Об обострении конфликта между президентом и премьер-министром Сомали

По информации французских источников, противостояние на государственном уровне между президентом Сомали Махаметом Абдуллахи Махаметом (Фармаджо), и его премьер-министром Махаметом Хусейном Робле приобрела такие масштабы, что парализовала подготовку к парламентским и президентским выборам, первоначально запланированным на начало октября. Два политика борются за то, кто назначит директора Службы национальной безопасности и разведки (СНБР). На прошлой неделе Фармаджо зашел так далеко, что лишил главу правительства нанимать и увольнять должностных лиц, обвинив его в принятии « поспешных решений». Это произошло после того, как премьер-министр Мохаммед Хусейн Робле на прошлой неделе отстранил министра внутренней безопасности Хасана Хундубея Джимале и заменил его Абдуллахи Махаметом Нуром. По словам президента, «между ним и премьер-министром нет сейчас никаких рабочих отношений». Ранее премьер-министр отстранил от должности директора СНБР Фахада Ясина, заявив, что он не представил достоверных доказательств расследования предполагаемого убийства сотрудницы СНБР в июне (об этом ниже). Робле назначил Башира Махамета Джаму временным руководителем СНБР, а президент назначил на этот пост Ясина Абдуллахи Махамета. Президент обвинил премьер-министра в нарушении конституции страны, который превысив свой мандат. Обостряющийся раскол между высшими политическими лидерами привлек внимание иностранных миссий на фоне обострения политической напряженности в стране. Иностранные представительства и ООН в совместном заявлении призвали двух лидеров урегулировать свои разногласия, заявив, что раскол может сорвать продолжающийся избирательный процесс. При этом международные эксперты обеспокоены тем, что сомалийское джихадистское движение «Аш-Шабаб» могли бы воспользоваться беспорядками, вызванными этой беспрецедентной ситуацией. Собственно, как в воду глядели. В субботу, по меньшей мере 7 человек, включая военных и гражданских лиц, погибли в столице Сомали в результате взрыва автомобиля террориста-смертника, совершенного на контрольно-пропускном пункте безопасности возле президентского дворца.  «Что нам пока известно, так это то, что, по меньшей мере семь человек, в том числе солдаты, были убиты и более 10 других получили ранения в результате сегодняшнего взрыва заминированного автомобиля смертника в Могадишо», — сказал по телефону после взрыва офицер полиции Абди Хасан Махамет. По его словам, медики и силы безопасности поспешили на место происшествия, раненых доставили в больницы для лечения, добавив, что взрыв также уничтожил несколько транспортных средств и нанес повреждения близлежащим домам.

Рассказывая о том, что он видел на месте взрыве и его последствиях, водитель микроавтобуса и очевидец Гулед Ибрагим сказал: «Взрыв был огромным. После того, как произошел взрыв, началась стрельба. Через несколько минут мы бросились на место происшествия, и это было ужасно, с большой неразберихой». Представитель сомалийской полиции также подтвердил, что нападение было вызвано взрывом автомобиля террориста-смертника. Террористическая группировка «Аш-Шабаб», связанная с «Аль-Каидой» (запрещена в России), взяла на себя ответственность за взрыв вскоре после нападения и заявила, что ее целью был конвой с высокопоставленными правительственными чиновниками, направлявшимися в президентский дворец. «Аш-Шабаб», филиал «Аль-Каиды», также стоял за взрывом грузовика в октябре 2017 года в Могадишо, унесшим около 600 жизней, что стало самым резонансным  нападением в истории страны.

Одна и та же организация всегда формально  стояла за многочисленными подобными нападениями по всей стране, хотя во многих случаях мы видим классическую работу под «чужим флагом», то есть использования бренда «Аш-Шабаб» для сведения собственных счетов между различными группами сомалийской элиты. И в данном случае рискнем предположить, что речь идет именно о таком случае.

В течение последних нескольких дней спикер парламента Сомали Махамет Мурсал Шейх Абдирахман вместе с главой федерального региона Гальмудуг Ахмедом Абди Карие, он же Куркур, пытались заставить президента и премьер-министра вместе работать над какой-либо формой примирения. Они также пользуются поддержкой заместителя спикера нижней палаты парламента Абдивели Шейха Ибрагима Мудея. Прежде чем войти в альянс с Мурсалом, Куркур попытался подойти к проблеме с другой стороны. Работая с президентом Юго-Западного региона  Абдиазизом Лафтагарином, он даже смог уговорить Фармаджо и Робле сесть за один стол вместе. Но из их переговоров ничего не вышло, и 11 сентября  сторонами было официально констатировано, что добиться какого-либо  прогресса не удалось. Хотя открытая вражда Фармаджо и Робле стала публичной только в последние несколько недель, очевидные проблемы в их отношениях назревали в течение нескольких последних месяцев. После официального окончания срока президентских полномочий в феврале Фармаджо потерял всякий авторитет на национальной политической арене, в Африканском союзе и ЕС, был вынужден временно уйти в тень и отступить, позволив премьер-министру Робле взять на себя ответственность за исполнительную власть. В том числе подготовку и проведение предстоящих выборов, которые все время откладываются. Робле при этом всегда громко и ясно заявлял, что у него никогда не было никаких президентских амбиций. Но поездки за границу, в том числе в Кению в начале августа, чтобы навестить президента У.Кенниату (который терпеть не может Фармаджо), а затем в Джибути (президент Гелле также крайне отрицательно настроен к Фармаджо), заставляют многих экспертов, а тем более – самого Фармаджо, сильно  сомневаться в этих заявлениях. Затем напряженность сосредоточилась вокруг Фахада Ясина, бывшего влиятельного главы СНБР и протеже Фармаджо и Катара. Была сильная критика в адрес действий Ясина в отношении СНБР и его методов.  В июле Робле попытался добиться увольнения двух помощников Ясина. Кульминацией этого противостояния  стало объявление 3 сентября о смерти сотрудницы СНБР Икран Тахлиль Фарах при необъяснимых обстоятельствах. Официально она, пропавшая без вести в конце июня, была убита боевиками «Аш-Шабаб». Но ни ее семья, ни большая часть общественности не верят в эту версию. Затем Фармаджо и Робле разошлись во мнениях о том, как следует расследовать смерть Икран Тахлиль Фарах. Президент Фармаджо и Фахад Ясин, который сейчас является его советником по национальной безопасности, хотят создать комиссию, в то время как премьер-министр Робле хочет, чтобы дело передали в военный суд.

55.54MB | MySQL:105 | 0,444sec