Об оценках экспертами МВФ состояния экономики Алжира

3 октября в Алжире завершила свою работу миссия МВФ, проходившая там с 13 сентября и занимавшаяся изучением состояния его экономики. По информации данной организации, миссия носила консультационный характер.

По итогам проведенной работы глава миссии МВФ Женевьева Вердье, одновременно занимающая пост руководителя его отдела по Ближнему Востоку и Центральной Азии, выступила на пресс-конференции, организованной посредством видеосвязи из Вашингтона.

На этот раз по сравнению с подобными предыдущими ежегодными оценками в докладе влиятельной финансовой международной организации появились явные «радужные» нотки.

Так, Ж.Вердье приветствовала меры по алжирского правительства по устранению ограничений на прямые иностранные инвестиции (ПИИ) «и его планы модернизировать правовую инвестиционную базу и создать рыночную конкуренцию».

По ее мнению, это поможет диверсифицировать экономику и снизить ее зависимость от углеводородов, а также стимулировать инвестиции частного сектора и создать рабочие места».

Однако в целом ее доклад носил умеренно-тревожный характер. Ж.Вердье предупредила «о риске экономических дисбалансов в Алжире» на среднесрочную перспективу.

В частности, согласно ее выводам, «сохранение дефицита государственного бюджета приведет к беспрецедентным потребностям в финансировании, истощению валютных резервов и возникновению инфляционных рисков, в том числе угрозе финансовой стабильности и баланса Центрального банка».

При этом по данным экспертов МВФ, «способность алжирских банков кредитовать остальную часть экономики будет сильно затруднена, что приведет к негативным последствиям для общего ее роста и создаст ей дополнительную уязвимость».

Ввиду этого Вердье подчеркнула «настоятельную необходимость восстановления макроэкономической стабильности и пространства для получения маневра, одновременно защищая наиболее уязвимые группы населения и поддерживая восстановление всей экономики. Пандемия и сопутствующее снижение добычи и цен на энергоресурсы оказали на нее серьезные последствия в прошлом году, вызвав резкое сокращение ВВП на 4.9%».

При этом глава миссии МВФ в Алжире приветствовала меры принятые правительством АНДР по смягчению экономических последствий. Среди них отсрочки «по уплате налогов, увеличение расходов на здравоохранение, единовременный перевод средств домохозяйствам с низким доходом, снижение ключевой ставки Центрального банка и коэффициента обязательных резервов, а также смягчение ограничительных правил, применимых к банкам».

Ж.Вердье подчеркнула: «Эти меры помогли защитить экономику, но они недостаточны, ведь пандемия еще больше подчеркнула факторы уязвимости алжирской экономики, и из-за допущенных ранее правительством страны макроэкономических дисбалансов теперь оно имеет сильно ограниченные возможности для маневра».

Еще одну угрозу несет «экспансионистская фискальная политика, проводимая в течение нескольких лет, которая довела общий внешний дефицит до высокого уровня, несмотря на политику алжирских властей по сокращению импорта».

Более того, последнее, по ее оценке «привело к огромным затруднениям в финансировании, которые преимущественно удовлетворяются Центральным банком». В связи с этим МВФ сообщил о росте дефицита бюджета и внешнего дефицита в 2020 году, хотя золотовалютные резервы страны «пока остаются на достаточном уровне».

Однако динамику их сокращения Ж.Вердье назвала тревожной, поскольку всего за год они уменьшились на 14.6 млрд долларов «с 62.8 млрд долларов в 2019 г. до 48.2 млрд долларов к концу 2020 г.»

Заметим, что в 2021 году государственные средства АНДР сократились ниже 40 млрд долларов. Однако сейчас алжирские власти ожидают, что этот год станет переломным для накопления финансов.

В свою очередь, по данным Вердье, в этом году ожидается рост более чем на 3% по сравнению с 2020 годом, чему способствует восстановление цен и уровня добычи углеводородов, особенно ввиду резкого увеличения стоимости на мировом рынке главного экспортного алжирского товара – природного газа.

Но при этом глава миссии МВФ в Алжире прогнозирует, что темпы роста экономики страны при сохранении текущего положения дел в среднесрочной перспективе замедлятся. И такая оценка делается, несмотря на продемонстрированные Алжиром в 2021 году высокие экономические показатели, связанные почти исключительно с ростом стоимости нефти и особенно газа на мировом рынке.

Эксперты МВФ делают свой прогноз «из вероятной эрозии производственных мощностей в энергетическом секторе в контексте сокращения инвестиционных проектов, согласованных в 2020 году, и текущей политики, ограничивающей их возможное кредитование частным сектором».

При этом глава миссии МВФ придерживается мнения, что переход Алжира к новой модели роста потребует осуществления фундаментальных реформ, направленных на повышение прозрачности и институционального управления.

Причем особенно чувствительным всё это будет для простых алжирских потребителей, означая параллельное удорожание стоимости электроэнергии и газа для домашних хозяйств на фоне продолжающегося ускорения среднегодовой инфляции, которая с высокой долей вероятности может заметно превысить чувствительный для барьер в 4.1%.

И это, согласно оценке Вердье, заметно усугубляется в том числе « из-за роста международных цен на продовольствие и летней засухи в Алжире».

Ввиду всего вышесказанного, Вердье выдвигает перед руководством АНДР «настоятельную необходимость реализации всеобъемлющего и согласованного пакета фискальной, денежно-кредитной и валютной политики, чтобы уменьшить уязвимость алжирской экономики. За этим должна последовать в 2022 году общая бюджетная корректировка с целью осуществления приоритетной защиты наиболее уязвимых групп населения, которая должна продлиться несколько лет и не допускать чрезмерного уровня задолженности».

По ее мнению: «Такая корректировка должна подкрепляться политикой, направленной на повышение эффективности сбора налоговых поступлений, сокращение государственных расходов и повышение их эффективности. При этом прямое денежное финансирование из центрального банка должно быть запрещено, чтобы остановить рост инфляции и быстрое истощение валютных резервов, а также крайне необходимо диверсифицировать источники бюджетного финансирования, в том числе за счет использования внешних заимствований».

Последняя фраза, вероятно, является ключевой в этом отношении.

В данном случае Алжиру настойчиво предлагается диверсификация его стратегии финансирования, причем одновременно Вердье сетует, что «на данный момент власти Алжира не открыты для внешнего финансирования», которое бы позволило не только модернизировать энергетическую отрасль, но и реально диверсифицировать доходы страны.

Глава миссии МВФ всё же выражает оптимизм относительно того, что «алжирское государство все же не исключило использования внешнего финансирования для крупных структурных и стратегических проектов».

Далее она рекомендовала отказаться от фиксированного государственного курса обмена валюты в пользу гибкого, добавив, что это поможет повысить его устойчивость экономики к внешним потрясениям, и ужесточить кредитно-денежную политику для сдерживания инфляционного давления.

В тоже время, глава миссии МВФ в Алжире уточняет, что «гибкость обменного курса должна сопровождаться мерами по корректировке бюджета и структурными реформами», — только в этом случае данная мера будет по ее мнению эффективной и она, по мнению Вердье, «правительством Алжира включена в его план структурных реформ».

Причем эта фундаментальная модернизация потребует заметного «повышения прозрачности и управления правовыми, бюджетными и денежно-кредитными институтами во всем государственном секторе (Алжир славится обратным – авт.)». В докладе же содержится рекомендация устранить «барьеры на пути вхождения в формальную экономику».

При этом Ж.Вердье сдержанно похвалила власти АНДР за «улучшение финансового законодательства, являющегося важным шагом в улучшении управления бюджетом и за недавние объявления о планах сокращения административного бремени и предстоящих реформах, направленных на снижение уязвимости к коррупции».

От себя заметим, что ничем не завершающиеся разговоры об алжирских реформах циркулируют в Алжире далеко не первый год, и гарантий, что в 2022 году его власти перейдут от слов к делу, никаких нет.

Между тем, вероятно, самым интересным замечанием со стороны главы миссии МВФ в Алжире служит «прозрачный намек» относительно внешних заимствований и проведенные параллели с состоянием и государственных финансов. И намек этот переводится следующим образом: «Возьмите у нас скорее в долг, и чем раньше, тем лучше. В противном случае при дальнейшем сокращении золотовалютных резервов страны условия предоставления займа будут гораздо хуже».

Заметим, что само алжирское руководство, не без проблем избавившееся в 2000-е годы от внешних долгов 1990-х годов, до сих пор наотрез отказывалось брать иностранные заимствования, которые бы оно могло пустить на модернизацию «кормящего» углеводородного сектора.

Отчасти понять его можно – процент за пользование кредитами от западных международных кредитных структур в Алжире во многом справедливо считается «грабительским».

Более того – руководство АНДР осознает, что их получение означает риск подвергнуться политическому давлению со стороны кредиторов, что чревато для «независимого» внешнего курса страны, которым так любят бравировать ее руководители.

Между тем, в сложившихся условиях они больше интересуются возможностью взять в долг у Китая, который, впрочем, получив соответствующий урок по инвестированию ливийского режима Каддафи, желает дополнительно защитить свои интересы.

Для этого он стремится заручиться предоставлением ему гарантий в виде сырьевых проектов, но больше не углеводородных, а металлургических (железная руда и руды цветных металлов) и фосфатных. Но к этому пока руководство АНДР не было готово.

Однако, возвращаясь к результатам миссии МВФ в Алжире, предположим, что в условиях беспрецедентного роста стоимости природного газа на мировом рынке, многие из сделанных Вердье рекомендаций могут быть пропущены мимо ушей.

При таком раскладе алжирским лидерам вновь начинает казаться, что «тучные нефтегазовые годы вновь вернулись» и потому ничего делать по «иностранной указке» не требуется – достаточно лишь отказаться от пока еще действующих долговременных контрактов и получить баснословные прибыли от нынешних краткосрочных спотовых договоров, и, пользуясь затруднениями Запада, попытаться выкрутить ему руки.

Разумеется, в Алжире помнят полученный десятью годами ранее соответствующий ливийский урок, но рассчитывают на то, что в отличие от Каддафи они смогут избежать его повторения, поскольку они «держали порох сухим» и всячески пестовали свои вооруженные силы.

Но в любом случае, вероятный выбор АНДР в пользу Китая как своего кредитора и его возможное закрепление в Алжире создаст не самое лучшее впечатление в Европе, для которой укрепление Поднебесной у ее южных границ представляет потенциальную угрозу.

Учитывая все вышесказанное, можно предположить, что алжирское руководство пока с высокой долей вероятности будет наблюдать за происходящим на мировом рынке и максимально долго отсрочивать иностранные заимствования, чреватые возможными политическими неприятностями.

Однако достаточно мягкий доклад МВФ по Алжиру свидетельствует о наличии серьезного интереса международных финансовых институтов к этой стране, что дает его лидерам определенную уверенность на то, что он в обозримой перспективе избежит реального столкновения с Западом.

62.42MB | MySQL:101 | 2,278sec