О влиянии роста стоимости углеводородов на ситуацию в Алжире

Заметный рост стоимости углеводородов на мировом рынке в 2021 году породил у алжирских властей надежду на то, что период низких цена на нефть и газ прошел, и что страна вновь вернулась в «золотое время нулевых».

На минувшей неделе президент и генеральный директор национальной нефтяной компании Sonatrach Туфик Хеккар в кулуарах рабочей поездки на нефтеперерабатывающий завод в Арзеве (Восточный Оран) заявил, что рассчитывает на получение его компанией от 30 до 33 млрд долларов за 2021 год «в зависимости от изменений на нефтяном рынке».

По его словам, доходы компании в этом году по сравнению с 2020 годом, когда на ее деятельность повлиял ковидный кризис «заметно улучшились».

Туфик Хеккар добавил, что Sonatrach получила доход, эквивалентный показателям 2020 года, менее чем за девять месяцев текущего года: «В период с начала года по 21 августа мы уже получили прибыль в 20 млрд долларов, что эквивалентно доходам за весь 2020 год».

Дополним это заявление июньской декларацией директора по управлению производительностью в Sonatrach Буталеба Мухаммеда Рошди, что за первые 5 месяцев 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020 года экспорт углеводородов, произведенный данной компанией, увеличился на 45% — до 12.6 млрд долларов по сравнению с 8.7 млрд долларов.

По его данным, «Эта сумма была достигнута за счет объема экспортируемых углеводородов, который оценивается в 41 млн тонн нефтяного эквивалента по сравнению с 33 млн тонн нефти, тогда как объем производства, реализованного на внутреннем рынке, достиг 27 тысяч тонн против 25 тысяч тонн в 2020 году».

При этом по его же данным, добыча углеводородов, составила 78 тысяч баррелей в сутки по сравнению с 75 тысячами баррелей за тот же период 2020 года, увеличившись на 4% (по долям распределение составило 22% сырой нефти, 68%– природный газ, 5% – сжиженный газ и 5% – конденсат).

В свою очередь, Министерство финансов АНДР заявило о росте экспорта углеводородов за первые пять месяцев 2021 года на 32.7 по сравнению с аналогичным периодом 2020 года.

Напомним, что принятый в 2021 году закон «О дополнительных финансах» АНДР исходил из расчета экспорта в размере 23.63 млрд долларов за текущий год.

Иными словами, при удачном стечении обстоятельств Алжир может получить сверх ожиданий 9 млрд долларов нефтегазовых доходов.

Причем далеко не весь объем этого роста приходится на природный газ. По данным Национального статистического управления АНДР, цена на сырую нефть повысилась с 52.2 доллара за баррель в 1 квартале 2020 года до 61.7 доллара за баррель в 1 квартале 2021 года, увеличившись на 18.1%.

Напомним, что реализация углеводородов на внешнем рынке дает стране 96 – 97% экспортных поступлений, хотя, по данным ее властей, зависимость от нее Алжира не столь сильная, поскольку якобы это дает ему лишь 30% его финансирования (70% по данным Министерства финансов АНДР дает ему «традиционное» налогообложение).

Заметим, что (опять-таки, опираясь на официальные данные) доля налогообложения углеводородов, составлявшая в 1970-е годы 10% налоговых поступлений, увеличилась к 2020 году до 41%.

Однако по данным независимых экономистов, «традиционное» налогообложение сейчас обеспечивает лишь 54.75% от финансирования страны и все остальное дает реализация на внешнем рынке углеводородов.

Иными словами, тезис представителей властей АНДР относительно начатого преодоления ими зависимости от нефти и газа представляется спорным.

Более того – несмотря на увеличение количественных показателей, обусловленных ростом цен на углеводороды, общее состояние алжирской энергетической отрасли продолжает ухудшаться.

Это свидетельствует из августовского отчета текущего года аналитического агентства Wood Mackenzie, посвятившего свое исследование положению дел на одном из ключевых для Алжира нефтегазовых месторождений – Хасси Мессауд, добыча на котором последние годы неуклонно снижалась.

В частности, новое исследование фактически подтверждает данный тезис и свидетельствует о повышении затрат на его эксплуатацию и как следствие, снижение доходности производства.

Заметим, что в последние месяцы и годы иностранные аналитики уделяют повышенное внимание положению дел на алжирских нефтегазовых месторождениях. Общий вывод для углеводородной отрасли АНДР неутешительный – добыча на ключевых месторождениях нефти и газа в Алжире продолжает сокращаться.

На этом фоне новостей относительно обнаружения и разработки новых крупных источников углеводородов не наблюдается. И хотя на фоне «ковидного» 2020 года алжирская энергетическая отрасль в 2021 году демонстрирует рост, по сравнению с 2019 годом она показывает среднее отставание на 6%.

В этих условиях ожидаемое получение в 2021 году доходов на 9 млрд долларов больше, чем в 2020 году, не дает Алжиру возможности отложить средства после неуклонного снижения показателей нефтегазовой отрасли 2014 – 20 годов.

Во всяком случае, почти все эти средства уже были «съедены» антикризисными мерами. Их направили на борьбу против короновирусной инфекции, минимизацию последствий водного кризиса, масштабных лесных пожаров, спасение предбанкротных предприятий, помощь банковской системе, и закупку дополнительных объемов продовольствия в условиях уменьшения урожая пшеницы и других культур в самом Алжире.

Таким образом, даже в условиях благоприятной ценовой конъюнктуры Алжир не в состоянии кардинально изменить положение с золотовалютными резервами. Накопившиеся проблемы «съедают» случайным образом вырученные средства и все это происходит на фоне все более неопределенного будущего «традиционной» энергетики.

При этом неожиданный «успех» 2021 года алжирской энергетики способен сослужить АНДР «медвежью услугу». Ведь при нынешнем высоком уровне нефтегазовых цен властям страны становится вовсе необязательно проводить кардинальное реформирование собственной углеводородной энергетики и ограничительного законодательства по отношению к иностранным инвесторам.

Между тем, как представляется, столь резкие колебания стоимости природного газа, по мнению представителей алжирского руководства, должно вынудить и других иностранных инвесторов вернуться на местный рынок.

К этой мысли их подталкивает и поведение таких энергогигантов как итальянский и норвежский концерны Eni и Statoil, которые не только не намереваются повторить поведение своих британских коллег, уходящих из Алжира, но и желают даже забрать их долю здесь.

И хотя эта тенденция не получила далее продолжения у других их конкурентов, такая реакция порождает у алжирских лидеров растущие надежды на рост привлекательности своего рынка.

Однако, как известно, за взлетом цен неизбежно следуют падения, к которым Алжир не готов.

Причем ситуация на одном из крупнейших месторождений страны Хасси-Мессауд (равно как и на другом важном источнике нефти и газа – Хасси Р Мель) служит красноречивым сигналом алжирским властям, который они до сих пор реально не восприняли – как известно, снижение производства и увеличение стоимости произведенных там углеводородов происходит далеко не первый год.

И при текущем положении дел на фоне обострения других внутриалжирских проблем страна рано или поздно столкнется с ситуацией, когда объем добываемых и экспортируемых ресурсов уже будет не в состоянии восполнить даже минимальные ее потребности.

52.46MB | MySQL:104 | 0,237sec