О проблемах в американо-саудовских отношениях

Последний месяц продемонстрировал наличие значительных проблем в отношениях между США и  Саудовской Аравией, связанных с тем, что американский президент Джозеф Байден начал пересматривать стратегическое партнерство с Эр-Риядом. Одновременно администрация Байдена прилагает усилия к тому, чтобы Иран вернулся к переговорам по ядерной проблеме в Вене.

Существует несколько факторов, показывающих пересмотр демократической администрацией США американской внешнеполитической линии в Западной Азии, а также ответную негативную реакцию Эр-Рияда.

Во-первых, администрация Байдена сделала важное заявление о выводе из Саудовской Аравии передовых систем противовоздушной обороны – установок THAAD Patriot. Напомним, что данные средства ПВО были размещены в КСА в октябре 2019 года по решению бывшего президента США Дональда Трампа в ответ на воздушные нападения беспилотников йеменских хоуситов на объекты саудовского ТЭК в Абкейке и Хурейсе. Осенью 2019 года несколько тысяч американских военнослужащих были размещены на базе ВВС КСА Принц Султан в 115 километрах от Эр-Рияда. С территории КСА, скорее всего, будут выведены американские военнослужащие, обслуживавшие и охранявшие батареи ПВО. По мнению ведущего научного сотрудника американского Института публичной политики имени Джеймса Бейкера, специалиста по аравийским монархиям Кристиана Ульрихсена, «Представления о новой политики в регионе берут начало в холодной реальности. Эти представления заключаются в том, что нынешнее американское правительство далеко не так сильно заинтересовано в своих союзниках в Заливе, как предыдущие». Судя по всему, это не последняя эвакуация американских войск с Ближнего Востока.  Следующим пунктом будет Ирак, а вслед за ним – Сирия. На днях Пентагон объявил о закрытии 3 из 13 американских военных баз в северо-восточных районах САР, находящихся под контролем сирийских курдов из СДС. Иранские аналитики уверены в том, что главными проигравшими в этом случае станут сирийские курды, не желавшие налаживать нормальные отношения с правительством в Дамаске в надежде на то, что США в любом случае их «прикроют».

Во-вторых, об охлаждении в двусторонних отношениях свидетельствует тот факт, что саудовская сторона отказалась принять в Эр-Рияде министра обороны США Ллойда Остина, который совершал вояж по государствам Персидского залива. После посещения ОАЭ, Катара, Бахрейна и Кувейта он должен был прибыть в КСА, но саудовское правительство посчитало этот визит «несвоевременным». Вероятно, потому что Ллойд Остин не смог бы ответить на вопросы наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана о причинах вывода систем ПВО.

В-третьих, обнаружились намерения администрации Байдена провести ревизию расследования терактов 11 сентября 2001 года. 13 сентября администрация Байдена представила новый 16-страничный доклад ФБР, освещающий связи исполнителей теракта 11 сентября 2001 года с саудовскими подданными, постоянно проживавшими в США. Пресс-служба Белого дома констатировала: «Отредактированный доклад показывает тесные связи между угонщиками самолетов 11 сентября 2001 года и двумя саудовскими подданными, один из которых имел дипломатический статус. Если в октябре 2001 года Комиссия была неспособна связать саудовцев с угонщиками, то нынешний доклад ФБР приводит информацию о многочисленных встречах и телефонных звонках». Документ ФБР не проводит прямой связи между угонщиками и правительством КСА, но наталкивает на размышления в этом направлении. В нем также содержатся сведения о том, что саудовское руководство обладало всей полнотой информации о действиях «Аль-Каиды»  (запрещена в России) в США. Нечего и говорить, что данная информация является значительным ударом по имиджу королевства. Она может также спровоцировать волну исков родственников погибших в результате терактов 11 сентября к саудовскому правительству и санкционные акты американского Конгресса.

В-четвертых, необходимо упомянуть о подписании 23 августа на полях Форума   «Армия-2021» соглашения о военном сотрудничестве между правительствами Российской Федерации и Саудовской Аравии. Подписанию соглашения предшествовала встреча министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу и заместителя министра обороны КСА принца Халеда бен Сальмана (брат наследного принца Мухаммеда бен Сальмана). До настоящего времени историю военно-технического сотрудничества между Саудовской Аравией и Россией нельзя было назвать успешной. В 2017 году было заключено соглашение о поставках в королевство российского оружия на 3 млрд долларов и выдачу КСА лицензий на производство противотанковых ракет «Корнет-ЕМ», ракетных систем залпового огня ТОС-1А, гранатометов  АГС-30 и автоматов Калашникова, но все эти сделки застопорились.  В Эр-Рияде тогда решили, что масштабные закупки российских вооружений могут осложнить отношения КСА с США и не стали вызывать гнев со стороны американских партнеров. В настоящее время ситуация может измениться. Американский военный аналитик Брэндон Патрик, специализирующийся по Ближнему Востоку, в интервью интернет-порталу Breaking Defense  отметил: «Мне кажется, что первым и самым желанным предложением будут российские беспилотники и военные вертолеты.  Эти виды вооружений могут быть относительно легко интегрированы в саудовскую оборонную систему. Такие сделки могут быть также менее раздражающими для Вашингтона, чем приобретение российских истребителей или систем ПВО».

На оперативном ровне большое преимущество России над США и другими традиционными партнерами КСА состоит в том, что Москва более терпимо относится к применению поставляемых ею вооружений. По мнению директора базирующейся в Бейруте консалтинговой компании «Стратегические перспективы Ближнего Востока» Фади Асафа, война в Йемене принесла Саудовской Аравии и ОАЭ многочисленные ограничения, налагаемые традиционными поставщиками на использование летального оружия. По его убеждению, в КСА нуждаются «в нейтрализации условий, ставящихся традиционными экспортерами оружия, и надеются извлечь пользу из более мягкого отношения русских к этим вопросам. Саудиты будут присматриваться к российским системам, протестированным на полях сражений, которые они смогут оптимизировать для собственного использования. Они также хотят производить у себя российские системы вооружений на экспорт». Ливанский эксперт полагает, что США и государства Евросоюза старались не передавать Саудовской Аравии военные технологии. В то же время наследный принц Мухаммед бен Сальман рассчитывает получить их от России, чтобы производить оружие по российским лицензиям.

Эти тенденции внимательно отслеживают в Тегеране. Правительство Эбрахима Раиси, настроенное на заключение ядерной сделки, проявило недавно гибкость при разрешении МАГАТЭ обновить контролирующее оборудование на заводе в Натанзе. Согласно коммюнике, обнародованному в Тегеране 13 сентября и посвященному визиту в иранскую столицу генерального директора МАГАТЭ Рафаэля Гросси: «Инспекторам МАГАТЭ разрешили обслужить оборудование и установить новое, опечатанное печатями МАГАТЭ и Агентства по атомной энергии Исламской Республики Иран». Вроде бы частный случай, но гибкость иранских властей предотвратила введение новых санкций, которые готовили в Совете Безопасности ООН США и их союзники за отказ ИРИ сотрудничать с МАГАТЭ. Есть признаки того, что российская дипломатия координирует с американской (чрезвычайно редкий случай сотрудничества Москвы с Вашингтоном по внешнеполитическим вопросам). Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил об том в ходе визита в Москву американского специального посланника по Ирану Роберта Малли. Он отметил: «Важно, что мы разделяем с американскими партнерами понимание продвинуться вперед на переговорах, которые будут возобновлены с той точки, на которой они были прерваны в июне».

В Москве прогнозируют снятие санкций с Ирана, что подтверждает недавнее выделение Россией иранской стороне займа на 5 млрд долларов на работы на АЭС в Бушере, ТЭС в Ахвазе и строительство железной дороги Инчебурун-Захедан. Последнее свидетельствует, что российское руководство рассматривает возможность превращения Ирана в транспортный хаб, учитывая развитие порта Чабахар. Индийский аналитик, бывший посол Индии в Турции и Кувейте Мелкулангара Бхадракумар пишет по этому поводу: «Россия не стремится стать новым шерифом Ближнего Востока вместо США, но Москва считает, что отдаление США от Саудовской Аравии и потенциальная ядерная сделка США с Ираном могут способствовать усилению российских позиций в регионе».

52.6MB | MySQL:103 | 0,579sec