О некоторых факторах, определяющих афганскую политику Турции и противоречиях внутри движения «Талибан»

Правительство Турции выступило против резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), которая требовала участия государств-членов в отношениях с Афганистаном при условии соблюдения талибами прав человека меньшинств, женщин и ЛГБТ-сообщества. 30 сентября 2021 года ПАСЕ обсудила ситуацию в Афганистане и приняла резолюцию, в которой призвала государства-члены, включая Турцию, выполнить рекомендации о том, как обращаться с талибами и афганскими беженцами, покинувшими страну. В резолюцию были внесены поправки, включающие положение об уязвимых группах, таких как меньшинства, женщины и ЛГБТ, и к членам была обращена просьба «ставить любое улучшение их оперативного взаимодействия с «Талибаном» в зависимость от соблюдения прав человека, в частности прав уязвимых групп, таких как меньшинства, женщины и ЛГБТ, и гуманитарного права». По поручению своего правительства Ахмет Йылдыз, глава турецкой делегации в ПАСЕ и член правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР), которую возглавляет президент Реджеп Тайип Эрдоган, заявил о своем несогласии с поправкой ПАСЕ. «Эти поправки могут даже привести к обратным последствиям — давайте будем реалистами. Мы помним, что произошло во время дискуссий по Стамбульской конвенции. Вот почему мы должны быть реалистами и чуткими», — сказал Йылдыз, имея в виду резкий выход Турции из Стамбульской конвенции. 20 марта 2021 года президент Эрдоган издал указ о выходе Турции из Конвенции Совета Европы (СЕ) о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье, более известной как Стамбульская конвенция, международное соглашение, направленное на защиту прав женщин и предотвращение насилия в семье в обществе, что вызвало возмущение в ЕС и международном сообществе. Этот шаг был направлен на мобилизацию исламистской электоральной  базы президента Эрдогана. Турция, первое государство-член, ратифицировавшее конвенцию СЕ, которая была открыта для подписания в Стамбуле во время председательства Турции в этой организации 10 лет назад, по иронии судьбы они также стала первым государством, объявившим о своем выходе из нее. Несмотря на оппозицию Турции поправке к резолюции по Афганистану, ПАСЕ поддержало положение, одобренное Комитетом по политическим вопросам и демократии, касающееся прав человека меньшинств, женщин и ЛГБТ. Турция также выступила против призыва ПАСЕ, в котором она просила государства-члены выполнить свои моральные и юридические обязанности в отношении защиты афганских беженцев и призвала их «ввести гуманитарные визы, временную защиту или специальные визовые программы, особенно для женщин и других уязвимых групп, таких как меньшинства и ЛГБТ». Йылдыз снова выступил на ассамблее, чтобы возразить против этой формулировки, и сказал: «Я не буду повторять свои замечания. Это тот же самый вопрос, о котором я просто напоминаю коллегам, что мы говорим об Афганистане. Ситуация хорошо известна. Давайте будем реалистами». Йылдыз, бывший дипломат, в течение многих лет работал главным советником Эрдогана по внешней политике. Он занимал пост посла Турции в различных странах и был назначен Эрдоганом заместителем министра иностранных дел. На всеобщих выборах 2018 года он баллотировался на место по партийному списку партии Эрдогана и стал законодателем. Затем он был избран главой турецкой делегации в ПАСЕ. Бывший турецкий дипломат собственно озвучил в данном случае позицию самого Эрдогана, поэтому имеется в виду серьезный расчет Анкары на нормализацию отношений с талибами. Выступая 20 июля 2021 года, сам Эрдоган заявил, что его правительство будет вести переговоры с талибами, которые, по его словам, должны чувствовать себя комфортно, вступая в диалог с Турцией, в отличие от США. Он обосновал свои рассуждения, подчеркнув, что «Турция ничего не имеет против идеологии талибов, и поскольку мы не находимся в конфликте с убеждениями талибов, я считаю, что мы можем лучше обсудить и договориться с ними по вопросам». Талибы выразили удовлетворение тем, что сказал Эрдоган, и объявили, что будут рассматривать Турцию как союзника, а не врага после захвата Кабула и укрепления своего контроля над всей страной. Выступая в турецкой телевизионной сети 11 августа 2021 года, президент Турции также сказал: «Наши соответствующие учреждения [имеется в виду турецкая разведка и другие] работают над [Афганистаном], включая проведение некоторых встреч. Может быть, я даже смогу принять у себя лидера талибов». Пока практическим выражением такой политики  помимо очевидной дипломатической поддержки талибов, стало только участие турецких специалистов в техническом обслуживании аэропорта в Кабуле.  Собственно установить более прагматичные отношения пока не получается в том числе и в силу объективных причин.  Несмотря на свою победу, талибы по-прежнему внутренне разделены между сторонниками своего бывшего переговорщика в Дохе Абдулы Гани Барадара и членами радикальной «Сети Хаккани». Несмотря на усилия талибов показать международному сообществу  единый фронт, разногласия продолжают раскалывать их высшее руководство. 11 сентября в президентском дворце разгорелся ожесточенный спор, который вызвал столкновения между телохранителями у здания и вынудил заместителя премьер-министра Абдулу Гани Барадара тайно бежать из дворца. Более того, он оставался вне поля зрения общественности до 15 сентября, когда появился на телевидении. Он даже не смог встретиться с министром иностранных дел Катара Мухаммедом бен Абдель Рахманом Аль Тани, с которым у него тесные личные отношения, когда последний  посетил Кабул 12 сентября. Считается, что ссора 11 сентября произошла между Барадаром и министром по делам беженцев Халилом ар-Рахманом Хаккани, ведущим членом «Сети Хаккани», которая имеет свою базу недалеко от границы с Пакистаном. Хаккани отказывается приписывать какую-либо заслугу в победе талибов 15 августа бывшему переговорщику талибов в Дохе. Министр внутренних дел Сираджуддин Хаккани, возглавляющий «Сеть Хаккани» и имеющий тесные связи с Межведомственной разведкой Пакистана, также указал, что его раздражают лидерские амбиции Барадара. Чтобы попытаться свести на нет усилия последнего, он назначил некоторых своих союзников на ключевые посты, в том числе заместителя министра обороны Абдула Кайюма Закира и заместителя министра внутренних дел Садра Ибрагима. Считается, что сам министр обороны  Мохаммад Якуб, сын основателя движения «Талибан» муллы Омара, также принимал участие в усилиях по отстранению Барадара. Если оставить в стороне личные разногласия между Барадаром и «Сетью Хаккани», которые в значительной степени основаны на отношениях переговорщика с Соединенными Штатами, когда он находился в Дохе, также существуют продолжающиеся идеологические и доктринальные разногласия. Контингент «Сети Хаккани», который был обучен Пакистаном ведению партизанской войны и использованию заминированных автомобилей, не одобряет намерение менее радикальной ветви движения «Талибан» ввести офицеров, работавших на предыдущий режим, в новый аппарат безопасности. Руководство «Сети Хаккани» также категорически отказывается даже косвенно вступать в диалог с Соединенными Штатами.

52.79MB | MySQL:104 | 0,411sec