О стратегических перспективах Турции на севере Сирии

Турецкие эксперты и аналитики констатируют в последнее время ухудшение стратегических позиций Турции на севере Сирии и увеличение стоящих перед Анкарой вызовов в этом регионе. В начале сирийского кризиса турецкое руководство считало свержение президента Башара Асада делом одного-двух лет, после чего в Дамаске к власти должны были прийти протурецкие «Братья-мусульмане». Вспомним об обещании «помолиться скоро в мечети Омейядов», которое  дал в июле 2012 года турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган. Однако вовлеченность в сирийский кризис обернулась для Турции десятилетним кошмаром с дестабилизацией в районах проживания курдов, 3,6 млн сирийских беженцев, вызывающих все более негативное отношение в турецком обществе, и огромными финансовыми затратами.

Анкара за последние два года так и не сумела установить полный контроль над Идлибом и подавить там джихадистские группировки. Напомним, что по российско-турецкому соглашению, подписанному в марте 2020 года, турецкая сторона обязалась искоренить в анклаве террористов, предоставить сирийскому правительству доступ к стратегическому шоссе М4 и установить по периметру Идлиба зону безопасности шириной в 10-15 километров, исключающую нападения на территории, занятые правительственными войсками. Ни одно из этих обязательств не было выполнено.

Прежде всего, туркам не удалось взять под контроль джихадистов, засевших в Идлибе. Это предполагалось сделать через группировку «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, бывшая «Джебхат ан-Нусра», запрещена в России), перекупленную у Саудовской Аравии. В 2019 году ХТШ в попытке улучшить свой имидж объявила о разрыве связей с «Аль-Каидой» (запрещена в России) и отказе от терроризма. В феврале с.г. лидер группировки Абу Мухаммед аль-Джулани даже появился на турецком телевидении. Он впервые отказался от камуфляжа или традиционной арабской одежды в пользу темно-синего европейского костюма и стильной прически. В интервью американскому репортеру он заявил, что ХТШ не использует пытки против своих политических противников, задерживает только «агентов режима» и разорвала все связи с «Аль-Каидой». Подразумевалось, что ХТШ создала в Идлибе умеренный исламский эмират  под турецким протекторатом и полностью контролирует ситуацию. Однако реальность далека от этой картины.

По информации турецкого журналиста Фехима Таштекина, освещающего сирийский конфликт с 2012 года, так называемая Сирийская национальная армия, созданная турками в октябре 2019 года из различных вооруженных формирований для того, чтобы избежать российско-сирийского наступления на анклав, так и не стала единой регулярной мини-армией сирийской оппозиции. Он остается зонтичной структурой, объединяющей различные вооруженные группировки, конкурирующие между собой. В начале сентября с.г. для укрепления координации межу этими группами был создан Сирийский фронт освобождения в составе «Лива Султан Сулейман Шах», «Лива Мутасим», «Лива Хамза», «Сукур аш-Шималь» и 20-й дивизии. Ранее у этих группировок был общий штаб, но он распался в июле 2021 года. По мнению Таштекина, боевики многих из этих групп превратились в наемников или гангстеров, получающих доходы от войны. К тому же крупнейшая протурецкая группировка «Ахрар аш-Шам» так и не вошла в состав Сирийской национальной армии.

В Анкаре изначально надеялись на то, что установление эмирата «Хайят Тахрир аш-Шам» в Идлибе приведет к тому, что командованию этой группировки удастся подавить других джихадистов. Это позволило бы говорить о выполнении перед Россией обязательств по подавлению террористических групп. В то же время, несмотря на общее руководство ХТШ в анклаве продолжают функционировать не подчиняющиеся ей группировки джихадистов: «Ансар аль-Ислам», «Ансар ат-Тавхид», «Аджнад аль-Кавказ» и Исламское движение Туркестана. Группировка «Хуррас ад-дин», составленная из бывших членов «Джебхат ан-нусры», которые не пожелали порывать с «Аль-Каидой», дезинтегрировалась, но ее фракции продолжают оставаться на территории региона. Усилия ХТШ по ликвидации «Джунд аш-Шам», руководимой чеченскими джихадистами, также не увенчались успехом.

В последнее время эти группировки все чаще стали совершать теракты против турецких военных на территории Идлиба. Складывается парадоксальная ситуация: террористы убивают турок, предоставляющих им щит от наступления Сирии и России. Последняя подобная атака, которая привела к гибели трех турецких военнослужащих, состоялась 11 сентября этого года. Ответственность за нее взяла на себя никому не известная группировка «Лива Ансар Абу Бакр ас-Сиддик». Непонятно, связана ли она с ХТШ или соперничает с этой джихадистской группой. Эта группировка стояла за большинством нападений на турецких военных  в Идлибе в течении последних 12 месяцев. Другой таинственной группировкой является «Хаттаб аш-Шишани», которая трижды нападала на совместные российско-турецкие военные патрули в июле-августе 2020 года. Такое положение дел дает сирийскому правительству и его российским союзникам свободу для маневров и оправдание для ударов по позициям джихадистов в Идлибе. В сентябре такие воздушные удары были нанесены по целям в Дейр Сунбуль и Джебель аз-Завийя в южной части провинции Идлиб, близким к позициям турецких военных, и в Шейх Сулеймане и Дерат Изза в западной части провинции Алеппо.   Неспособность Турции установить эффективный контроль над Идлибом увеличивает риск повторного наступления Сирийской арабской армии для того, чтобы окончательно разобраться с радикальными исламистами, засевшими в этом анклаве.

В то же время турецкое руководство обвиняет во всех убийствах на севере САР исключительно сирийских курдов. Министр национальной обороны Турции Хулуси Аккар во время посещения турецко-сирийской границы после инцидента 11 сентября заявил о том, что «жизни турецких солдат не останутся неотмщенными». В последнее время турки все чаще применяют беспилотники для ударов по курдским Отрядам народной самообороны (ОНС). 19 августа ударом с турецкого дрона на шоссе Камышлы-Амуда был убит ехавший в автомобиле старший полевой командир ОНС Салахеддин Шехаби, известный под псевдонимом Ренас Рож, член Военного Совета СДС  и водитель. Это был первый турецкий удар по представителям ОНС после операции «Источник мира» осенью 2019 года, в ходе которой турецкие войска и союзные им сирийские джихадисты заняли участок между Телль-Абъядом и Рас аль-Айном. Удар произошел после того, как турецкие спецслужбы доложили, что Шехаби, командовавший военным округом ОНС в Хасеке-Камышлы, покинул Хасеке на автомашине. Второй удар произошел позже в Тель-Тамере недалеко от Хасеке по месту сбора командного состава ОНС. Он был нанесен по зданию, ранее использовавшемуся для встреч комсостава ОНС с турецкими генералами. В ходе удара погибли семь полевых командиров ОНС, включая Сосин Бирхат, командующую женским крылом ОНС.

Мнения турецких экспертов о будущей стратегии Анкары в Северной Сирии расходятся. Некоторые из них убеждены, что турецкое правительство устало от покровительства террористам в Идлибе и готово войти в соглашение с Россией, чтобы обменять Идлиб на часть сирийского северо-востока, занятого курдами. При этом целью будет полное подавление вооруженных формирований курдов из ОНС и СДС. Другие аналитики говорят о том, что ни США, ни Россия не дадут правительству Эрдогана уничтожить сирийских курдов полностью. Москва и Вашингтон заблокируют новую турецкую военную операцию на северо-востоке Сирии, поэтому все, что остается турецкой армии – это наносить точечные удары по своему противнику.

52.46MB | MySQL:104 | 0,352sec