующими сторонниками, и  существенно менять свою прежнюю политику по сдерживанию серьезных и более глубоких политических реформ или началу долгосрочного урегулирования конфликта с Израилем. С 2006 года сама «Хизбалла» неоднократно выражала желание избежать крупной войны с Израилем, но она чувствует себя вынужденной проводить атаки мести за израильские удары по ней в Сирии, а также реагировать на израильские удары по ливанской территории. Эти нападения повышают риск возвращения к войне в стиле 2006 года, особенно если Израиль решит усилить военные операции против «Хизбаллы». От себя отметим, что этот вариант маловероятен, пока Вашингтон делает ставку на реанимацию СВПД.  Чтобы сохранить свою внутреннюю независимость, «Хизбалла», возможно, будет более склонна полагаться на силу для отражения этих вызовов — от запугивания активистов и протестующих до развертывания своих вооруженных бойцов против ливанской оппозиции. «Хизбалла» уже давно использует силу для контроля над шиитским политическим спектром и подавления критики со стороны других конфессий и групп гражданского общества. Однако, если критика в адрес «Хизбаллы» начнет подстегивать новые нападения на ее членов или вмешательство в ее военные операции, она, скорее всего, развернет своих бойцов для поддержания достаточного уровня своей независимости. Использование своих бойцов, таким образом, повысило бы риск прямого столкновения «Хизбаллы»  с соперничающими кланами, сектантскими ополченцами или даже ливанскими военными, втянув страну в серьезную гражданскую войну.  Подозреваемая в причастности «Хизбаллы» к убийству в начале 2021 года известного критика и журналиста Локмана Слима вызвала дальнейшую критику в ее адрес, в то время как протестующие против ливанского истеблишмента требовали, чтобы «Хизбалла» дистанцировалась от Ирана. От себя, однако, добавим, что надежды США на всеобщее восстание ливанского населения против «Хизбаллы»  напрасны. Как в прочем и на то, что на ливанской политической арене появится новые «надконфессиональные» серьезные политические партии, которые могут бросить вызов той же «Хизбалл».

52.01MB | MySQL:101 | 0,336sec