Продвижение турецкой военной техники и вооружения как основная цель визита президента Р.Т.Эрдогана в Анголу

Как мы уже сообщали ранее, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган находится в Западной Африке с четырехдневным официальным визитом в Анголу, Нигерию и Того. Продажа оружия и торговые сделки являются «изюминкой» его поездки, на фоне резкого обесценивания  турецкой лиры. Помимо продвижения военных беспилотных летательных аппаратов, произведенных его зятем, Эрдоган предпринимает большие усилия по  лоббированию продажи бронетехники, произведенной турецко-катарским предприятием, которое испытывает серьезные финансовые трудности. Первый этап поездки начался в воскресенье 15 октября в Анголе, где было подписано несколько двусторонних соглашений в области обороны, туризма, внешней торговли и культуры. Выступая на пресс-конференции после встречи с президентом Анголы Мануэлем Гонсалвешем Лоренсу, Эрдоган заявил, что Ангола ранее запросила у Турции БПЛА и что они также обсудили продажу бронетранспортеров «Капри». Во время недавнего визита президента Анголы в Анкару в июле речь также шла о продаже беспилотных летательных аппаратов, и эта тема звучала во время   презентации ему  уровня оборонного экспорта Турции в Управлении оборонной промышленности. Однако на тот момент времени Ангола не была заинтересована в импорте какой-либо турецкой бронетехники. Эрдоган повторил в Луанде обещание, которое он дал  в июле в Анкаре, поддержать Анголу в ее борьбе с терроризмом. При этом Ангола является одной из самых безопасных стран в мире в связи с темой  терроризма, и с 2010 года в стране не происходило серьезных террористических актов. Турецко-катарская компания BMC производит бронетехнику в Турции, которую Эрдоган внес в повестку дня пресс-конференции в Луанде по итогам своих переговоров с ангольским коллегой. Этем Санкак, бизнесмен из ближайшего окружения Эрдогана, купил все акции BMC у Фонда страхования вкладов всего за 300 млн долларов в 2014 году. В то время оппозиция заявила, что продажа была намного ниже рыночной стоимости, и что Эрдоган фактически подарил компанию близкому к нему бизнесмену. Также ходили слухи, что настоящим владельцем компании был сам Эрдоган и что Санкак действовал от его имени. Интересно, что сразу после приобретения Санкак передал 49,9% компании катарской армии за 300 млн долларов и стал главным акционером  BMC с катарцами. Позже Санкак продал 25,1% своих оставшихся акций Талипу Озтюрку, еще одному родственнику Эрдогана. В июне 2021 года Фуат Тосьяли, другой бизнесмен из ближайшего окружения Эрдогана, купил все акции Санкака и Озтюрка, получив в сумме 50,1% акций. Цена продажи составила 480 млн долларов. Отметим, что  Тосьяли владеет рядом предприятий в Анголе по производству железа и стали  с 2020 года.

Лоббистские усилия турецкого президента во время его нынешнего африканского турне не случайны. На прошлой неделе Defense News сообщила, что ведущий производитель бронетехники BMC переживает серьезные «проблемы с ликвидностью» после недавней смены владельца. Компания, в портфеле которой есть многомиллиардный контракт на производство первого в Турции танка нового поколения «Алтай», находится на стадии сокращения неизвестных масштабов, сообщили источники в компании, выступая на условиях анонимности при обсуждении внутренних деталей. Производство 250 танков «Алтай» должно было быть завершено всего через 18 месяцев после подписания контракта правительством Турции и BMC в ноябре 2018 года, но BMC еще не поставила танки Вооруженным силам Турции, хотя эта дата уже прошла. Министр национальной обороны Хулуси Акар, сопровождающий Эрдогана в его турне по Африке, не ответил на вопросы о задержке депутатов от оппозиции во время бюджетной сессии 2021 года. Проект «Алтай» — первая в Турции программа разработки основного боевого танка, которая включает в себя электронные системы управления и управления, 120-миллиметровую пушку и броню, все из которых, как было заявлено, будут изготовлены турецкими оборонными компаниями. В реальности этот проект критически зависит от западных поставок. После отказа немцев и австрийцев поставлять детали для двигателей, турки начали переговоры об этом с южнокорейцами, которые пока закончились ничем.  В итоге стало  ясно, что проект «Алтай» столкнулся с критическими технологическими проблемами, которые повлияли на сроки его производства. Пока не ясно, как будет производиться двигатель танка — немцы не заинтересованы в передаче технологий, а южнокорейские компании еще не достигли той стадии технологической разработки, когда они могут представить конкретное предложение. «Приток денежных средств на нынешнем уровне недостаточен для поддержки функционирования на корпоративном уровне. Мы надеемся, что это лишь временная ситуация»,- признался один из сотрудников BMC в Defense News, а другой обвинил компанию в огромных долгах на момент поглощения. «Мы взяли на себя долговые обязательства, управление которыми стало сложной задачей. Компании нужны новые и значительные контракты», — сказал он.  Пока неясно, будет ли новых заказов (если они вообще состояться)  BMC в результате нынешнего турне Эрдогана по Африке достаточно, чтобы оздоровить финансовую структуру компании. Эрдоган также планирует обратиться за прямой поддержкой для компании к катарской правящей семье, с которой у него имеются тесные связи.

52.5MB | MySQL:102 | 0,551sec