К обострению внутриполитической обстановки в Ливане

В середине октября резко обострилась политическая ситуация в Ливане. Формирование в сентябре нового правительства этой страны во главе с Наджибом Микати породило надежды на прекращение политического кризиса, стабилизацию экономики, а затем и постепенное улучшение макроэкономической и финансовой ситуации. Однако последние по времени события показали глубину раскола между различными политическими силами Ливана, не позволяющую выработать общенациональный курс по выходу из кризиса. Попытки движения «Хизбалла» доминировать в политической жизни страны вызвали ожесточенное сопротивление сил, связанных с Западом и монархиями Персидского залива. На этот раз в авангарде противостояния движению «Хизбалла» оказалось не суннитское движение «Мустакбаль», а правохристианская партия «Ливанские силы» Самира Джааджаа.

12 октября в столичном районе Таюне произошла перестрелка между сторонниками движений «Амаль» и «Хизбалла» с одной стороны и «Ливанских сил» с другой. Кадры этого инцидента напомнили события гражданской войны 1975-1990 годов: снайперы («Ливанских сил»), стреляющие по демонстрантам, боевики, отвечающие выстрелами из толпы, зеваки и журналисты, фотографирующие схватку. Причиной инцидента стало расследование событий 4 октября 2020 года, взрыва в порту Бейрута. Взрыв складов нитрата аммония привел к гибели 215 жителей, ранению 7 тысяч человек, полному разрушению складских помещений порта, в частности элеватора, значительным повреждениям в столичных христианских кварталах Жмайзе и Мар Михаил. В начале октября судья Тарик Битар издал распоряжение о задержании ряда лиц, виновных в неприемлемых условиях хранения этого взрывчатого вещества в бейрутском порту. Среди них оказались высокопоставленные деятели, в том числе бывший министр финансов (2011-2018 годы) Али Хасан Халиль, влиятельный бизнесмен и второе лицо в движении «Амаль». Во время своего пребывания в правительстве Халиль якобы выдал лицензию на хранение нитрата аммония в столичном порту. «Амаль» является давним союзником «Хизбаллы». На начальном этапе две партии соперничали за влияние на шиитскую общину Ливана. В 1987 году между ним даже проходили боевые действия за контроль над бейрутским пригородом Дахие. Однако с 1990-х годов обе партии находятся в коалиции. Альянс с «Амаль» выгоден «Хизбалле» потому что бессменным спикером парламента Ливана с 1992 года является лидер «Амаль» Набих Берри. Руководство этого сильного и умного политика высшим законодательным органом не раз играло на руку «Хизбалле». Таким образом, религиозная и политическая солидарность побудили руководство «Партии Бога» вступиться за своего давнего партнера.

Конфликт из-за решения судьи Битара начался с ожесточенной перепалки на заседании ливанского правительства между представителем «Хизбаллы», министром культуры Мухаммедом Муртадой и министром по делам окружающей среды суннитом Насером Ясином. Затем состоялось выступление генерального секретаря движения «Хизбалла» шейха Хасана Насраллы, в котором он призвал «не политизировать дело о взрыве в порту». Затем один из руководителей «Хизбаллы» Вафик Сафа посетил штаб-квартиру судебной власти Ливана, где призывал председателя Верховного суда и генерального прокурора к освобождению Халиля и других арестованных. Затем наступило кровавое 12 октября, в ходе которого погибли 7 сторонников «Хизбаллы» и «Амаля» и были ранены десятки. При этом руководство «Хизбаллы» утверждает, что шествие сторонников шиитских партий было мирной манифестацией, а боевики «Ливанских сил» стали по этим мирным манифестантам стрелять. Впрочем, истинной причиной конфликта является, конечно, не постановление судьи Битара, а желание США и монархий Персидского залива, прежде всего Саудовской Аравии, сократить влияние «Хизбаллы» на ливанскую политику.  Журналистка газеты Orient le Jour Скарлетт Хаддад обращает внимание на следующую любопытную деталь. Во время визита министра иностранных дел ИРИ Хосейна Амира Абдоллахияна в Ливан 7 октября с.г., во время которого он по традиции посетил не только президента Мишеля Ауна и спикера парламента Набиха Берри, но и Хасана Насраллу, последний принял иранского представителя в новаторском интерьере. На стене в его офисе висел не только флаг «Хизбаллы», но и государственный флаг Ливана. Все это вызвало бурю возмущения среди противников «Хизбаллы». Таким образом, по их мнению, шиитское движение берет на себя функции слабых государственных институтов. Большое беспокойство в движении «Мустакбаль» и «Ливанских силах» вызвала осуществленная в сентябре 2021 года сделка по поставке иранской нефти в Ливан в условиях топливного кризиса. По мнению этих политиков, если раньше альянс «Хизбаллы» с Ираном влиял только на вопросы безопасности и внешней политики, то сейчас он стал затрагивать непосредственно и экономику.

19 октября генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла выступи с заявлением по телеканалу «Аль-Манар», свидетельствующем о предельной серьезности ситуации. Официально выступление было посвящено  предстоящему Дню рождения Пророка Мухаммеда (Мавлюд). Насралла начал свою речь с выражения соболезнования семьям погибшим в Таюне. Он заявил  том, что главной заботой его партии является не допустить повторения событий в Айн ар-Румане (расстрел фалангистами автобуса с палестинцами в апреле 1975 года, послуживший триггером гражданской войны). Он отметил, что причиной событий в Таюне стали действия одной политической партии, которая выставляет себя главным защитником христиан в Ливане, а именно «Ливанских сил». При этом данная партия выполняет зарубежный заказ. Он подчеркнул: ««Ливанские силы2 стремятся разжечь в нашей стране гражданскую войну, которая должна привести к изменению демографического баланса в стране. Эта задача была возложена на партию Самира Джааджаа еще в 2017 году бывшим саудовским министром Тамиром ас-Сабханом (министр КСА по развитию отношений со странами ССАГПЗ, бывший до 2019 года оператором саудовской политики на Ближнем Востоке – авт.)». При этом Насралла обвинил Самира Джааджаа в том, что последний в октябре-ноябре 2017 года предал своего союзника Саада Харири, который был арестован в Саудовской Аравии. «С тех пор язык «Ливанских сил» представляет собой язык вражды и разделения».

Хасан Насралла заявил, что целью «Ливанских сил» и лично Самира Джаджаа является представить «Хизбаллу» врагом христиан, что является безумием. Он напомнил, что вооруженные формирования его партии в Сирии сражались против террористов из «Исламского государства» и «Аль-Каиды», (запрещены в России) проводивших геноцид ближневосточных христиан. При этом он возложил вину на вооружение и финансирование этих организаций на США, Саудовскую Аравию и Израиль. В то же время «Ливанские силы», по его словам, обеспечивали этим группировкам  пропагандистское прикрытие. По его словам, «Хизбалла» в 2017 году поддержала православный проект избирательного закона, а «Ливанские силы» его торпедировали. Хасан Насралла отметил, что до проведения мирной демонстрации «Хизбалла» получила гарантии от ливанской армии, что противостоящие ей группировки не будут оказывать вооруженного сопротивления. Насралла предупредил «Ливанские силы» о том, чтобы они «не играли с огнем». «В случае серьезного обострения ситуации мы можем вывести на улицы не менее ста тысяч хорошо вооруженных и натренированных бойцов», — предупредил Насралла.

Особую тревогу в руководстве «Хизбаллы» вызывают два обстоятельства.

Во-первых, открытое столкновение между «Хизбаллой» и «Ливанскими силами» может подорвать альянс, существующий с 2006 года между шиитским движением и Свободным патриотическим движением (СПД) нынешнего президента Мишеля Ауна.  Несмотря на союз с «Хизбаллой», СПД может предпочесть христианскую солидарность и защиту своих единоверцев маронитов.

Во-вторых, нагнетая напряженность, противники «Хизбаллы» доведут ситуацию до того предела, когда ливанские вооруженные силы будут вынуждены вступить в противоборство с движением, чтобы разоружить его отряды. Ливанская армия на сегодняшний день является единственным государственным институтом, которому доверяет большинство ливанцев. Кровавые события в Бейруте совпали с визитом в Ливан заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд, анонсировавшей увеличение американской помощи ливанской армии, которая в этом году составит 187 млн долларов. Исходя из этого, можно прогнозировать нарастание проамериканских настроений в руководстве ливанской армии.

52.45MB | MySQL:102 | 0,650sec