О противостоянии в высшем руководстве Сомали

Приостановление полномочий премьер-министра и увольнению правительственных чиновников является последним по времени в серии столкновений между президентом Сомали Махамедом Абдуллахи Махамедом (Фармаджо) и премьер-министром Махамедом Хусейном Робле, которые дестабилизируют и без того хрупкую политическую обстановку. Фармаджо лишил Робле его полномочий 16 сентября после обвинений в том, что последний  нарушил конституцию, когда он попытался заменить директора Службы национальной безопасности и разведки (СНБР) в начале этого месяца. Конфликт из-за директорства СНБР достиг кульминации  8 сентября, когда Робле отстранил тогдашнего директора Фахада Ясина за его руководство июньским исчезновением и убийством сотрудницы СНБР Икран Талхила Фараха. По сообщениям, Фарах готовилась разоблачить разногласия в руководстве спецслужбы  по поводу подготовки сомалийских войск в Эритрее. Фармаджо и Ясин приписали смерть сотрудницы СНБР «Аш-Шабабу», но боевики-исламисты отрицали какую-либо свою причастность к этому преступлению. Семья погибшей впоследствии подала иск против СНБР и Ясина, обвинив сторонников Фармаджо в этом инциденте. Под предлогом защиты убитой сотрудницы СНБР Робле попытался назначить Башира Махамеда Джаму директором СНБР, что было заблокировано Фармаджо, который вместо этого выбрал Ясина Абдуллахи Махамеда на эту должность. В ответ на конкурирующие назначения со стороны двух центров власти между различными организациями безопасности СНБР возникло военное противостояние. Подразделение «Дуфан», состоящий в основном из перебежчиков из «Аш-Шабаб», лояльных Ясину, столкнулся с подразделениями «Вараан» и «Гаашаан» — двумя группами, обученными Соединенными Штатами и лояльными Робле.  В итоге «Дуфан» в конце концов сдался.

Американские эксперты полагают, что  борьба между Фармаджо и Робле значительно снижает шансы Сомали на проведение долгожданных мирных выборов и передачу власти. В преддверии парламентских и президентских выборов в нижнюю палату парламента, которые были перенесены более чем на год и теперь запланированы на 10 октября, Фармаджо, похоже, пытается захватить власть перед лицом растущих проблем, связанных с его переизбранием. В клановой политической среде в Сомали избирательные споры между различными фракциями имеют тенденцию перерастать в вооруженные конфликты из-за жалоб десятилетней давности. Если эта напряженность не будет быстро устранена, мирные выборы вряд ли состоятся по графику. Насилие за последние три месяца в ответ на растущий раскол внутри правительства было временно подавлено, когда Фармаджо назначил Робле главой службы безопасности на предстоящих выборах; однако, как сообщается, оба они стараются приобрести лояльность  различных вооруженных групп в Могадишо в ожидании новых проявлений насилия.

В этой связи рискнем предположить, что Фармаджо эту гонку уже проиграл. Собственно большинство клановых групп не хотят видеть его и далее в качестве главы государства. Как впрочем, и большинство зарубежных спонсоров и доноров, включая прежде всего Вашингтон и аравийские монархии, что делает его попытки остаться у власти практически ничтожными. Самовольно продлив свой мандат на два года, президент Фармаджо, вступил в рискованную игру.  Этот его шаг был встречен сожалением со стороны основных доноров. Поэтому неудивительно, что сразу же после этого демарша Фарамаджо специальный представитель генерального секретаря ООН Джеймс Свон, координатор ЕС по внешней политике Жозеп Боррель, и новый госсекретарь США Энтони Блинкен, выступили с заявлениями, в которых они его осудили и пригрозили пересмотреть отношения с Сомали, которая не в состоянии выжить без внешней помощи. Попытки Фармаджо уговорить ОАЭ и Катар возобновить его финансирование, которые он предпринял этим летом, провалились.  Вернее, он попытался поменять помощь Дохи на помощь Абу-Даби, но безуспешно. Катар по существу готовится к реальности после Фармаджо, чего он собственно не скрывает.  Бывшая  близость Могадишо к Дохе испортила его отношения с ОАЭ с тех пор, как Абу-Даби разорвал связи с Катаром в 2017 году, и, хотя государства Персидского залива недавно помирились, барьеры между Фармаджо и фактическим правителем ОАЭ принцем Мухаммедом бен Заидом  (MВЗ)  далеки от идеала.

Концовка истории с бывшим главой СНБР Фахадом Ясином, который собственно ранее был главным доверенным лицом Дохи и основным каналом коммуникаций катарцев с Фармаджо, это доказывает. По словам пресс-секретаря президента Сомали Абдирашида Хаши, 17 сентября в Джибути он был задержан. Фахад Ясин, бывший глава СНБР который в течение последних нескольких недель находился в эпицентре политического шторма, безуспешно пытался вернуться в Сомали. Его задержание ( позже он все же вылетел в Могадишо) стал еще одним признаком охлаждения отношений между Джибути и Сомали.  По некоторым данным, Фахад Ясин возвращался через Стамбул в Джибути из столицы Грузии Тбилиси, где он был на прошлой неделе. Он сопровождал туда посла Сомали в Турции Джаму Махамеда, который приехал в Тбилиси, чтобы вручить свои верительные грамоты в качестве посла-нерезидента. Из Анкары Джаму Махамед представляет Сомали не только в Грузии, но также в Туркменистане и Азербайджане. Позже Ясин отправился в Тегеран, прежде чем попытаться вернуться в Могадишо через Джибути. Это надо расценивать как очередной выпад Джибути и ОАЭ в против Фармаджо.  После того как в начале сентября премьер-министр Сомали М.Х.Робле уволил его с поста главы СНБР, Ясин, который близок к Катару и ранее был журналистом «Аль-Джазиры», был назначен Фармаджо на пост советника по безопасности.

52.41MB | MySQL:103 | 0,561sec