Американские эксперты о возможной военной операции Турции против курдских сил на севере Сирии

Президент Турции Р.Т.Эрдоган пообещал 11 октября «жестко» ответить на нападение курдских сил YPG на севере Сирии, в результате которого погибли два турецких полицейских. «У нас не осталось терпения в некоторых областях, которые являются источником террористических атак, направленных на нашу страну из Сирии», — сказал он после заседания кабинета министров. «Мы полны решимости устранить угрозы, исходящие из Сирии, нашими собственными средствами. Мы предпримем необходимые шаги в Сирии как можно скорее», — сказал он в телевизионных комментариях.  Два турецких полицейских были убиты и еще два ранены после нападения, предположительно совершенного YPG в Аазазе, где турецкие силы контролируют сирийскую территорию, МВД Турции 10 октября. Полицейские были убиты после того, как силы YPG нанесли удар по их бронетранспортеру управляемой ракетой в районе контролируемом Турцией. Анкара рассматривает YPG как продолжение запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК, признана в Турции как террористическая организация), с которой она уже три десятилетия ведет смертельную войну. РПК ведет вооруженную борьбу против турецкого правительства за большую курдскую автономию с 1984 года. В ходе этого конфликта погибло около 40 000 человек. РПК, которая считается террористической организацией не только  Турцией, но также Европейским союзом и Соединенными Штатами, базируется в горах Кандиль в Ираке, где она часто становится объектом турецких авиаударов. США, однако, не признают YPG террористической группировкой и поддерживают их как составляющую часть возглавляемых курдами Сил демократической Сирии (СДС), которых они обучили и оснастили для борьбы с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России). Поддержка США YPG стала одной из главных горячих точек в турецко-американских отношениях. На прошлой неделе президент США Дж.Байден продлил действие указа времен Д.Трампа, в котором военные кампании Турции в Сирии объявляются чрезвычайным положением в стране, заявив, что они представляют «необычную и чрезвычайную угрозу национальной безопасности и внешней политике Соединенных Штатов». «Ситуация в Сирии и в связи с ней, и в частности действия правительства Турции по проведению военного наступления на северо-востоке Сирии, подрывают кампанию по разгрому ИГ», — говорится в заявлении Белого дома. Турция начала свою первую военную операцию в Сирии в 2016 году в попытке создать буферную зону между своей территорией и территорией, удерживаемой поддерживаемыми США курдскими силами. Затем Анкара провела еще две военные операции против сирийских курдов, одна из которых была нацелена на регион Африн в 2018 году. В последнее время напряженность возросла, поскольку Турция активизировала свою военную кампанию против курдских сил как в Сирии, так и в Ираке. В прошлом месяце Эрдоган обвинил Бретта Макгерка, координатора Совета национальной безопасности США по Ближнему Востоку и Северной Африке, в «поддержке терроризма» из-за его тесной близости с РПК и YPG. Видимо в данном случае имеется в виду визит делегации Госдепа США на север Сирии, во время которого американцы дали гарантии дальнейшей защиты курдских отрядов. Теперь турки пробуют эти гарантии «на зуб», зондируя возможную реакцию Вашингтона на новую широкомасштабную  военную операцию.  Рискнем предположить, что в данном случае идет некая многоходовка, поскольку Анкара совсем не случайно синхронизировала два исключающих друг друга момента. С одной стороны турки угрожают новой военной операцией против сирийских курдов, а с другой просят США продать им военные самолеты. В прошлом месяце Турция направила в Вашингтон письмо с запросом на 40 истребителей F-16 и 80 комплектов для модернизации, цена которых, как полагают, составляет 6 млрд долларов. Этот шаг многих удивил, поскольку в Конгрессе США сохраняется значительная враждебность по отношению к Анкаре за ее региональную политику, а Турция в настоящее время подпадает под санкции CAATSA США после покупки российских С-400. Новая военная именно широкомасштабная операция против курдов весомости этим просьбам точно не прибавит. Более того,  Турция может попросить Соединенные Штаты повторно использовать деньги, которые Анкара уже заплатила за программу истребителей F-35, для покупки и модернизации самолетов F-16, сообщил высокопоставленный турецкий чиновник местной газете.  «Мы могли бы оценить альтернативу расширению нашего парка F-16 и модернизации наших F-16 на деньги, которые мы уже заплатили [за F-35], — сказал Ибрагим Калын, главный советник по вопросам политики и пресс-секретарь президента Турции. Калын сказал, что еще слишком рано говорить о том, будет ли это решением, поскольку переговоры по этому вопросу еще не состоялись.  За последние годы Турция заплатила 1,4 млрд долларов за разработку и производство истребителя пятого поколения F-35. Однако Анкара была исключена из консорциума в 2019 году после покупки российской системы С-400, а Вашингтон утверждал, что чувствительные технологии могут попасть в  руки России.  Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в прошлом месяце заявил, что надеется обсудить досье по F-35 со своим американским коллегой Джо Байденом на встрече G20 в Риме в конце октября. «Мы произвели платеж в размере 1,4 миллиарда долларов, что с этим будет? Мы не заработали — и не зарабатываем — эти деньги легко. Либо они дадут нам наши самолеты, либо они дадут нам деньги», – заявил Эрдоган.  Как только Анкара была исключена из этой программы, ей пришлось перейти к обновлению своего быстро стареющего парка F-16. Она также запустила несколько собственных проектов, таких как истребитель TF-X, который в настоящее время разрабатывается турецкой аэрокосмической промышленностью и британской оружейной компанией BAE Systems, но им потребуется некоторое время для серийного производства. Один турецкий чиновник сказал, что «стареющий парк F-16 Турции, если его не восстановить, может поставить под угрозу не только безопасность Анкары, но и южного фланга НАТО». Вот в принципе суть нынешней риторики Эрдогана, который по сути предлагает не нападать на курдов в обмен на возобновление ВТС с США. Логично было бы предположить, что до встречи в Риме турки на резкие действия в Сирии не пойдут, что при этом совершенно не исключает локальные и точечные военные операции против курдов в тех зонах, где не базируются американские силы.  Это успокоит внутренний электорат и даст туркам новые козыри для будущих переговоров.

Как американские аналитики оценивают перспективы серьезной турецкой операции на севере Сирии? Они полагают, что, если Турция выполнит угрозы нанести ответный удар по курдским силам в Сирии, то это вернет Анкару на путь конфронтации с Россией и сирийским режимом, одновременно обострив ее отношения с Соединенными Штатами.  В ответ на недавнее нападение на турецких полицейских Эрдоган также, по-видимому, намекнул на потенциальное наступление на Таль Рифаат — района, контролируемого курдскими боевиками, к северу от Алеппо, который в течение многих лет выступал в качестве буфера между Дамаском и его союзниками и турецкими силами. В то время как Таль Рифаат не находится под защитой США, другие районы, такие как Манбидж на востоке, находятся под такой защитой. Турция предприняла несколько военных операций в Сирии, чтобы сдержать наступление боевиков, связанных с курдскими Силами народной самообороны (YPG), а также РПК, но турецкие войска не вторгались в Таль Рифаат, оставив анклав под контролем курдов. Американские эксперты полагают, что Турция может рискнуть провести военную операцию в Таль Рифаате, тем более что неоднократные переговоры с Россией не приводили к прекращению нападений курдов за пределами анклаваИз-за недавних жертв и неоднократных неудач в переговорах по прекращению нападений у Анкары появляется все больше стимулов для ответных действий против курдских сил в буферной зоне Таль Рифаат путем ограниченных наземных вторжений и/или авиаударов. Есть вероятность, что Турция также может попытаться оккупировать весь регион Таль Рифаат, что потребует согласия Москвы. Ведь после сильного давления Анкары Россия позволила Турции оккупировать близлежащий Африн в январе 2019 года, отчасти для того, чтобы избежать серьезной военной конфронтации с Анкарой по вопросу о курдских боевиках, что теоретически позволяет предположить, что Москва может пойти на такой шаг снова. В 2019 году поддерживаемые Турцией силы столкнулись с боевиками YPG в Таль Рифаате, но присутствие сирийских и российских войск предотвратило полномасштабное наступление на анклав. Дамаск  поддерживает сохранение буферной зоны отчасти потому, что хочет видеть нападения курдов на турецкие войска и их сирийских союзников, поскольку Режим Б.Асада стремится в конечном итоге изгнать Турцию со своей территории. Курдские силы  в значительной степени избегали борьбы с сирийским правительством и его союзниками на протяжении всей гражданской войны. В ответ на турецкое наступление в октябре 2019 года они помогли облегчить переброску сирийских и российских войск на северо-восток Сирии, чтобы разместить их на позициях, где они могли бы блокировать передвижение турецкой армии. Наступление на Таль Рифаат увеличит риск столкновения турецкой армии с сирийскими и российскими войсками в регионе. Турция не будет напрямую нацеливаться на сирийские или российские войска во время операции в Таль-Рифаате. Но если переговоры не смогут обеспечить их вывод, даже ограниченное нападение создает риск случайных жертв, которые потенциально могут привести все стороны к серьезной военной эскалации. Дамаск будет особенно трудно убедить покинуть территорию, поскольку он хочет максимально подорвать буферные зоны Анкары в Сирии. Курды, тем временем, могут начать ответные атаки внутри самой Турции. Они также попытаются втянуть Дамаск в военную операцию, чтобы ограничить успехи Турции в регионе Таль Рифаате, укрепляя более глубокие связи между курдскими боевиками и режимом Асада, которые могли бы проложить путь к более широкому примирению в будущем.

Нападение на Таль Рифаат также усилило бы внимание США к действиям Турции в Сирии, что подстегнуло бы Вашингтон ввести новые санкции против Анкары. Курдские боевики входят в состав СДС, ключевого союзника Соединенных Штатов в их контртеррористической стратегии в Сирии. Предыдущие военные операции против курдов вызвали антитурецкие настроения в Конгрессе США, особенно наступление, проведенное в октябре 2019 года, в результате которого Турция создала неполную буферную зону вдоль своей границы с Сирией. США будут критически относиться к еще одной турецкой военной операции против курдов, что будет усиливать те голоса в Конгрессе, которые хотят, чтобы США дистанцировались от Анкары из-за ее антикурдского давления в Сирии, Ираке и в самой  Турции.

От себя отметим, что нынешняя администрация США вряд ли рискнет после шквала внутренней критики в отношении «оставления союзников» в Афганистане повторить то же самое в Сирии в отношении курдов. Такие аргументы, вероятно, также придадут смелости призывам к введению американских санкций в отношении Турции в связи с ее общим положением в области прав человека.

52.51MB | MySQL:104 | 0,336sec