Обострение конфликта Алжира с Марокко и Францией приводит к росту террористической активности в Сахеле

Расширение нападений «Аль-Каиды» (запрещена в России) в Мали угрожает десяткам марокканских водителей грузовиков, которые ежедневно перевозят товары в страны Африки к югу от Сахары. Террористическая группировка нанесла удар по дороге протяженностью 3700 километров в Марокко, и теперь она «стала опасной», согласно отчету, опубликованному испанским информационным агентством (Efe). Все началось с того, что 9 сентября боевики, предположительно связанные с «Аль-Каидой», убили водителя грузовика и его спутника, оба из которых были марокканцами. Нападавшие скрылись после нападения, ничего не взяв с грузовиков, что исключает, что мотивом нападения была кража. Ни одна группировка не взяла на себя ответственность за нападение, но филиалы «Аль-Каиды» признались в совершении аналогичных нападений на марокканских водителей. Чтобы добраться до столицы Мали из Марокко, водители грузовиков проезжают около 3700 километров, что обычно занимает десять дней, если только два водителя не отправятся в поездку, то это займет всего восемь дней, из которых целый день тратится на ожидание в длинных очередях грузовиков на пограничном переходе Гергерат между Западной Сахарой и Мавританией. Оказавшись в Мали, часть груза выгружается в Бамако, который, в свою очередь, является стратегическим транспортным пунктом; Другая часть груза отправляется оттуда в разные страны региона к югу от Сахары: Нигер, Кот-д’Ивуар и Буркина-Фасо. По некоторым оценкам, число марокканских грузовиков, работающих на этой дороге, составляет от 1300 до 1800, в зависимости от сезона. Глава Совета по финансовому транспорту Мали Юсеф Траоре заявил, что террористические группировки «ежедневно совершают нападения на грузовики, курсирующие между малийскими городами и соседними странами. Много нападений происходит между Гао и Севаре (на севере), и никто ничего не компенсирует владельцам». Траоре добавил: «Террористы совершают свои нападения на этой дороге, чтобы наказать водителей грузовиков, которые снабжают Миссию Организации Объединенных Наций в Мали (МИНУСМА) топливом, которое является мишенью для террористов, особенно для сторонников «Аль-Каиды»». В этой связи внесем некоторые уточнения. По оценкам ряда местных экспертов, эти нападения на транспортные конвои, которые осуществляют местные туарегские группы (и в данном случае вторично, какую идеологическую обертку они используют) вызваны, как минимум, двумя причинами.

  1. Это отказ руководства тех самых марокканских водителей платить туарегам за транзит по «их территории».
  2. Это эскалация в последний месяц противостояния между Алжиром и Марокко (как следствие участились нападения на марокканских водителей в ответ на сокращения Рабатом объемов прокачиваемого газа через трубопровод из Алжира через Марокко в Европу и блокирование марокканцами автомобильного транзита из Мавритании через Западную Сахару). Напомним, что алжирские военные имеют через свою агентуру в пресловутой «Аль-Каиде исламского Магриба» (АКИМ)  очень серьезные позиции на севере Мали и обострить ситуацию там через нападения на марокканские грузовики для них большого труда не составляет. Тем более, что алжирские военные совсем не являются альтруистами в этом транзитном бизнесе.

Но помимо бизнеса есть еще и политика. После обострения французско-алжирских отношений в прошлом месяце и закрытия воздушных коридоров для французских военных бортов удар по сухопутной логистике французов является вполне логичным.   Но вот это противостояние имеет и свои неожиданные последствия для отношений Франции и Алжира, если мы имеем в виду вывод французских войск из Мали в связи с переформатированием операции «Бархан» в некую «общеевропейскую» миссию. Напомним, что это  решение Парижа   привело к негодованию Бамако и вызвало спекуляции на тему входа в Мали российской ЧВК «Вагнер».     Бывший высокопоставленный дипломат Мухаммед Ларби Зитут, представитель алжирского оппозиционного движения «Рашад», заявил, что главной причиной последних риторических выпадов  президента Франции Эммануэля Макрона в адрес  Алжира является именно ситуация в Мали. Со стороны алжирских  генералов наблюдается нежелание вводить на север Мали свои собственные войска, и в Елисейском дворце уверены, что именно они помогли ввести российскую ЧВК «Вагнер» в Мали, что угрожает интересам Франции в Африке. Зитут объяснил, что «действия Франции против Алжира не являются чем-то новым. Что нового, так это то, что они исходят напрямую от главы государства, в то время как официальная пропаганда в Алжире утверждает, что Макрон-наш друг».  Напомним, что в начале октября Макрон  обвинил алжирский режим в «разжигании ненависти к Франции». Он также оспаривал существование алжирской нации до начала французской колонизации в 1830 году. «Существовала ли алжирская нация до французской колонизации?», — спросил президент Франции, который указал, что «были предыдущие колонизации», имея в виду присутствие Османской Империи в Алжире между 1514 и 1830 годами. «Я восхищен способностью Турции заставить людей полностью забыть о той роли, которую она играла в Алжире, и о том господстве, которое она осуществляла, и объяснить, что мы единственные колонизаторы. Это здорово. Алжирцы верят в это», — сказал Макрон.   Он заявил, что Турция распространяет «дезинформацию и пропаганду» против его страны в отношении истории до 1962 года. Французский лидер заявил, что его страна должна выпускать публикации на арабском и берберском языках, чтобы противостоять материалам, осуждающим Францию. Заявления Макрона были осуждены алжирским президентом А.Теббуном. Посол АНДР в Париже был отозван для консультаций. Это произошло до того, как Алжир объявил о закрытии своего воздушного пространства для французских военных самолетов. В январе прошлого года члены Народного национального собрания (ННА) в Алжире (нижняя палата алжирского парламента) представили законопроект о криминализации французской колонизации страны в период с 1830 по 1962 год. Два месяца спустя те, кто предложил эту инициативу, призвали главу ННА Сулеймана Шанина начать обсуждение предлагаемого законодательства до голосования. Предыдущая попытка в этом отношении провалилась в 2009 году. По оценкам, в колониальный период в Алжире было убито 5 млн алжирцев. По меньшей мере, 1,5 млн человек были убиты во время войны за независимость между 1954 и 1962 годами. Тысячи людей остаются пропавшими без вести. Франция использовала алжирскую пустыню для испытания своих ядерных бомб, загрязнив сельскую местность. «Конечно, — пояснил Зитут, — мы не можем игнорировать контекст заявлений, сделанных за несколько месяцев до президентских выборов, где Макрон сталкивается с правыми экстремистами, включая Марин Ле Пен и Эрика Земмура, которые соревнуются, кто больше всего может напасть на французских мусульман, особенно из Магриба и Алжира». Зитут сказал, что словесное нападение Макрона на Алжир и его вопросы о его истории, а также его защита колониального правления Франции сводятся к нескольким спорным вопросам. Некоторые из них мимолетны, например, нелегальные алжирские мигранты, проживающие во Франции, которых Париж планирует вернуть в Алжир. Во Франции насчитывается более 200 000 нелегальных алжирских мигрантов. Французское правительство заявило, что собирается депортировать более 8000 алжирцев, которых они считают как нелегальными мигрантами, так и лицами опасными для национальной безопасности. Алжирский режим требовал, что Франция также должна выдавать алжирских оппозиционеров. Это не было принято французами, поскольку их законы препятствуют выдаче политических оппонентов. Поэтому режим в Алжире отказался принимать мигрантов, депортированных из Франции, на что французы ответили сокращением числа виз, выдаваемых алжирцам, на 50%. Другие проблемы имеют более серьезный характер, такие как ситуация в Мали. Последнее, по  мнению Зитута, является основной причиной последних по времени нападок Макрона на алжирский режим. «Случилось так, что [генерал Саид]  Шенгриха отправился в Москву с некоторыми генералами, которые ближе к России, чем он, потому что они проходили обучение в России. Предложение Москвы состоит в том, чтобы Россия на первом этапе вошла в Мали сначала через наемников Вагнера, а затем туда войдет российская армия через своих советников, как это было, например, в Сирии или ЦАР. Несмотря на соперничество с Анкарой по ряду вопросов, Россия сыграла важную роль вместе с турками в изгнании французов из Ливии, точно так же, как русские изгнали французов из Центральной Африки. Последняя российская экспансия в Мали рассматривается во Франции как катастрофа», сказал он. Мали много значит для Франции из-за своего стратегического расположения, отметил экс-дипломат. Юг Мали связан с Западной Африкой, граничит с Нигером, Мавританией, Сенегалом, Гвинеей, Кот-д’Ивуаром и Буркина-Фасо. В этих странах существует много противоречивых интересов. Франция, например, добывает половину своих военных и гражданских потребностей в уране в Нигере, что приобретает принципиальное значение с учетом доли АЭС в энергобалансе страны. И не случайно именно в Нигере сейчас разместились военные базы США (беспилотники) и ФРГ (логистика и материально-техническое снабжение). «В Нигере идет серьезная борьба. Французская компания Areva даже более важна для Франции, чем военные самолеты и линкоры, потому что она поставляет уран, необходимый для гражданского и военного использования».- отметил Зитут. Кроме того, франкоязычные страны Африки и их соседи располагают запасами драгоценных металлов, «наименее ценным из которых является золото». По словам Зитута, Франции известно, что именно группа  военных внутри алжирского режима, возглавляемая Шенгрихой, помогла убедить малийских военных привлечь к малийскому досье сотрудников ЧВК «Вагнер». Тем более, что многие малийские военные учились в СССР и России. «Это оказывает услугу россиянам, которые заявили, что готовы предоставить Алжиру дополнительные финансовые возможности с точки зрения  ВТС. Шенгриха собственно ради этого и приезжал в Москву в прошлом месяце. Присутствие россиян в Мали ослабляет давление Франции на алжирскую армию, что свидетельствует о ее нежелании вступать в бой с вооруженными элементами в других странах», — отметил он. «Мали, — добавил он, — стала переломным моментом для Макрона, потому что российское присутствие в Мали было облегчено Шенгрихой и его окружением. В командовании армии Алжира произошел раскол по этому поводу. Генерал Мухаммед Кайди близок к французам и американцам, в то время как Шенгриха близок к русским.  Макрон намеренно хотел ввести всех в заблуждение своей защитой [президента Алжира Абдельмаджида] Теббуна, в то время как на самом деле он больше защищает Кайди и его сторонников в армии. Пока побеждает линия Шенгрихи и собственно в этом есть своя логика. Алжирцы очень заинтересованы в том, чтобы французы ушли из Мали с ротацией их на российскую ЧВК. Этот момент, кстати, оперативно поможет решить вопрос с нападениями «джихадистов» на конвои, поскольку охранять их будут российские сотрудники ЧВК».  Что касается закрытия воздушного пространства Алжира для французских военных самолетов, Зитут отметил, что «режим в Алжире всегда отказывал в своем воздушном пространстве военным самолетам, которые бомбят Мали и Западную Африку». В данном случае он закрывает воздушное пространство не для всех военных самолетов, а только для тех, которые он описывает как «самолеты, выполняющие военные миссии»; другими словами, те, которые  бомбят Мали и другие африканские территории.

52.82MB | MySQL:104 | 0,380sec