Совет Безопасности ООН о ситуации в Афганистане

Созванное по инициативе Норвегии и Эстонии 16 августа экстренное заседание Совета Безопасности ООН по Афганистану не принесло больших неожиданностей, хотя и представляло повышенный интерес. Думается, интригу в этом событии представляли два взаимосвязанных сюжета.

Первый, в какой степени, c учетом всех сдержек и противовесов внутри Совбеза, ООН обозначет свою позицию в отношении движения Талибан. Речь не идет даже о степени легитимизации талибов в ООН, а скорее о данном и вероятных модальностях взаимоотношений с этим данным.

Второй, насколько Совет Безопасности ООН будет склонен защищать проигравшие силы во внутриафганском конфликте, в первую очередь с точки зрения отстаивания их интересов и претензий на власть. Речь опять таки не идет об уже бывшем президенте А.Гани, бежавшем из страны, и не создании некоего правительства в изгнании. Такая схема, даже если и будет прорабатываться отдельными странами, то точно за стенами Совета Безопасности и видимо без больших шансов на успех. Речь идет скорее всего о тех кланах политического истеблишмента, которые представляют интересы непуштунского населения Афганистана на западе и севере страны. Насколько Совет Безопасности окажется договороспособным для того, чтобы выразить свою поддержку этим проигравшим в сегодняшнем противостоянии силам.

Разумеется, реакция Совета Безопасности ООН и мирового сообщества едва ли способна повлиять на нынешнюю ситуацию в Афганистане. Очевидно, что талибы пришли к власти силовым путем, всерьез и надолго, и не собираются ею делиться, по крайней мере в обозримой перспективе. Однако сам факт позиционирования ведущих держав в Совете Безопасности ООН в отношении «Талибана» весьма примечателен и требует анализа.  Именно на основе этого позиционирования будет вырабатываться общая консенсусная линия мирового сообщества в отношении нового афганского феномена.

В итоге, члены Совета Безопасности ООН приняли совместное заявление, которое оказалась довольно общим и беззубым, несмотря на алармитскую риторику представителя Афганистана в ООН (от старой власти), который призывал не признавать «Талибан» и Исламский Эмират  Афганистан, о котором талибы объявили 15 августа после взятия Кабула, намереваясь вскоре определиться и огласить форму правления в стране.

Тем не менее, риторика Совета Безопасности оказалась менее ожесточенной – он призвал к созданию нового «представительного и инклюзивного правительства», в которое могли бы войти представители различных групп населения, включая женщин. Разумеется, ожидать на этом этапе каких-либо признаний или даже намеков на признание движения «Талибан» как легитимного образования в международном поле было бы преждевременно, но сама отсылка к созданию нового правительства означает, что «Талибану» фактически контролирующему всю страну, по сути передается такая прерогатива организовать и полностью контролировать процесс создания нового правительства в Афганистане.

В итоговом заявлении Совета Безопасности ООН и выступлениях отдельных его членов явно ощущались те противоречия в позициях, которые имеют место в отношении «Талибана». Китай, который наиболее обеспокоен угрозой образования нового очага терроризма у своих границ, высказал надежду на то, что ««Талибан» сможет четко оградить себя от террористических групп», хотя не очень понятно как это можно сделать. В аналогичном ключе выступила и Россия, которая призвала все афганские силы избегать кровопролития и искать политические пути урегулирования.

Не менее интересен и другой пассаж заявления – призыв к «Талибану» и другим группам в Афганистане не поддерживать террористов в других странах. Ну и наконец, традиционная отсылка к необходимости исключительно политического урегулирования ситуации в стране без применения насилия. В данном случае, совершенно бесполезная отсылка, поскольку насилие было применено на предыдущем этапе и теперь «Талибан» контролирует всю территорию Афганистана, а любые взаимоотношения с ним сегодня неизбежно выходят из военного поля в политическое.

Помимо политических мотивов, заявление Совета Безопасности ООН содержало традиционный пакет гуманитарных требований. Прежде всего, речь идет о создании гуманитарного коридора для массовой эвакуации всех нежелающих жить при новом порядке, прежде всего женщин и детей. В заявлении Совета Безопасности ООН прямо не сказано, но подразумевается что от талибов ждут обеспечения безопасности и толерантности в отношении тех, кто тесно сотрудничал с прежней властью и опасается насилия  или возмездия. Это и вооруженные силы, и представители правоохранительных органов и государственные чиновники. По неофициальным, неподтвержденным данным журналистов, такого рода адресные чистки в Кабуле и других крупных городах уже ведутся.

Одновременно, страны опасаются нового миграционного кризиса, если потоки афганских беженцев хлынут через Иран и Центральную Азию в Европу. Об этом высказалась накануне канцлер ФРГ А.Меркель, призвавшая оказать незамедлительную поддержку соседним с Афганистаном странам по приему и размещению беженцев, чтобы избежать сирийского сценария.

Резюмируя, итоговое заявление Совета Безопасности ООН от 16 августа по Афганистану продемонстрировала по меньшей мере растерянность международного сообщества и ООН, и явную неготовность к столь быстрому повороту афганского сценария. Очевидно, это далеко не последняя реакция Совета Безопасности ООН по Афганистану в ближайшие недели, и сейчас мировое сообщество будет пристально наблюдать насколько слова будут расходиться с действиями талибов. Несмотря на внушающие оптимизм первые заявления талибов из Кабула о «миролюбивых намерениях поддержания международных отношений» и обещаний «уважения прав женщин», их реальные действия пока говорят об обратном. По крайней мере, по  свидетельствам очевидцев, в стране вводятся существенные ограничения прав женщин, в гражданскую жизнь вводятся законы шариата, фиксируются частые случаи насилия в отношении женщин и девочек.  Ясно, что после недавнего заявления Совбеза ООН «мяч» перешел на сторону талибов – от них мировое сообщество ждет более четких сигналов о дальнейших намерениях и конкретных шагах по формированию новой власти в Кабуле.

52.78MB | MySQL:104 | 0,338sec