О вынесении Палатой представителей вотума недоверия ПНЕ на фоне изменения политики Египта в отношении Ливии

Палата представителей (парламент) Ливии 21 сентября вынес вотум недоверия Правительству национального единства, что стало новым ударом по мирным усилиям, поддерживаемым ООН. Представитель ПНЕ сообщил, что,  по меньшей мере 89 из 113 депутатов, присутствующих в восточном городе Тобрук, проголосовали за отказ в доверии ПНЕ временного премьер-министра Абдель Хамида Дбейбы. Этот последний по времени удар по мирным переговорам под эгидой ООН был нанесен в связи с ростом напряженности между ПНЕ, базирующимся в Триполи, и Палатой представителей которая заседает на востоке страны в Тобруке, за три месяца до запланированных национальных выборов. Ранее в этом месяце Палата представителей под руководством спикера Акилы Салеха ратифицировала закон о выборах, который рассматривался как нарушающий надлежащую процедуру и благоприятствующий командующему ЛНА Халифе Хафтару. Высший государственный совет (ВГС), верхняя палата парламента в Триполи, отклонил этот закон 20 сентября. Закон был принят «без законного голосования или консенсуса», заявили в ВГС, призвав отложить президентские выборы на год.
ВГС также быстро отреагировал на голосование в Палате представителей по вотуму недоверия ПНЕ. «ВГС отвергает вотум недоверия Правительству национального единства», — сказал его представитель, добавив, что голосование противоречило соглашению, подписанному в марокканском городе Схират в 2015 году Критики этого шага Акилы Салаха также указали на пункт, предусматривающий, что военные могут участвовать в президентских выборах при условии, что они уйдут со своих постов за три месяца до этого. ПНЕ А.Х.Дбейбы приступило к работе в феврале с мандатом провести выборы в североафриканской стране 24 декабря в рамках процесса под руководством ООН, направленного на прекращение десятилетия насилия после падения режима Муаммара Каддафи. Это произошло после октябрьского перемирия между западными ливийскими войсками и ЛНА Х.Хафтара, который в течение года вел наступление на столицу Триполи, в результате которого погибли тысячи людей.

Весь этот обмен «любезностями» произошел после того, как противоборствующие стороны посетили на прошлой неделе Каир. Каковы итоги? Как полагают французские дипломатические источники, знакомые с ходом этих консультаций, после долгого времени безоговорочной поддержки   Халифы Хафтара президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси теперь готов принять компромиссное решение. Он хочет избежать прямой конфронтации с Турцией и направить свою усилия на другие кризисы, особенно  связанный с проектом плотины «Возрождение» в  Эфиопии на реке Нил. Поездка в Каир, совершенная Халифой Хафтаром  и спикером Палаты представителей Акилой Салахом 14 сентября, а затем премьер-министром ПНЕ А.Х.Дбейбой на следующий день, дала Абдель Фаттаху ас-Сиси возможность ускорить переориентацию египетской политики в Ливии, которую он начал после провала наступления ЛНА на Триполи в апреле 2020 года.   Официально президент АРЕ подтвердил свою поддержку Хафтара, которого он постоянно поддерживал с 2014 года. При этом Х.Хафтар и А.Салех провели личную встречу с А,Ф.ас-Сисси  и главой египетской разведки Аббасом Камелем, , в то время как ливийскому премьер-министру пришлось довольствоваться встречей в аэропорту со своим  египетским коллегой М.Мадбули, с которым он подписал серию в основном технических соглашений о сотрудничестве в области инфраструктуры, электроэнергетики и тому подобное. Несмотря на это показную разницу в приемах, Каир в реальности готов пойти на компромисс для достижения политического решения в Ливии, где статус-кво сохраняется с тех пор, как Дбейба стал премьер-министром, даже если это будет означать значительное сокращение египетской поддержки Хафтара. Поэтому в Каире сейчас никак не  рассчитывают на победу Хафтара на президентских выборах в декабре, проведение которых все еще находятся под большим вопросом. А.Ф.ас-Сиси также хочет возобновить переговоры о воссоединении ливийской армии, которые он инициировал в 2017 году. Однако это означало бы, что командующему ЛНА, по крайней мере, придется формально подчиниться власти правительства в Триполи, что он всегда отказывался делать, или, возможно, даже полностью отказаться от контроля над армией. Изменение позиции Египта частично связано с переориентацией его приоритетов. Никто в Каире не верит, что турецкие войска на западе Ливии будут выведены в ближайшее время. При этом глава А.Ф.ас-Сиси хочет избежать прямой конфронтации с Турцией и ее президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, хотя он обеспокоен его планами по расширению турецкого влияния в Африке. После многих лет войны через посредников в Ливии и других местах Турция и Египет, наконец, начали стремиться к более мирным и прагматичным отношениям. Премьер-министр АРЕ заявил на прошлой неделе, что дипломатические отношения с Турцией могут быть восстановлены в этом году, если будут преодолены нерешенные проблемы, что свидетельствует о осторожно оптимистичном тоне на фоне продолжающихся усилий региональных соперников по прекращению многолетнего раскола. В интервью агентству Bloomberg News премьер-министр Мустафа Мадбули заявил, что «за последние несколько месяцев произошло много подвижек» между Анкарой и Каиром, но нерешенные вопросы остаются. Египетская делегация прибыла в Турцию на прошлой неделе для второго раунда диалога, и две страны потратили последние несколько месяцев на то, чтобы наладить отношения, которые ухудшились в течение последнего десятилетия. По итогам переговоров  министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что в дискуссиях между двумя странами наметился «позитивный импульс».  В целях улучшения двусторонних отношений турецкое правительство в прошлом году отменило вето на деятельность Египта по партнерству с НАТО и прекратило трансляцию политических программ египетскими оппозиционными телеканалами, базирующимися в Стамбуле. Однако Мадбули сказал, что ключевым вопросом для Египта остается участие Турции в  Ливии, стране, которая столкнулась с почти десятилетним конфликтом после свержения многолетнего лидера Муаммара Каддафи в восстании при поддержке НАТО. «Мы хотели бы предоставить ливийцам самим решать свое будущее», — сказал премьер-министр АРЕ, добавив, что «никакие другие страны не должны физически вмешиваться». Высокопоставленный турецкий чиновник ранее на условиях анонимности сообщил, что еще одним нерешенным вопросом между двумя странами был вопрос «будет ли [турецкий] президент Тайип Эрдоган готов пожать руку президенту Египта [Абдель Фаттаху] ас-Сиси или нет». В прошлом Эрдоган несколько раз намекал, что не хотел бы лично встречаться с ас-Сиси, но позволил бы другим членам своего правительства провести переговоры с Каиром. Нынешнее стремление двух стран восстановить отношения является частью более широкой перестройки в регионе после избрания президента США Джо Байдена. То есть, на этом фронте есть пока даже не компромисс, а скорее всего мирная передышка. А.Ф.ас-Сиси также сейчас в первую очередь занят спором с Эфиопией по плотине «Возрождение» на реке Нил. Египет ищет союзников в этом деле, чтобы предоставить Эфиопии как можно меньше возможностей для реализации проекта, который она полностью финансировала сама и над которым она является единственной страной, имеющей контроль. Одним из результатов очень осторожного изменения нынешней политики Египта является то, что управление ливийским направлением перешло из рук в руки. Из-за проницаемости общей границы двух стран это направление рассматривалось почти как вопрос внутренней безопасности и  все вопросы решались исключительно только внутренним кругом структур безопасности, в который входили Аббас Камель, Халед Маджавар, глава военной разведывательной службы «Мухабарат аль-Харбия» и высшее командование армии. Теперь   в качестве полноправного члена этой группы включен и  министр иностранных дел Самех Шукри , что свидетельствует о нарастающем акцентировании Каира именно на дипломатических инструментах работы на ливийском направлении.

52.47MB | MySQL:112 | 0,336sec